БИБЛИОТЕКА: Виталий Шумило. Преподобномученик Георгий (Смельницкий) как один из идеологов ИПЦ на Черниговщине: по материалам следственных дел ОГПУ-НКВД. Часть первая [церковная история] — Credo.Press

БИБЛИОТЕКА: Виталий Шумило. Преподобномученик Георгий (Смельницкий) как один из идеологов ИПЦ на Черниговщине: по материалам следственных дел ОГПУ-НКВД. Часть первая [церковная история]

На украинском языке статья была опубликована в журнале "Сіверянський літопис" в 2020 г. 

«Хорошего архимандрита арестовали… Скорбь эта была для всех», – написала в 1926 г. в письме Наталье Концевич находившаяся в ссылке в Чернигове вместе со своим мужем Сергием Нилусом Елена Александровна Нилус [1]. Она писала об известном в Чернигове, авторитетном и любимом паствой настоятеле Троице-Ильинского монастыря о. Георгии (Смельницком), арестованном 3 ноября 1926 года [2]. Это был уже второй его арест.

В первый раз о. Георгия арестовали в 1924 г. «по обвинению в сопротивлении Соввласти» [3], а точнее – «за организацию духовного Епархиального управления» [4], то есть за попытку – совместно с назначенным патриархом Тихоном управляющим Черниговской епархией епископом Дамаскиным (Цедриком) – восстановить захваченное обновленцами епархиальное управление в Чернигове. Органы ГПУ это деяние квалифицировали как «организацию нелегального церковного управления на Черниговщине» [5]. Епископа Дамаскина арестовали 15 сентября 1924 г., соответственно, примерно в это время был арестован и архимандрит Георгий, его ближайший помощник и сподвижник.

Для архимандрита Георгия тогда всё закончилось благополучно – через месяц его выпустили, а епископа Дамаскина отправили сначала в Харьков, затем в Москву, а в 1926 г. – в ссылку в Туруханский край. Дело на архимандрита Георгия 1924 г. отыскать пока не удалось, но об этом аресте постоянно говорится во всех последующих трех следственных делах (1926, 1933 и 1937 гг.) [6].

Архимандрит Георгий (Смельницкий) родился 8 января 1896 г. в г. Козелец Черниговской губернии в семье «служителя культа» - священника Василия Васильевича и Мавры Семеновны Смельницких. Ко времени ареста он оставался старшим в большой священнической семье: в «Анкете арестованного» он указал младшую сестру Нину («21 год, учащаяся») и брата Николая («23 года, безработный, учащийся») [7]. Более подробно о составе семьи Смельницких узнаем из допроса его брата Николая, арестованного 20 февраля 1931 г. по обвинению в принадлежности к «украинской повстанческой организации… Військова вільно-козацька організація “Визволення України”» [8]. В семье было еще три брата – Иван, Павел и Феодосий, и сестры – Александра и Антонина [9]. В следственном деле 1926 г. о. Георгий называет ее Ниной, Александру не упоминает вообще, в следственных делах 1933 и 1937 гг. он упоминает только отца и мать. Почему о. Георгий на допросах не упоминает о старших братьях, понятно: все они воевали в рядах Белой армии. Неясно, почему он ни разу не упоминает об Александре, а Антонину называет Ниной (впрочем, это может быть ошибкой следователя, заполнявшего анкету со слов арестованного, а о. Георгий не стал его поправлять). Можно предположить, что Александра к тому времени вышла замуж и жила отдельно и под другой фамилией, и о. Георгий решил не ставить ее «под удар», Николай же и Антонина (Нина) в 1926 г. жили еще с родителями, поэтому не назвать их было просто нельзя.

