ИНТЕРВЬЮ: Архиепископ общин апостольской традиции и правозащитник ГРИГОРИЙ МИХНОВ-ВАЙТЕНКО об Украине, уходе из РПЦ МП, правозащите и призвании Церкви в современном мире — Credo.Press

ИНТЕРВЬЮ: Архиепископ общин апостольской традиции и правозащитник ГРИГОРИЙ МИХНОВ-ВАЙТЕНКО об Украине, уходе из РПЦ МП, правозащите и призвании Церкви в современном мире

Архиепископ Григорий Михнов-Вайтенко – очень интересный человек: в непростых условиях российской несвободы он совмещает служение в гонимой, альтернативной Церкви с активной правозащитной деятельностью.

Он родился в 1967 году, его отец – знаменитый поэт-диссидент Александр Галич, которого фактически выдворили из СССР. Учась во ВГИКе в конце советской эпохи, Григорий принял крещение у о. Александра Меня, а затем служил в советской армии на территории Западной Украины, где познакомился с украинской культурой и стал понимать украинский язык. Почти все предки архиепископа как по материнской, так и по отцовской линии происходят из Украины.

Получив кинематографическое образование, работал на телевидении, а в "нулевые" даже возглавлял православный телеканал "Благовест". В этой должности познакомился с достаточно либеральным архиепископом РПЦ МП Львом (Церпицким), который рукоположил Григория в сан священника в 2009 году. Служил в храме св. Георгия в Старой Руссе, в стенах которого в 2014-м отлучил от причастия всех участников, разжигателей и сторонников войны против Украины. Вскоре после этого был вынужден покинуть РПЦ МП и присоединиться к Апостольской Православной Церкви (ныне Объединение общин апостольской традиции), в которой возглавляет Балтийский экзархат. Женат, имеет четырех детей.

Александр Солдатов: Как мы знаем, история вашего выхода из РПЦ МП связана с вашей поездкой в Краматорск в августе 2014 года. Что побудило вас туда поехать?

Архиепископ Григорий Михнов-Вайтенко: Это было сугубо семейное дело. Там жила близкая родственница, и нужно было разобраться, что делать дальше. Положение вещей было совершенно непонятным, потому что не хватало источников объективной информации о ситуации на востоке Украины. К августу Краматорск уже был освобожден украинскими войсками, и я полетел через Киев, чтобы увидеть ситуацию своими глазами. Она оказалась достаточно стабильна, и мы оставили все как есть.

Поскольку я все увидел своими глазами, то моя реакция на события, начавшиеся в конце августа того года, была бурной. Я получил большое впечатление от разговора украинских бойцов, которые возвращались с фронта, когда я уже ехал в Киев на «Интерсити». Их было десять. Они были в форме, и было заметно, что они едут прямо с передовой. А что делают солдаты по всему миру, когда направляются домой? Выпивают. Они разговаривали на разных языках — украинском, русском, суржике, но это не мешало им общаться. Мне было важно услышать, за что они пьют, потому что казалось логичным при таких обстоятельствах пить "за победу". Они пили много, часто, и доминировал один-единственный тост (кроме тостов в память о погибших ребятах) – "За мир!" Это меня совершенно удивило, потому что, как говорится, что у трезвого на уме, то у пьяного на языке.

Когда через две недели случился Иловайский котел, для меня это был двойной удар, потому что я понимал, что эти люди по-настоящему не хотят войны…

А когда все начиналось весной 2014 года, Вы еще питали какие-то иллюзии?

Нет! Так случилось, что у меня много родственников в Украине. Мои предки происходят из Екатеринослава, Юзовки… В 2013 году, почти за полгода до начала Евромайдана, я проехался по архивам в поисках дореволюционных документов о своем роде. Где-то 5 дней я провел в Донецке и 3-4 дня в Днепропетровске (нынешний Днепр). Еще тогда я обратил внимание, что эмоциональный фон в этих двух городах совершенно разный. Дикое напряжение в Донецке и полное спокойствие в Днепропетровске. Создавалось впечатление, что это разные страны, хотя географически города, регионы очень близки. Запечатлелся в памяти разговор, который я имел с водителем в Донецке. Он говорит: "Проклятые киевляне, все захватили...". Я перебиваю: «Подожди! У вас же президент из Донецка». – «Ну и что! А его окружили киевляне, западенцы!» В этом чувствовалось безумие. Я не удивлюсь, если узнаю, что вскоре он стал «шахтером», который пошел с оружием против Украины. Он полностью повторял все тезисы кремлевской пропаганды, что "мы - россияне, стремимся быть с Россией, а не с Киевом".

