«ЗОНА РИСКА» (авторская рубрика епископа Григория): Как быть с Григорием Богословом и новомучениками. Слово на праздник Новомучеников и исповедников российских и память Григория Богослова (25.01/07.02.2021) — Credo.Press

«ЗОНА РИСКА» (авторская рубрика епископа Григория): Как быть с Григорием Богословом и новомучениками. Слово на праздник Новомучеников и исповедников российских и память Григория Богослова (25.01/07.02.2021)

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

В этом году у нас так совпало, что память Григория Богослова в один день с памятью всех новомучеников и исповедников Российских. Когда это праздник устанавливался, то было еще не так много, но уже и не так мало новомучеников и исповедников. Я напомню, что первым был еще летом 1917 года священник Александр Хотовицкий, который пострадал в Царском Селе, а за полгода, прошедшие после этого, были несколько других пострадавших от революционных бандитов, но можно было ожидать, что их будет много больше, поэтому и был установлен этот праздник.

Но никто не ожидал тех масштабов, которые потом имели место в последующие двадцать лет, в довоенный период. Но мы знаем, что мученики и исповедники Российские прибавлялись и во все годы советской власти. И все новомученики постсоветского времени, которые позже появились, тоже сегодня празднуются – и те, кого мы знаем, и те, кого мы не знаем.

Григорий Богослов тоже мог оказаться в числе мучеников, и точно оказался в числе исповедников. Я просто напомню, насколько это близко к современному положению. Да, он был архиепископом Константинополя. Константинополь был при его жизни столицей восточной империи, и она была, возможно, более важная столица, чем западная столица, которой формально был Рим, а реально Милан.

Действительно, в это время в Константинополе было очень много христиан, были великолепные храмы, которые вполне тягались с языческими. Была церковь святой Софии, святой Ирины – правда они были не такие, как сейчас, но тоже роскошные по тем временам. Была церковь Святых Апостолов с мощами апостолов. Но было одно маленькое «но»: все эти храмы были заняты арианами. И почти все население Константинополя было арианами.

А у Григория Богослова была только одна церковь, которая наверняка была меньше нашей, а количество прихожан тоже было вряд ли больше, чем у нас, и пропорция была примерно такая, как сейчас. И это при его жизни изменилось только под конец, когда православные взяли власть – это уже в 381 году, на Втором Вселенском соборе. Так что все это нам близко и понятно с житейской точки зрения. Но и с богословской точки зрения тоже, потому что именно Григорию Богослову принадлежит такое, хотя и поэтическое, но в то же время четкое и богословское изложение таких богословских истин, которое потом было развито Максимом Исповедником, потом Григорием Паламой. И вот ради этого мы стоим в православии и сейчас.

И вот относительно новомучеников и исповедников у нас все время возникают некоторые сложности. Конечно, нам всем просто сказать, что мы хотим быть в Церкви новомучеников и исповедников. Поэтому мы их почитаем, поэтому мы и молимся прежде всего им в этот день и в другие дни о том, чтобы нам быть с ними в одной Церкви. Конечно, сказать нам это легко, но дальше начинаются сбои – и индивидуальные, и общие. Об общих хотелось бы очень кратко сказать.

Кто был новомучеником и исповедником? Если мы скажем, что ими были те, кого больше всех истребляли, чтобы их совсем не было, то тогда окажется, что самые главные новомученики – это григорианский раскол. Это сергиане, которые стартовали раньше времени. В 1925 году они воспользовались своим вполне каноническим правом не признавать власти митрополита Петра (который по канонам ее и не имел) для того, чтобы договориться с безбожной властью и сделать подчиненную чекистам церковь. Но тогда другие епископы нашли способ не дать григорианам добиться заметного успеха, и они оказались властям не нужны. Через десять примерно лет, в 1935 году, их стали всех подчистую расстреливать за ненадобностью.