Будущий архимандрит Георгий закончил Черниговское духовное училище и Черниговскую духовную семинарию, в 1914 г. поступил в Киевскую духовную академию, в которой отучился год, а с середины второго курса в 1916 г., в связи с осложнением на фронтах I Мировой войны, был мобилизован – сначала в школу прапорщиков в Одессе, а по ее окончании – на фронт в составе 247 пехотного полка [10]. Воевал до 1918 г., после демобилизации продолжил обучение в академии: «Из старой армии я возвратился в начале 1918 г., в это время на Украине была власть Гетмана, я непродолжительное время проживал дома, а затем поехал в г. Киев продолжать образование. При смене властей Гетмана – Петлюрой [11] мы, студенты духовной академии, пользовались отсрочкой и в армиях последних не служили» [12]. Гетман Павел Скоропадский пришел к власти 30 апреля 1918 г., следовательно, с фронта прапорщик Смельницкий вернулся не раньше мая [13], в академии восстановился в сентябре. «Когда я проживал в г. Киеве, то я и часть студентов пели в Киево-Печерских лаврах [14] и участвовали в лаврском хоре» [15]. Однако закончить обучение не получилось – 3 апреля 1919 г. сменившие Директорию большевики академию закрыли, и Смельницкий вынужден был вернуться в Чернигов, продолжив образование самостоятельно: «С установлением Соввласти я продолжил заниматься изучением богословских книг, в академии не был, так как таковая была ликвидирована…» [16].

Некоторое время занятия продолжались в созданной после закрытия КДА Православной богословской академии, которую возглавил последний ее ректор, протоиерей Александр Глаголев. Собственного помещения у академии не было, поэтому обучение проводилось на частных квартирах (преимущественно, бывших профессоров КДА), но эти занятия Георгий Смельницкий уже не посещал: «Академия закрылась в 1919 г., и с того времени функционировала частная дух[овная] академия, в которой я не занимался» [17].

Во время непродолжительного занятия Чернигова белыми Георгий Смельницкий был мобилизован и служил в караульной роте: «С приходом Деникинских войск в сентябре 1919 г. я был мобилизован в г. Чернигове как офицер старой армии и служил в караульной офицерской роте в г. Чернигове в качестве рядового [18]. …Всего в караульной роте я пробыл месяца два, после чего в связи с наступлением частей Красной армии мы отступали, в частности я лично до г. Елисаветграда – ныне Зиновьевск, где отстал от своей части и таким образом остался на территории СССР» [19].

О «мобилизации» о. Георгий сам говорит на допросах, однако есть основания предполагать, что в ряды Добровольческой армии он вступил добровольно, поскольку с отступлением белых ушел вместе с ними и продолжил воевать с большевиками (позже ему это будет поставлено в вину [20]). Косвенно это подтверждает и судьба его старших братьев Ивана и Павла и младших Феодосия и Николая, воевавших с большевиками в рядах Белой армии: «Два брата, Павел и Иван, во время капиталистической войны окончили военное училище и были офицерами, а Георгий окончил военное училище и под конец войны тоже был офицером. Оставались дома только я, брат Феодосий и две сестры Антонина и Александра, которые учились. Когда кончилась война, братья возвратились домой и при первых большевиках были в Чернигове [21]. Потом при Гетмане еще вначале Иван уехал на Дон, а Павел остался и служил у Гетмана, а Георгий был в соборе, в церкви, прислуживал там… Потом Павел тоже уехал на Дон… Георгий же оставался в Чернигове и при Петлюре был мобилизован, когда уходил Петлюра, уходил и он, куда он дошел, не знаю, потом он вернулся опять в Чернигов и поступил псаломщиком в соборную церковь. Тут он был все время [22]. Когда пришли Деникинцы, он опять был мобилизован – был в офицерской роте и при отступлении Деникина, отступал, не знаю, до какого места [23]. Где отстал точно не помню, кажется в Каменец-Подольске [неразборчиво] скрыл свое воинское звание, устроился там псаломщиком и вернулся в Чернигов в 1920 г. …Брат Феодосий в 1919 г. служил в Козельце, откуда отступал в Чернигов с Красной армией [24] – где он перешел к Деникину, не знаю. Только уже потом, нам рассказывали, что его будто расстреляли в Козельце красные [25]. …Я же, как при Гетмане, так и при Петлюре, так и при Деникине нигде участия не принимал. Но когда с Чернигова при Деникине уходили, ушел и я и …пристал к обозу Белозерского полка, начальником которого [был] Моздолевский, прапорщик, б[ывший] надзиратель в Черниговской гимназии, я к нему попросился в обоз и с тем обозом доехал до Киева», – свидетельствовал 28 февраля 1931 г. Николай Смельницкий [26].