Понятно, что с 90-х годов в Крыму и на Донбассе была определенная прослойка населения, которая была недовольна, что они в Украине на положении "младшего брата".

Сейчас они жалуются, что им стало еще хуже. Пожалуй, это диагноз – люмпенизация?

Безусловно! Когда начали развиваться события на востоке Украины, у меня уже было стабильное впечатление, что мы имеем дело с масштабной пропагандой, провокацией, а не с объективной проблемой. Условно я могу представить, что в разных странах существуют разные проблемные территории с каким-то народом рахинджа, которому не очень хорошо живется в той или иной стране. С Донбассом и Крымом было очевидно, что это проблема в головах, а не в реальности. Подчеркну еще раз тот поразительный контраст, который я увидел между Донецкой и Днепропетровской областями, где массово обнаруживались две противоположные картины мира.

В советской армии я служил в Ивано-Франковске, поэтому язык понимаю, хотя говорить мне трудно. Перед путешествием 2014 года мне было немного дискомфортно, потому что шли разговоры о недопуске российских граждан в Украину или о проблемах с российскими властями по возвращении. Тем более, я направлялся в прифронтовую зону, да еще и был действующим попом Московского патриархата из Новгородской епархии. Но я не встретил никаких проблем в Украине! Единственный случай был, когда в Краматорске я попытался посетить храм Московского патриархата, но настоятель меня практически выгнал: "Не надо здесь ходить, это только для своих!" Как быстро он определил, что я не свой... Остальные разговоры, хоть и были эмоциональными, но были направлены не против меня как россиянина, а против власти, без перехода на личности. Это многое говорит о характере украинского народа, о чем я уже знал с середины 80-х.

Когда я служил в Галичине, мы обслуживали как полк связи весь Прикарпатский военный округ, и однажды нас забросили в какое-то село под Ужгородом. Почему-то нас заставили собирать картофель. Вдруг приехал новый комполка, а я был "дедом" и выглядел соответственно - "не по уставу". Он на меня набросился, начал угрожать и отдал приказ – через 15 минут побриться и привести себя в порядок. Я пошел в сторону домов местных жителей - крестьян. А нас категорически предупреждали: "В одиночку не ходить, это партизанский край, здесь бандеры". Рассказывали ужасы о солдате из соседней части, который пошел к местным и не вернулся… Поэтому я немного опасался, осознавая, что советского солдата здесь не должны любить. В итоге: мне предоставили бритвенный станок, меня накормили, напоили, и когда я через два часа вернулся, командира полка уже не было. Но я раз и навсегда избавился от всяких сомнений, и уже не думал, будто Украина - немирная страна.

Конечно, из истории ничего не вычеркнешь, разное бывало, но на уровне простых людей договориться можно было всегда. Это и сформировало мое отношение к Украине. В России с этим гораздо хуже…

После возвращения из Краматорска Dы отлучили от причастия всех участников войны и всех, кто ее подстрекает или оправдывает. Многие подпали под это отлучение? Имеет ли этот акт какие-то мистические последствия или он был, в основном, гражданской акцией?

Очень много людей подпало. Что касается мистических последствий, мне говорить трудно. Это был не эмоциональный на самом деле шаг, а скорее мистический. В те дни я жил на даче под Старой Русой, а там не было интернета и работало только радио "Россия 1". Оно создавало впечатление, что "шахтеры" уже практически захватили Киев, и это воспринималось как вселенская катастрофа. Я пытался ответить на вопрос и просил Бога дать мне ответ: а что же должна делать Церковь? Что может сделать простой человек – понятно: взять или не взять оружие. Начиная с Майдана, мне не хватало, собственно, церковной оценки. Ибо пролилась кровь, и Церковь не должна оставаться в стороне. Украинские священники разных юрисдикций на это реагировали, пытались предотвратить кровопролитие, и на этом фоне мне очень не хватало московской реакции — хотя бы пол звука…