Да, большевики в 1937 году также хотели уничтожить подчистую Истинно-православную церковь митрополита Иосифа, но им удалось расстрелять, в основном, лишь тех, кто был ими арестован лет на семь или восемь раньше. Разгромить  в тридцатые годы Истинно-православную Церковь у НКВД были руки коротки, потому что уже после арестов 1928–1932 годов подавляющая ее часть была на конспиративном положении, в подполье. И разгромить это подполье для НКВД было невозможно, и это не удалось, хотя отдельные общины попадали  в лапы чекистов. Но больше всего пострадал григорианский раскол, у которого подполья не было. И если мы возьмем любую организацию того времени, то обязательно какой-то процент служащих там расстреливался. Но сергиан, в отличие от григорианского раскола, никто не ставил целью репрессировать полностью. То же самое с обновленцами, которым потом уже приказали переходить к сергианам, чем и завершилась история с обновленчеством. Обновленцев, как и сергиан, репрессировали выборочно, как всех советских работников, но не думали полностью уничтожать. Полностью уничтожали только григориан и истинно-православных, причем, только григориане оказались вполне беззащитны и были уничтожены на самом деле.

И мы же не говорим, что чекисты, которые тоже бывали жертвами террора, и которых расстреливали по ложным обвинениям, и которые себя называли шпионами – мученики. Даже маршала Блюхера, который сам заседал в этих «тройках», потом расстреляли. Факт того, что кого-то кто-то расстрелял, еще не говорит о том, что расстрелянный стал мучеником. Даже если вся организация была вне закона, даже если изверги-большевики ее преследовали, это еще не означает, что это Церковь. Важно, чтобы было правильное исповедание, но вот почему-то люди с этой мысли «соскальзывают».

Я расскажу подлинную, к сожалению, историю, которая показывает нам, как это происходит. Из эвакуации вернулась в Петроград вдова новомученика Феодора Андреева, который умер в 1929 году. Все эти годы она была в исповедании своего мужа, то есть иосифлянкой, и, не имея возможности причащаться и ходить в какую-то общину истинной Церкви, к сергианам все равно не ходила. Конечно, все это было трудно, и в 1946 году она приходит на могилу о. Феодора на Никольском кладбище Александро-Невской лавры и просит, чтобы он ее вразумил. Видимо, она думала про себя, нельзя ли ей присоединиться к сергианам.

В это время ее встречает протоиерей Василий Верюжский, который сидел до этого и был настоятелем храма Спаса на Крови при иосифлянах. То есть он был одним из далеко не рядовых деятелей. Но он вышел после отсидки и перешел в Московскую патриархию, стал профессором открытой только что Ленинградской духовной академии. И, конечно, он ей говорит при встрече, что вот тогда были гонения, а теперь в основном нормально, и надо присоединяться, и что политика правительства изменилась, и что надо ходить в церковь. У нее отлегло от сердца, и дальше она оставшуюся жизнь прожила сергианкой, а также и две дочери, которые только недавно умерли, а сама она умерла лет сорок назад.

Конечно, политика изменилась, в сороковые годы стало легче – это несомненно. Но изменилось ли что-то из того, о чем говорили новомученики и исповедники? Всем было ясно, что ничего не изменилось. И вот тут важно понимать, что когда люди объясняют, что правильная Церковь – это истинно-православная, а в сергианской людей обманывают, то для большинства людей это совершенно неэффективная проповедь.

Даже если доказать, что есть какой-то обман, то им это неважно. Им важно, есть ли обман в том, что для них является ценным потребительским продуктом, то, для чего они туда идут, есть ли в этом обман? А в этом их как раз и не обманывают. Вообще, наблюдая со стороны за их поведением, всегда можно понять, что им важно: что можно прийти в церковь, чтобы там пели хорошо, чтобы там было уютно. Это есть? Есть. Обман есть? Нет. То есть для них все по-честному, и они туда идут.

А людей, которым нужна чистота православия, никогда не бывает много. Вот и Григорий Богослов служил в храме, который меньше нашего, с общиной, которая не больше нашей, но это были люди, которым важно не только благолепие службы, а нужно православие. Я не говорю, что нам не нужно благолепие службы. Нам оно нужно, мы стараемся, чтобы оно было, но оно нам нужно не в первую очередь, оно нам не является жизненно необходимым. Мы без него обойдемся, но постараемся, чтобы оно было. А что касается догматики и чистоты православия, то тут так сказать не можем. Если чистоты догматики нет, то это не Церковь, а мы выбираем Церковь.