То есть в большой священнической семье ни один из братьев не остался в стороне от вооруженной борьбы с советской властью: один из них был расстрелян красными, двое других в самом начале гражданской войны ушли на Дон и либо погибли, либо эмигрировали [27], и даже самый младший, Николай, поддавшись общему семейному настроению, ушел с белыми и лишь внезапная болезнь не позволила ему продолжить борьбу: «В Киеве я заболел тифом, и как меня отправили в больницу, не помню. Потому что я лежал без сознания, пока и пришли красные. Потом за мной в феврале м-це приехал отец и забрал в Чернигов» [28].

Итак, неприятие советской власти в семье «служителя культа» священника Василия Смельницкого было идейным, принципиальным и последовательным, что и отразилось на судьбе всех его сыновей, в частности, псаломщика Георгия, вступившего в ряды Белой армии, а впоследствии – на позиции архимандрита Георгия, активно выступившего против политики митрополита Сергия (Страгородского), направленной на подчинение внутренней свободы Православной Церкви интересам и политике атеистического государства, о чем речь пойдет ниже.

От эмиграции Георгий Смельницкий отказался и в 1920-м вернулся в Чернигов, поступив на службу в кафедральный Спасо-Преображенский собор псаломщиком [29], а затем певчим и иподиаконом, а также «выполнял обязанности старосты» [30]. В том же году 5 сентября епископом Черниговским Пахомием (Кедровым) рукоположен в сан диакона [31].

Нужно сказать, что с епископом Пахомием у о. Георгия установились не просто рабочие, а доверительные отношения, о чем с поразительным единодушием свидетельствуют на допросах абсолютно все свидетели [32] и что для советской власти являлось доказательством его неблагонадежности: «При Соввласти Смельницкий служил в качестве дьякона при соборе в г. Чернигове, принимая активное участие в церковных делах, будучи одним из активных помощников известного в г. Чернигове реакционера епископа Пахомия Кедрова, неоднократно судившегося при Соввласти и ныне отбывающего наказание в концлагере» [33].

Это подтверждается и фактически: именно иеродиакон Георгий неоднократно ездил к высланному из Чернигова архиерею по делам епархии: «В 1921 году [34] Епископа Пахомия Кедрова судил окружной суд за хранение к-р литературы, в результате суда он был сослан за пределы б[ывшей] Черниговской губ. сроком на три года и проживал в Предмостной слободке г. Киева [35], оттуда он был сослан в Москву и от него была отобрана подпись о невыезде за пределы г. Москвы. Когда Епископ Пахомий жил в Предмостной слободке, то я к нему раза два ездил туда с целью отведать его. Когда он жил в г. Москве, то я ездил к нему, возил ему теплый подрясник, он меня не [неразборчиво] но просил доставить ему вещи по указанному ему адресу, я, узнав этот адрес, повез ему его вещи. Это было [в] 1923 г. приблизительно [в] начале ноября месяца» [36].

Конечно, официальная версия (для властей) поездки к сосланному архиерею – сугубо частная: просто «отведать» и привезти теплые вещи, иначе к нему из Чернигова могли бы не пустить. Однако на самом деле во время этих поездок решались назревшие епархиальные вопросы, ведь обширная епархия осталась без управления, а епископ Пахомий оставался, даже в ссылке, ее правящим архиереем.

В одну из таких поездок в начале ноября 1923 г. епископом Пахомием, с благословения патриарха Тихона, иеродиакон Георгий рукоположен во иеромонаха и назначен настоятелем Троице-Ильинского монастыря с возведением в сан архимандрита: «Я пробыл в Москве примерно с неделю, за это время [епископ] Пахомий рукоположил меня по своей инициативе в сан священника, а через неделю в сан архимандрита. Рукоположение он производил в Даниловом монастыре в г. Москве» [37]. Протоиерей Александр Короткевич, настоятель Спасо-Преображенского собора, проходивший с епископом Пахомием в 1922 г. по одному делу, но избежавший заключения и ссылки, также свидетельствовал: «Когда Пахомий был выслан в г. Москву, Смельницкий, в то время в сане диакона, поехал в Москву, где Пахомием был рукоположен в сан игумена и сейчас же в сан архимандрита» [38].

