БИБЛИОГРАФИЯ: КОРАН. ПЕРЕВОД СМЫСЛОВ (новый перевод Э. Кулиева). — М., Эксмо, 2021. – 848 с. — Credo.Press

БИБЛИОГРАФИЯ: КОРАН. ПЕРЕВОД СМЫСЛОВ (новый перевод Э. Кулиева). - М., Эксмо, 2021. – 848 с.

Новый перевод смыслов Корана, сделанный исламоведом, доктором философии Эльмиром Рафаэль-оглы Кулиевым, – плод 15 лет работы по усовершенствованию первого варианта его перевода, вышедшего в 2003 году.

Русскоязычному читателю переводы Корана известны ещё с петровских времён, а ставшие классическими переводы И.Ю. Крачковского, Б.Я. Шидфар и М.Н. Османова Кулиев высоко оценивает как «шедевры мировой науки и бесценный вклад российских и советских учёных в исламоведение».

Дилемма невозможности точного перевода Корана и постоянной практики перевода его смыслов описана в предваряющем текст благословении муфтия Равиля Гайнутдина: «Полный перевод Корана в систему понятных каждому смыслов, невозможный в рамках одного лишь арабского языка, оказывается вдвойне невозможным, когда речь идёт о переводе Корана на другие языки. И всё-таки нам не выбирать: для тех, чьи сердца были затронуты духовной мощью Корана, этот невозможный перевод оказывается переводом необходимым».

Сам автор говорит, что, несмотря на близость к подлиннику, перевод смыслов священного писания мусульман - не более, чем разновидность тафсира – толкования, и содержит лишь открывшиеся автору и переданные средствами языка смыслы. Но Кулиев обнадёживает читателя, заверяя, что смысловой перевод Корана отличается от буквалистского и комментированного переводов и «не приемлет ни безжизненного копирования, ни вольных авторских интерпретаций». Более того, автор сулит читателю превращение в субъект интерпретации переводного текста. Но, вместе с тем, и возлагает на него дополнительную ответственность.

Конечно, не может не вызвать и некоторого недоумения такая фраза муфтия Гайнутдина: «Высокие коранические ценности познания, межчеловеческой солидарности, единства в многообразии, религиозной свободы и соревнования в благих поступках воспитывают универсальную духовность, которая не отказывается от земного, а оправдывает его в высшем свете Божественной милости». Но «религиозная свобода» - в её обычном, либеральном понимании - отсутствует в рамках традиционного ислама...

В обширной статье «О методике настоящего перевода Корана», также сопровождающей издание, автор педантично приводит множество примеров, иллюстрирующих сложности нюансов текста. Статья призвана осветить все направления работы автора, а с другой стороны – возможно, рассеять сомнения касательно принципиальной невозможности перевода Корана. Так, описывая упомянутые выше классические переводы смыслов, Алиев утверждает, что «попытки воссоздать образ Корана методами текстуально-филологического и историко-критического анализа нередко вытесняют многие из тех смыслов, которые самым действенным образом определяют сознание, поведение и культуру мусульман». Более того, автор убеждён, что передавать значения Корана нужно, «только опираясь на учение Божьего Посланника, который принёс это писание и разъяснил его людям так, как это было угодно Аллаху». То есть речь о том, что валидный перевод может быть сделан лишь верующим, глубоко понимающим мусульманскую традицию изнутри. Этот, сам по себе непростой вопрос, тем более не объясняет наличия различных исламских традиций - мазхабов, разность которых служила и служит причиной для серьезных конфликтов. Кстати, издание умалчивает о принадлежности автора к тому или иному мазхабу, и его можно предполагать лишь на основе предисловия муфтия Гайнутдина.

Упомянем основные сложности перевода, перечисленные автором. Например, это «невозможность повсеместной передачи ритма и рифмы без явного ущерба смысловой и логической стороне текста», что автор попытался решить с помощью риторики, повторения и убавления. Некоторые общеизвестные и привычные исламские термины – собственно «ислам», «иман», «закят», «хадж», «джихад» - автор старательно переводил лишь в тех случаях, когда русский эквивалент грозил утерей смысла, ведь все они в оригинале (и в разных местах текста) содержали несколько значений.

Кулиев упоминает и некоторые любопытные сюжеты из исламской картины миры. Так, ссылаясь на комментатора Аль-Хусайна ибн аль-Фадля, он пишет, что жители каждой эпохи представляют собой отдельный мир, но смысл слова `алямин – «миры» здесь особый. Примерно такой, как в биологии: миры – это все существа, помимо Всевышнего Аллаха, все Его творения, а не разные пространственные локации.

Широко известные как мифические существа джинны происходят от глагола, означающего «скрывать что-либо от взоров», и среди них есть праведные и нечестивые. А шайтаны – это не только джинны, но и люди, «уклонившиеся от повиновения Господу и отдалившиеся от Его милости». И поскольку в Коране сказано «Так Мы определили для каждого пророка врагов – шайтанов из числа людей и джиннов» (сура 6 «Скот», аят 112), то из этого толкования недвусмысленно следует, что все немусульмане, в частности многобожники и особенно противники религий Откровения, ни кто иные как шайтаны.