Когда это все переросло в военное столкновение, то это молчание стало вопиющим. Я понимаю, что с точки зрения канонов священник ничего подобного делать не должен. Но когда вся Церковь молчит, кто-то должен стать ее голосом. А дальше этот голос Церковь или воспринимает, рецептирует, или отвергает, и тогда этого человека отторгают. Учитывая то, что меня отторгли, отодвинули, я так понимаю, что РПЦ МП мою позицию не восприняла.

Как они Вас отторгли? Ведь формально вы сами подали прошение об уходе за штат…

Да. Ровно месяц никакой реакции не последовало. Я произнес это отлучение 31 августа - некоторые прихожане даже обиделись на меня, говоря: "Здесь дети пришли, надо, чтобы ты их благословил в школу, а ты вместо этого произносишь анафемы". Конечно, в школу я благословил отдельно…

В октябре я получил телефонограмму о том, что в связи с наличием академической задолженности в семинарии меня запрещают в священнослужении. Я очень обрадовался, что меня запретили даже не указом - потому что с точки зрения канонов такой способ запрета недействителен. Спокойно уехал в Петербург, в Москву… Потом решил сдать два хвоста, которые у меня оставались в семинарии. Сдал, потому что для приходского попа главное - просто приехать в семинарию. Возвращаюсь в Старую Русь и звоню декану семинарии, который говорит: «Тебе нужно пересдать. Есть распоряжение, чтобы ты сдавал экзамены комиссии». И я понимаю, что эти экзамены я не сдам никогда. Я пошел к своему благочинному и спрашиваю: "Верно ли я понимаю, что от меня ждут прошения об увольнении?" Он просиял: «Отче, люблю тебя за то, что ты умный». Я поуехал в епархию в Новгород, написал прошение. Владыка Лев очень не любит отпускать клириков, каждая бумажка должна "ждать", не стоит делать спонтанных решений... Бумагу оставил и не успел дойти до ворот, как мне звонит секретарь: "Батюшка, заберите указ, пожалуйста".

Я отдаю должное мудрости владыки Льва, решившего не обострять ситуацию: я пришел, имея хорошие отношения с ним, и ушел так же. К епархии у меня нет никаких претензий.

Мысль о смене юрисдикции, наверное, не сразу появилась?

Нет. Были предложения, которые, к счастью, не осуществились, перейти в Западноевропейский экзархат [РПЦ МП], что предполагало выезд из страны. Через полгода после увольнения я принял окончательное решение.

У меня есть претензия ко всей структуре РПЦ, что она не взяла на себя труд отрефлексировать братоубийственную войну, даже не смогла назвать это войной. Наверное, можно было поискать какие-то слова, которые хотя бы внешне выглядели как примиряющие. Использование церковных объектов спецслужбами - частный вопрос, но Церковь должна быть общностью, которая ищет слова, смыслы и не ограничивается просьбой "за мир" на ектении.

Вы с этим столкнулись на примере Украины. Но ведь в истории РПЦ МП слишком много позорных примеров оправдания всех войн, геополитических авантюр России и СССР, начиная со сталинских времен…

Когда были эти геополитические авантюры, никто позицией РПЦ не интересовался. Любая ситуация имеет свою динамику – металл трещит, но держит, держит вес, а потом ломается. Если в советское время было определенное оправдание – «моя Церковь в плену», то с Украиной такого оправдания нет. Начиная с «гастролей даров волхвов» роль РПЦ в этой истории совершенно однозначна, очевидна и неприемлема.

- Согласны ли вы с тем, что история с Украиной стала апофеозом "сергианства" - идеологии РПЦ МП советских времен, которая направлена на полное обслуживание политических потребностей нерелигиозного (иногда даже антирелигиозного) государства?