«Возвратившись в г. Чернигов, я числился формально настоятелем Троицкого монастыря, религиозные обряды [также] выполнял по приглашению прихожан Воскресенской церкви и [в] др. церквах г. Чернигова, вплоть до моего ареста и заключения в к-лагерь» [39]. Очевидно, авторитет его уже тогда был достаточно высок, так что молодого (27 лет!) архимандрита безоговорочно приняли маститые иеромонахи Лаврентий (Проскура) и Алипий (Яковенко) с братией Троицкого монастыря. Об этом свидетельствует и цитированное выше письмо Е.А. Нилус.

Во время ареста о. Георгия в 1933 г. неожиданно всплыл один любопытный факт. Священник Николай Капшученко на допросе в качестве свидетеля показал: «Возвратившись обратно в Чернигов в 1920 г. [Г.В. Смельницкий] был псаломщиком в Черниговском соборе и принял рукоположение во диакона, потом во священника и по приезду в Чернигов Епископа Дамаскина получил архимандритство (курсив наш – В.Ш.)» [40]. То есть, в памяти о. Николая Капшученко получение архимандритства Георгием (Смельницким) и приезд в Чернигов Дамаскина (Цедрика) сохранилось как единое событие.

В сан архимандрита, как мы знаем, о. Георгий был возведен епископом Пахомием через неделю после священнического рукоположения в Москве, рукополагался же он «в начале ноября» [41]. Архимандрит Дамаскин (Цедрик) рукоположен во епископа Глуховского, викария Черниговской епархии, патриархом Тихоном в сослужении епископов Черниговского и Нежинского Пахомия (Кедрова) и Ананьевского Парфения (Брянских) в том же Даниловом монастыре в воскресенье, 18 ноября. Вероятно, епископ Дамаскин, назначенный патриархом Тихоном временно управляющим Черниговской епархией, привез с собой из Москвы указ о возведении игумена Георгия в сан архимандрита и назначении его на должность настоятеля Свято-Троицкого монастыря, что публично было оглашено на одном из богослужений в Чернигове. Это событие и запечатлелось в памяти священника Николая Капшученко. Возможен также другой вариант: новорукоположенный архимандрит Георгий, как доверенное лицо правящего архиерея Черниговской епархии, приехал в Чернигов вместе с новорукоположенным епископом Дамаскиным, что вполне возможно, поскольку оба рукополагались по ходатайству епископа Пахомия в один и тот же месяц с разницей в одну, максимум – две недели, и оба в вопросах управления епархией оказались его ближайшими сподвижниками. Приезд в Чернигов епископа Дамаскина вместе с о. Георгием, имевшим в городе репутацию «воплощенного православия», для черниговцев, измученных обновленческим расколом, был свидетельством того, что в управление епархией назначен человек, которому доверяют патриарх Тихон и епископ Пахомий, следовательно, ему можно доверять.

Обращаем внимание на этот факт, поскольку в исторической литературе утвердилось мнение, что сразу после хиротонии епископ Дамаскин отправился в Глухов и первое архиерейское богослужение совершил 19 декабря в глуховском Анастасиевском соборе [42]. С поправкой на свидетельство Н. Капшученко можно предположить, что в Чернигов впервые епископ Дамаскин прибыл уже в ноябре [43], соответственно, первое его богослужение могло состояться в воскресенье, 25 ноября или 2 декабря.

Удаленный властями за пределы Украины, епископ Пахомий был вынужден управлять епархией издалека, что затрудняло ведение епархиальных дел и негативно сказывалось на положении Православной Церкви на Черниговщине: все ключевые позиции в епархии, при содействии властей, заняли обновленцы, захватив, в том числе, и епархиальное управление. Ясно, что для успешного руководства епархией в такое смутное время, каким была первая половина 1920-х гг., нужен был волевой, с сильным характером и мужественный, пользовавшийся доверием православной паствы архиерей – здесь, на месте. Именно таким и был давний знакомый епископа Пахомия (по Казанской духовной академии) епископ Дамаскин, уже успевший проявить себя в Крыму и на Кубани в противостоянии обновленчеству.