Арабскими словами «насара» и «йахуд» в Коране называются христиане и иудеи соответственно. В конце книги приведён список соответствий коранических и библейских имён, а во вступительной статье автор отмечает существенную разницу смыслов, вкладываемых мусульманами в собственное, кораническое прочтение библейских имён.

Самую большую трудность Эльмир Кулиев видит в переводе идиоматических выражений, таких как «Война складывает свою ношу», «Сгибать грудь» или «Скручивать язык», но лично мне было сложно увидеть в них смыслы, отличные от очевидных.

Подытожим обзор занятными примерами терминологии, свидетельствующими о достойном словарном запасе автора, - «облыжный», «зиждитель» и «омрачение». Увы, и среди прирождённых русских найдётся очень немного знающих эти красивые устаревшие слова, а тем более - их значение.

Поскольку сам «Коран заявляет о своей неподражаемости и претендует на то, что он Слово Божье, а не речь человека», то передать привычными средствами речи то, что по форме и содержанию превосходит человеческую речь, принципиально невыполнимо, признает автор. И раз воспринимать перевод Корана в отрыве от арабского текста неправильно, то перед потенциально раздумывающими «А не принять ли ислам?» должен возникать вопрос «А не выучить для начала арабский?» Для всех же прочих, интересующихся и любознательных, перевод смыслов Корана Эльмира Кулиева станет, вероятно, познавательным чтением.

Гедеон Янг,
для Портала «Credo.Press»

Опубликовано: 29.10.2021 в 19:49

Рубрики: Библиография, Главные новости, Лента новостей



Пожалуйста, поддержите "Портал-Credo.Ru"!

Всего комментариев: 1

  • Автор: E. Добавлено 30 октября, 2021 в 06:27

    Так уж лучше арабский выучить.

    Ответить

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.

В сюжете:

Главные новости

ИНТЕРВЬЮ: Член Московской Хельсинкской группы, клирик Костромской епархии РПЦ МП священник ГЕОРГИЙ ЭДЕЛЬШТЕЙН: часть вторая — о письме Эшлимана-Якунина, о. Александре Мене, избирательном права и архаичности Церкви

Полная версия интервью. Краткая версия опубликована ЗДЕСЬ Часть первая — ЗДЕСЬ Портал «Credo.Press»: Вы имели некоторое отношение к появлению «Открытого ...
Подробнее

Архиепископ Критский Ириней (Константинопольский патриархат) отправлен в отставку

Священный Синод автономной Критской Церкви Константинопольского патриархата за своем заседании в Ираклионе единогласно принял 24 ноября решение освободить своего предстоятеля ...
Подробнее

Член ОНК Свердловской области просит прокуратуру проверить местного митрополита РПЦ МП из-за публикации в телеграм-канале

Член общественной наблюдательной комиссии (ОНК) Свердловской области Ольга Иванцева направила обращение в прокуратуру Свердловской области с просьбой проверить публикацию телеграм-канала ...
Подробнее

МОНИТОРИНГ СМИ: Загадочная гибель «чукотского Савонаролы». В результате ДТП под Петербургом в день 75-летия патриарха Кирилла погиб его жесткий критик — бывший епископ РПЦ Диомид

Как саркастически заметил популярный в РПЦ телеграм-канал «Церквач», «случись гибель… Диомида (Дзюбана) лет тринадцать назад, можно было бы подозревать ее ...
Подробнее

Первый оправдательный приговор cвидетелю Иеговы* по статье об экстремизме вынесен во Владивостоке

После сплошной череды обвинительных приговоров, вынесенных свидетелям Иеговы* в РФ после 2017 года, верующий Дмитрий Бармакин был признан невиновным по ...
Подробнее

МОНИТОРИНГ СМИ: О. Георгий Эдельштейн: «Наши иерархи всегда были и остаются лакеями». Старейший член Московской Хельсинкской группы и клирик Костромской епархии РПЦ — о главной беде церкви и "вреде молчания"

Единственный священник в действующем составе Московской Хельсинкской группы — старейшей правозащитной организации России — о. Георгий Эдельштейн приближается к своему ...
Подробнее

Епископ Диомид (Дзюбан), анафематствовавший руководство РПЦ МП, погиб под Петербургом

Епископ Анадырский и Чукотский Диомид (Дзюбан) погиб 20 ноября в результате аварии в Волховском районе Ленинградской области 20 ноября. Как ...
Подробнее

МОНИТОРИНГ СМИ: "Тревожная юность Святейшего так и не становится яснее...". Кураев о "темных местах" в биографии Кирилла (Гундяева)

Годы идут, а тревожная юность Святейшего так и не становится яснее... Про патриарха Пимена церковь лишь много лет спустя после ...
Подробнее

Гибель двух клириков РПАЦ на территории "ЛНР" вызывает вопросы, дал понять неофициальный представитель Церкви

Настоятель храма Российской Православной Автономной Церкви (РПАЦ) во имя св. блаженной Ксении Петербургской в г. Суходольске (Луганская область - временно ...
Подробнее

МОНИТОРИНГ СМИ: Россия – в списке главных нарушителей свободы вероисповедания. Госдепартамент США констатировал катастрофическое положение в этой сфере в РФ

26 церквей, религиозных групп и объединений объявлены в России экстремистскими  Предпосылок для изменений в лучшую сторону российской политики в религиозной ...
Подробнее