Но не каждый христианин, даже если он истинно-православный, обязан уметь изложить правильное понимание Церкви, правильное понимание  догмата о Троице и так далее. Но он должен это понимать внутреннее, что надо быть со святыми, которые боролись за чистоту. Мы же понимаем, что Григорий Богослов не оказался бы на месте протоиерея Верюжского, и тогда надо выбирать, с кем мы. Может быть, нам очень симпатичен протоиерей Верюжский, у нас с ним прекрасные воспоминания детства, но смотреть надо на другое. Не кто нам приятнее, не кто нам больше друг, а кому мы доверяем в деле богопознания, в истинной Церкви. Вот Григорию Богослову доверяю, а протоиерею Верюжскому, может, и доверяю немного, но если есть какое-то расхождение с Григорием Богословом, то дальше уже не о чем разговаривать.

Вот так мы и будем с истинными новомучениками и исповедниками Российскими, будем обращаться к ним молитвами и доверяться их предстательству и попечению. Аминь.

Опубликовано: 12.04.2021 в 22:55

Рубрики: Зона риска, Лента новостей



Пожалуйста, поддержите "Портал-Credo.Ru"!

Всего комментариев: 0

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.

В сюжете:

Главные новости

Болгарская Православная Старостильная Церковь будет зарегистрирована государством

Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) принял решение в пользу Болгарской Православной Старостильной Церкви (БПСЦ), которую официальный новостильный Болгарский патриархат ...
Подробнее

Собор Русской Древлеправославной Церкви утвердил ее выход из всех межстарообрядческих структур

Проходящий в Москве Освященный Собор Русской Древлеправославной Церкви (РДЦ) постановил 8 мая, что эта Церковь больше не будет участвовать в ...
Подробнее

ДОКУМЕНТ: По поводу ареста главы издательского дома «Умма» Асламбека Эжаева. Открытое письмо членов Общественного комитета "Свобода совести"

Издание исламской литературы в стране, где христианство является доминирующей религией, — особый труд, который требует вдохновения, терпения и воли. Издание ...
Подробнее

Госсекретарь США пообещал митрополиту Епифанию «всестороннюю поддержку» ПЦУ

Одной из первых встреч в рамках визита госсекретаря США  Энтони Блинкена в Киева стала его аудиенция у предстоятеля ПЦУ митрополита ...
Подробнее

Иерусалимский патриарх Феофил III рассказал об "экуменическом характере" церемонии Благодатного огня

Патриарх Иерусалимский Феофил III рассказал в интервью ватиканским медиа 5 мая об экуменическом измерении обряда Благодатного огня, совершаемого в Великую ...
Подробнее

МОНИТОРИНГ СМИ: Осень патриарха. Что дает Кириллу мощная охрана

Весна, Пасха, Россия, патриарх передвигается по родной стране, окруженный всё более мощной охраной. Это осень. Чем ближе старость, тем отчётливей ...
Подробнее

МОНИТОРИНГ СМИ: Вернулись не все. Статистика посещения храмов на Пасху в РФ просто катастрофическая

За год пандемических ограничений число прихожан РПЦ существенно снизилось. МВД отрапортовало, что "в пасхальных мероприятиях" приняли участие 1,6 миллиона человек. ...
Подробнее

МОНИТОРИНГ СМИ: Патриарх обличал не ту тиранию. Как оппозиция на Пасху решила, что глава РПЦ вдруг перешел в ее стан (+ ВИДЕО)

Настоящим «вирусным видео» стал на эту Пасху фрагмент проповеди патриарха Кирилла, который грозным, почти пророческим голосом обличает неких начальников — ...
Подробнее

Художницу, создавшую на Пасху перформанс с милостивым Христом, проверят на оскорбление чувств верующих

Красноярская полиция проверит перформанс с Иисусом Христом, который устроила местная художница Мария Гасанова, сообщает «Zнак». «Иисус» Гасановой в день православной ...
Подробнее