Как и в Крыму, и на Кубани, епископу Дамаскину удалось удержать от рокового шага многих колеблющихся священников, а иных, тех, кто этот шаг уже совершил, – убедить вернуться из обновленчества в Церковь. Под его влиянием вернулся с покаянием епископ Матфей (Храмцов), возглавлявший обновленцев в Черниговской епархии, и многие другие священники и клирики.

При поддержке и помощи архимандрита Георгия (Смельницкого), протоиерея Александра Короткевича, иерея Иоанна Смоличева [44] и других, авторитетных и уважаемых в городе пастырей, епископ Дамаскин привел в порядок епархиальную канцелярию, запущенную в отсутствие правящего архиерея (а фактически – воссоздал заново), создал новые благочиния, неустанно разъезжал по епархии, служил, проповедовал, укреплял колеблющихся и унывающих.

(Продолжение следует)

ПРИМЕЧАНИЯ:

[1] Цит. по: Концевич Н.Ю. Сергей Александрович Нилус: краткое жизнеописание автора // Неизвестный Нилус / публ., сост., коммент. Р.В. Багдасаров, С.В. Фомин. - М.: Православный паломник, 1995. Т. 1. С. 41.
[2] Государственный архив Черниговской области (далее – ГАЧО). Ф. Р-8840. Оп. 3. Д. 11905.
[3] ГАЧО. Ф. Р-8840. Оп. 3. Д. 11905. Л. 13. Протокол допроса от 20 ноября 1926 г.
[4] ГАЧО. Ф. Р-8840. Оп. 3. Д. 12443. Л. 9 об.
[5] Там же. Л. 13 об. Обвинительное заключение
[6] ГАЧО. Ф. Р-8840. Оп. 3. Д. 11905; Д. 12443; 11514, а также следственное дело на брата о. Георгия, Николая Васильевича Смельницкого: Д. 11397. Далее в статье, если речь не будет идти о другом архиве, фонде или описи, мы будем указывать только номер дела и листов.
[7] Д. 11905. Л. 9-9 об.
[8] Д. 11397. Л. 30, 285, 286.
[9] Там же. Л. 288.
[10] Д. 12443. Л. 8 об (Протокол допроса обвиняемого от 9 февраля 1933 г.), Л. 11-11 об (Протокол дополнительного допроса 19/ІІІ 1933 г.), 13 (Обвинительное заключение).
[11] 14 декабря 1918 г. к власти в Украине пришла Директория во главе с Симоном Петлюрой.
[12] Д. 12443. Л. 11.
[13] 247-й пехотный полк был задействован в боях на территории Польши и Западной Беларуси, к февралю 1918 г. находился у местечка Крево в современной Гродненской области. После наступления Германской армии в феврале 1918 г. остатки полка отступили из Беларуси и 14 марта полк был расформирован. См.: 247-й пехотный Мариупольский полк // Офицеры русской императорской армии. URL: https://ria1914.info/index.php/247-й_пехотный_Мариупольский_полк.
[14] Так в тексте. Имеются в виду пещерные храмы Киево-Печерской лавры.
[15] Д. 12443. Л. 8 об.
[16] Там же. Л. 11 об.
[17] Там же. Л. 8 об.
[18] 31 августа 1919 г. Добровольческая армия вошла в Киев, белые дошли до Козельца, 10 сентября части Красной армии начали контрнаступление из Чернигова на Киев и вновь захватили Козелец, однако получившие подкрепление добровольческие части вскоре выбили красных из города. Чернигов был освобожден от большевиков 12 октября, но «северная часть Черниговщины оставалась советской», Добровольческая армия не смогла овладеть территорией, где были сгруппированы значительные силы красных, поэтому уже 26 октября большевики вновь пошли в контрнаступление; бои за Чернигов начались 29 октября, через 8 дней ожесточенных боев советская власть окончательно утвердилась в городе – до 9 сентября 1941 г. (Сіментов Ю.А., Яцура М.Т. Чернігівщина в роки громадянської війни // Краєзнавчі матеріали з історії Чернігівщини. К.: Радянська школа, 1968. Сс. 100–113). Очевидно, говоря о мобилизации белыми, о. Георгий ошибочно называет на допросе сентябрь, а не октябрь, перепутав по прошествии шести лет месяц, когда он вступил в ряды Белой армии. Однако эта «ошибка» объяснима, если он проживал в это время не в Чернигове, а в Козельце, и был мобилизован там, а затем переведен в Чернигов. Есть и другое объяснение. Из воспоминаний М.В. Черносвистовой: «Во второй раз большевики пришли в Чернигов 30 декабря 1918 г. (даты указаны по ст. ст. – В.Ш.) и пробыли до прихода Деникинских войск, т. е. до 28 сентября 1919 г. Всего по исчислению местных жителей расстреляно в Чернигове свыше 500 человек» (Черносвистова М.В. Большевики в Чернигове // Красный террор глазами очевидцев / сост., предисл., коммент. С.В. Волкова. М.: Айри-пресс, 2014. С. 88). Возможно, о. Георгий, называя сентябрь, имел ввиду старый, добольшевицкий стиль времяисчисления.