Я бы сказал, что это уже мегасергианство. Традиционное сергианство – это плохо, я не оправдываю его. Но оно имело понятную концепцию — церковное руководство как бы играло роль лагерного придурка. Такая роль не почетна, но объективно обоснована, потому что не все могут идти на мученичество. А то, что происходит сейчас, можно уподобить человеку на свободе, который настаивает, чтобы его взяли на должность лагерного придурка в тюрьму. Ему говорят: "Гуляй, ты свободен, делай, что желаешь". А он отвечает: "Нет, возьмите меня, я еще могу, по-новому". И это вызывает шок, потому что это уже не сергианство. Это зверь из бездны, который снял благочестивую елейную личину сергианства и выставил харю "главного храма Вооруженных сил". Он уже не прячется.

В России много "альтернативных" православных юрисдикций, даже украинские есть. Трудно ли было Вам сделать свой выбор между юрисдикциями и почему Вы избрали именно Апостольскую Церковь (которую основал о. Глеб Якунин)?

Так получилось, что специально я не занимался поиском юрисдикций. Первостепенным для меня был другой вопрос: оставляю ли я страну? У меня были серьезные соображения по этому поводу. И я отдавал себе отчет, что в случае проживания в России нужно будет продолжить свое священническое служение. Я понимал, что абсолютных оснований для политического убежища на Западе у меня нет, потому что мое несогласие с властью носит сугубо мировоззренческий характер. Даже когда я участвовал в выборах, я не становился политиком или оппозиционером. Кроме того, западные страны ввели много дополнительных ограничений для желающих получить резидентный статус.

В свое время я довольно много общался с о. Глебом Якуниным. Но в конце 2014 года он скончался. С епископами Апостольской Церкви лично я знаком не был, но мы познакомились. Этот вариант показался мне самым простым, естественным. Конечно, никаких планов становиться архиереем тогда у меня не было.

Не был ли для вас неожиданностью женатый епископат в этой Церкви?

Нет. Я считаю, что это наименьшая проблема. Например, "высокая" Церковь Англии довольно неплохо чувствует себя с женатым епископатом.

Вы являетесь известным правозащитником. Дает ли Ваш сан какие-либо дополнительные возможности для защиты прав человека в условиях современной РФ?

Ну, например, к Сенцову в Лабытнанги меня так и не допустили как священника. Никаких преференций нет. В правозащитной среде каждый занимается своей сферой: кто свободой слова, кто заключенными, кто социальной адаптацией после освобождения, кто мигрантами и так далее. Работы здесь выше крыши, и никакой иерархии в сфере защиты прав человека не существует.

Мне не совсем понятно, на чем основывается моя репутация, но она есть, и мне постоянно звонят по телефону, просят подписать какие-то обращения, принять участие в каких-то инициативах. Ну и слава Богу, я пытаюсь отвечать! Я думаю, что в условиях современного мира защита прав человека является определенным социальным служением, которым Церковь должна заниматься "от и до".

Очень быстро меняются цивилизационные устои, мы начинаем жить в другой системе публичности, коммуникации, и Церковь еще не нашла свое место как институция в этих новых условиях. А теперь оказалось, что ее традиционный пафос никому не нужен. Теперь зона ответственности Церкви – в самом широком смысле этого слова – это милосердие и справедливость. Милосердие, которое сотворил Господь, и справедливость - как ответ человека на это милосердие.

Беседовал Александр Солдатов (Портал "Credo.Press")

Оригинал интервью на украинском языке опубликован ЗДЕСЬ

Опубликовано: 13.01.2022 в 20:54

Рубрики: Главные новости, Интервью, Лента новостей



Пожалуйста, поддержите "Портал-Credo.Ru"!

Всего комментариев: 9

  • Автор: Николай Добавлено 14 января, 2022 в 09:11

    Мне кажется, тут смысловая ошибка: "избавился от всяких сомнений, что это немирная страна."

    Ответить
    • Автор: Александр Солдатов Добавлено 14 января, 2022 в 11:18

      Да, двусмысленность. Сейчас поправим

      Ответить
  • Автор: Александр Добавлено 14 января, 2022 в 10:46

    ,,Апостольскую,, церковь,которую основал..Глеб Якунин.
    Смешно, но почему-то плакать хочется.

    Ответить
  • Автор: Maxim Добавлено 14 января, 2022 в 17:45

    “Оригинал интервью на украинском языке”
    – г-н Солдатов, неужто вы оба говориле на оном языке? Или всё же “оригинал” есть перевод?