[19] Д. 12443. Л. 11–11 об. Елисаветград был занят красными 24 января, датой «возвращения из Деникинской армии» о. Георгий называет «январь 1920 г.» (Л. 11 об).
[20] «Обвинительное заключение. По делу № 333 по обвинению г-на Смельницкого Георгия Васильевича по ст. 54-10 УК УССР»: «В 1919 г. с приходом деникинских банд, Смельницкий, по его словам, был, якобы, мобилизован и служил в офицерской караульной роте в г. Чернигове, вплоть до отступления белогвардейских банд, с которыми он также эвакуировался… Свою службу в рядах деникинских банд в качестве офицера он скрыл» (Д. 12443. Л. 13).
[21] Большевики в первый раз захватили Чернигов 19 января 1918 г., были выбиты германскими частями 12 марта. За это непродолжительное время успели принести много горя местному населению, установив здесь «красный террор». Подробнее см.: Черносвистова М.В. Большевики в Чернигове. Сс. 86–98; Моренець В.І. Чернігівщина // Перша хвиля. Кам’янець-Подільський: Рута, 2017. Сс. 286–333.
[22] Священник Николай Капшученко на допросе в качестве свидетеля 19 февраля 1933 г. показал: Георгий Смельницкий «окончил Черниговскую семинарию и был на 2-м курсе Киевской академии. В гетманщине Скоропадского был в ряд[ах] его войск и с Чернигова [в] 1919 г. 1 января, когда Советские войска заняли Чернигов, он Смельницкий Георгий Васильевич ушел в полной военной амуниции из Чернигова с остатками гетманских и петлюровских банд. Возвратился обратно в Чернигов он в 1920 году…» (Д. 12443. Л. 4). Архимандрит Георгий о службе у Скоропадского и Петлюры на допросах не упоминал, напротив, утверждал, как мы помним, что в это время он продолжал обучение в академии и покинул Киев только в апреле 1919 г. Службу же у Деникина он не только не отрицал, но и подтвердил, что этот факт пытался от соввласти скрыть (Д. 12443. Л. 11–11 об). По-видимому, в памяти разных людей, в том числе и младшего брата Николая, в то время 16-летнего юноши, судьбы братьев-офицеров Смельницких, боровшихся с советской властью, сложились в одну таким причудливым образом. Вероятнее всего, что Георгий действительно служил только у белых, а во время Гетманщины и Директории продолжал обучение в академии. Впрочем, не исключено, что «службу у Петлюры», если он действительно был мобилизован при Директории, он намеренно скрыл, чтобы не усугублять свою «вину» перед соввластью.
[23] На дополнительном допросе 6 марта 1931 г. Николай Смельницкий уточняет: «Георгий – офицер старой армии… Заведовал хозчастью офицерского собрания в Проскурове [ныне - Хмельницкий], служил офицером в петлюровской армии, отступал, затем вернулся в Чернигов, а с приходом деникинцев поступил офицером в армию Деникина, с ними также отступал» (Д. 11397. Л. 294).
[24] Куда был насильно мобилизован.
[25] Уточнение от 6 марта: «Феодосий – семинарист, в 1919 г. расстрелян большевиками в гор. Козельце б[ывшей] Черниговской губер[нии] за службу у Деникина» (Д. 11397. Л. 294).
[26] Д. 11397. Л. 288-289. 6 марта он уточняет: «Я в 1918 г. еще учился в семинарии и продолжал учиться до прихода деникинцев, с отступлением таковых я также отступал с ними, по дороге пристал к сформированному в Чернигове Белозерскому полку» (Л. 294 об). В действительности 13-й пехотный Белозерский полк в составе Добровольческой армии был сформирован в апреле 1919 г. полковником Б.А. Штейфоном, входил в состав 3-й пехотной Дроздовской дивизии; 11 июня участвовал в штурме Харькова, затем, после участия в наступлении на Белгород и Курск, был переброшен на Киевский фронт под командование генерала Н.Э. Бредова. Именно Белозерский полк взял приступом Чернигов, понеся большие потери. В Чернигове он был доукомплектован. Подробнее см.: Штейфон Б.А. Чернигов // Кризис добровольчества. Белград, 1928. С. 94–105.
[27] О каждом из братьев, Павле и Иване, Николай каждый раз свидетельствует: «До сих пор не известно, где он» (Д. 11397. Л. 294).
[28] Там же. Л. 290.
[29] «За время моего возвращения из деникинской армии в 1920 г. январе месяце до сентября месяца того же года… общественной жизнью не интересовался и служил псаломщиком при соборе г. Чернигова» (Д. 12443. Л. 11 об).
[30] Д. 12443. Л. 4, 6, 9. Некоторое время в 1920 г. (по-видимому, до поступления в Спасский собор) служил регентом в Воскресенской церкви, см.: Воскресенский храм г. Чернигова. Материалы и документы к истории прихода / сост. И.В. Мельник. Чернигов: Десна Полиграф, 2018. С. 99.
[31] Д. 12443. Л. 11 об. Любопытно, что стал на воинский учет он лишь в сентябре, причем не как диакон: «После рукоположения меня в диакона Епископом Пахомием, я взялся на учет в Комендатуре в качестве псаломщика. – Таким образом, в рядах Красной армии я не служил» (Д. 12443. Л. 12).
[32] Например, из протоколов допроса свидетелей - священника Воскресенской церкви Петра Борисова: «Знаю священника Смельницкого Георгия Васильевича на протяжении 13 лет. Лицо авторитетное среди верующих, причем считается доверенным сосланного б[ывшего] Черниговского архиерея Пахомия» (8.03.1933 г. – Л. 3–3 об); бывшего настоятеля Спасо-Преображенского собора прот. Александра Короткевича, бесприходного: «Архимандрита Смельницкого я знаю на протяжении нескольких лет. Раньше он был у меня д’яконом при соборе. Он пользовался большой популярностью среди верующих, т. к. представлял собою “воплощенное православие”. Он был ярым поклонником Пахомия и любимцем последнего» (9.03.1933 г. – Л. 6–6 об); священника Гавриила Чечетки, бесприходного: «Смельницкого Георгия я знаю с малых лет. Он сам по отношению к Соввласти настроен был враждебно, открыто выступал с антисоветскими проповедями… Сталкиваться с ним мне приходилось в соборе, где он был учеником, а я певчим. Впоследствии он очень быстро пошел вверх, и за короткий промежуток времени стал архимандритом, – т. к. он получил академическое образование и кроме того обладал хорошим голосом. …Смельницкий был очень близок к епископу Пахомию и был его правой рукой» (10.03.1933 г. – Л. 5–5 об).
[33] Д. 12443. Л. 13-14 (Обвинительное заключение).
[34] Ошибка, на самом деле 3 декабря 1922 г.
[35] Рабочий поселок «перед мостом» на левом берегу Днепра, напротив Киево-Печерской лавры, в 1960-е годы на его месте разбит Гидропарк.
[36] Д. 12443. Л. 9. Епископ Пахомий был сослан в Москву и до ареста в 1926 г. проживал по подписке о невыезде на территории Данилова монастыря вместе с другими, высланными из Украины и др. частей СССР архиереями.
[37] Там же. Л. 9.
[38] Там же. Л. 6 об.
[39] Там же. Л. 9 об.
[40] Там же. Л. 4.
[41] Если предположить, что рукополагался он во время воскресной литургии, тогда выходит, что рукоположение могло быть совершено 4 или 11 ноября, в сан архимандрита, соответственно, он был возведен 11 или 18 ноября. Однако рукоположение могло совершиться и в один из будних дней.
[42] Пуцко В. Глуховский епископ Дамаскин // Московский журнал. 2002. № 10 (октябрь). С. 46; Косик О.В. Истинный воин Христов: книга о священномученике епископе Дамаскине (Цедрике). М.: Изд-во ПСТГУ, 2009. С. 59.
[43] Но не раньше 22 ноября, поскольку этим днем датирована грамота о его архиерейской хиротонии.
[44] Брата известного украинского ученого, археолога Петра Ивановича Смоличева.