    Ответить
    • Автор: Александр Солдатов Добавлено 14 января, 2022 в 18:48

      Ну я даже преподаю в университете на этом языке, архиепископ несколько хуже говорит )

      Ответить
      • Автор: Maxim Добавлено 15 января, 2022 в 04:21

        Допустим, однако, выше в интервью он сказал: “...поэтому язык понимаю, хотя говорить мне трудно.”

        Ответить
        • Автор: Александр Солдатов Добавлено 15 января, 2022 в 11:29

          Да, он только несколько слов сказал по-украински во время интервью. Но оригинал публикации - на "Релігійній правді", а это только перевод оттуда

          Ответить
  • Автор: Мария Добавлено 16 января, 2022 в 00:05

    Александр,как с вами связаться? У меня информация по делу Барс.

    Ответить
    • Автор: Александр Солдатов Добавлено 16 января, 2022 в 13:15

      Я могу написать на Ваш адрес, который Вы тут указали

      Ответить

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.

В сюжете:

Главные новости

Предстоятель БПЦ МП и несколько ее архиереев предположительно заразились коронавирусом

Заболевание вирусом COVID-19 подтвердилось у предстоятеля БПЦ МП, патриаршего экзарха Беларуси митрополита Вениамина (Тупеко), одного из старейших иерархов этой Церкви ...
Подробнее

На 93-м году жизни скончался старейший иерарх РПЦ МП митрополит Владимир (Котляров)

Пребывавший на покое старейший иерарх РПЦ МП митрополит Владимир (Котляров), правящий архиерей Санкт- Петербургской епархии РПЦ МП в 1995-2014 годах, ...
Подробнее

Премьерный показ фильма о поисках Беловодья староверами прошёл в Москве

Всемирный союз староверов представил 17 января в стенах Всероссийской библиотеки иностранной литературы имени Рудомино в Москве документальный фильм о старообрядческих ...
Подробнее

БИБЛИОГРАФИЯ: Олег Константинович Петрович-Белкин. НАСТОАТ. - М., «Эксмо», 2021. - 432 с.

Как это вообще выпустили здесь и сейчас, во время бесконечной всемирной пандемии и всевозможных кризисов, включая российские? Стабильно ухудшающаяся социалка, ...
Подробнее

Воронежское управление МЧС объявило об устройстве в регионе сотни купелей для "крещенских купаний", но порекомендовало в них не заходить

Региональное управление МЧС обратилось 18 января к жителям Воронежской области с настоятельной просьбой отказаться от "крещенских купаний" в открытых водоёмах, ...
Подробнее

Вселенский патриарх принял делегацию парламента Черногории во главе со спикером

Спикер парламента Черногории Алекса Бечич встретился 16 января на Фанаре (Стамбул) со Вселенским патриархом Варфоломеем, сообщает "Doxologia Infonews". "Мы ждали этого ...
Подробнее

Драмский митрополит Элладской архиепископии Павел считает, что РПЦ МП "плохо усвоила урок 1917 года"

Создавая свой экзархат в Африке, РПЦ МП показала, что «плохо усвоила урок 1917 года», заявил 16 января в интервью митрополит ...
Подробнее

У предстоятеля ПЦУ митрополита Епифания диагностирован коронавирус

Положительный результат теста на коронавирусную инфекцию получил днем 15 января предстоятель ПЦУ митрополит Епифаний (Думенко), сообщает пресс-служба Киевской митрополии ПЦУ. При ...
Подробнее

МОНИТОРИНГ СМИ: «Волки и лжецы». РПЦ начала вторжение в Африку. Какими неприятностями это грозит Московской патриархии?

Африка как месть за Украину Столь жесткими обвинениями предстоятели поместных православных церквей мира не обменивались со времен Вселенских соборов ранневизантийской ...
Подробнее

Ректор Московской духовной академии РПЦ МП епископ Феодорит заразился коронавирусом

"У меня обнаружили коронавирус. Чувствую себя хорошо. Надеюсь, пройдет в лёгкой форме", - написал 13 января в своем блоге ректор ...
Подробнее