Опубликовано: 01.11.2021 в 20:18

Рубрики: Библиотека, Лента новостей



Пожалуйста, поддержите "Портал-Credo.Ru"!

Всего комментариев: 0

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.

В сюжете:

Главные новости

О принципиальной готовности патриарха РПЦ МП вновь встретиться с папой Римским заявил митрополит Иларион

Московская патриархия не готова назвать дату либо место встречи патриарха Кирилла (Гундяева) с папой Франциском при том что принципиальная готовность ...
Подробнее

Первоиерарх РПАЦ и управляющий ее зарубежными приходами совершили богослужения в Сербии и Боснии по случаю 100-летия РПЦЗ

Торжества по случаю 100-летия Первого Всезарубежного Собора РПЦЗ, прошедшего в 1921 года на территории Королевства сербов, хорватов и словенцев, возглавили ...
Подробнее

"Меньше всего нужно опасаться заболеть в храме", - заявил патриарх Кирилл (Гундяев), опровергнув свои прошлогодние высказывания

Патриарх РПЦ МП Кирилл (Гундяев) заявил 6 декабря в храме Христа Спасителя, что вероятность заражения коронавирусом в церкви минимальна. Тем ...
Подробнее

На встрече с архиепископом Афинским папа Франциск попросил прощения за "ошибки католиков"

Проблемные аспекты православно-католических отношений обсудил папа Римский Франциск на встрече с официальным архиепископом Афинским и всея Эллады Иеронимом, которая состоялась ...
Подробнее

МОНИТОРИНГ СМИ: Шприца на них нет. Почему среди православных нарастают страхи вакцин и QR-кодов, а патриархия не может четко сформулировать свою позицию?

Эсхатологическая паника Госдума приступает к рассмотрению резонансных законов о тотальном введении QR-кодов в России. Сейчас они проходят стадию обсуждения в ...
Подробнее

Глава УГКЦ сообщил о возможности визита папы Франциска в Украину "в ближайшее время"

Папа Римский Франциск может посетить Украину с визитом "в ближайшее время", сообщил 2 декабря глава Украинской Греко-Католической Церкви архиепископ Святослав ...
Подробнее

ДОКУМЕНТ: «Надо полюбить страдания...». Последнее слово о. Сергия (Романова) в Измайловском суде

Текст расшифрован не полностью, поскольку о. Сергия было плохо слышно в зале суда Ваша честь, хочу сказать только одно. В ...
Подробнее

Суд в Москве назначил о. Сергию (Романову) 3,5 года реального срока

Измайловский суд Москвы назначил 30 ноября 3 с половиной года колонии общего режима бывшему схиигумену РПЦ МП Сергию (Романову) по ...
Подробнее

Патриарх Иерусалимский нанес в Афинах визит главе Элладской архиепископии

Патриарх Иерусалимский Феофил, находящийся в Афинах, нанес 29 ноября официальный визит архиепископу Афинскому и всея Эллады Иерониму, сообщает "Orthodox Times". ...
Подробнее