БИБЛИОТЕКА: Монахиня Ксения (Митренина). Человеческая версия православия. Записки о ранних годах служения петербургского протоиерея Николая Беляева (+ 12 января 2021 г.) — Credo.Press

БИБЛИОТЕКА: Монахиня Ксения (Митренина). Человеческая версия православия. Записки о ранних годах служения петербургского протоиерея Николая Беляева (+ 12 января 2021 г.)

12 января 2021 года от ковида скончался протоиерей Николай Беляев, старший клирик Иоанновского монастыря на Карповке. Он был одним из самых уважаемых в Петербурге священников РПЦ МП, а в начале своего служения — моим духовным отцом.

Начало

7 марта 1990 года я впервые пришла на службу в собор Владимирской иконы Божией Матери РПЦ МП. На службе рукополагали нового диакона, это и был о. Николай. Через десять дней он стал священником. Я крестилась за три месяца до того. Мне был 21 год, я училась на втором курсе университета.

Отец Николай сильно отличался от «новой волны» молодых батюшек, которые приходили в церковь в те годы. Он совмещал в себе две разных школы: петербургский научный дух и семейную священническую традицию. Его отец в юности претерпел тюремное заключение за веру, а в 1947 году стал священником. Вся их семья была православной, и его сестра Мария Алексеевна тоже совершила исповеднический поступок. Когда она оканчивала музыкальный вуз, на распределении ее спросили: «Ваш отец поп, но вы ведь не разделяете его мракобесные взгляды?» Она поняла, что от ответа на этот вопрос зависит, куда ее распределят на работу, но ответила: «Почему же? Разделяю» — и была отправлена преподавать музыку в глухой угол Ярославской области.

Сам Николай был верующим всегда, но поступил на матмех Ленинградского университета и стал астрономом в Пулковской обсерватории, где его научным руководителем была будущая монахиня Елена Казимирчак-Полонская. 30 лет Николай Алексеевич проработал в академических кругах и хорошо понимал петербургскую интеллигенцию. Эта смесь традиционного церковного воспитания и научной школы делала его невероятно подходящим пастырем для воцерковляющегося Петербурга.

Когда он решил стать священником, его отказывались рукополагать. В семье у них хранилась епитрахиль Патриарха Тихона, и, как мне рассказал отец Николай, пришлось отнести ее в патриархию — тогда рукоположили. Я уже знала историю изображенного на воротах Петропавловской крепости Симона-волхва, но не знала слова «симония».

Отец Николай мечтал стать настоятелем только открывшегося храма возле Политехнического института, чтобы работать с молодежью. Но туда назначили кого-то другого, а он был отправлен священником в Иоанновский монастырь. У служивших там клириков складывались тяжелые отношения с настоятельницей. Отец Николай говорил, что у него в комнате она как-то раз провела обыск. Но постепенно отношения выровнялись.

Пастырский стиль

Отец Николай занимался пастырской работой, не жалея ни сил, ни времени. Он очень старался, чтобы как можно больше людей пришли в храм и чтобы у тех, кто пришел, всё было хорошо и правильно. Нередко он приводил с улицы каких-то плачущих женщин, а затем они начинали ходить в храм и одеваться церковно. Ему было важно, чтобы у всех была хорошая работа и хорошая семья, чтобы все ходили в церковь и помогали друг другу, «особенно своим по вере».

Отец Николай следил за тем, чтобы каждый в приходе помогал кому-то тем, чем может. Благодаря ему каждый мог почувствовать себя нужным участником какого-то полезного дела. Он делал это виртуозно — как мастер по паркету складывает дощечки так, что каждой находится место. Прихожане со связями помогали найти работу безработным. Кто-то раздавал гуманитарную помощь, кто-то отвечал за чай. Прихожане «с руками» помогали что-то чинить другим прихожанам. Одну одинокую женщину, которая, кажется, ничего особо не умела, он познакомил с девушкой-сиротой, и та обрела себе домашнее тепло, а женщина получила сразу выросшую если не дочку, то хотя бы племянницу. Одну несчастную безработную регентшу он попросил создать любительский хор, который стал для нее большой отрадой, а для нас, неофитов, — радостной возможностью приобщиться к церковному пению. Этот хор пел на венчаниях, которые отец Николай регулярно совершал в дружественном храме на Каменном острове, потому что в монастыре венчания не совершаются.

Мне он поручил заведовать приходской библиотекой. Вначале это были десять его книг, которые он принес мне в сумке. Я поставила их у себя, переписала и начала выдавать прихожанам — почти принудительно. Постепенно книги прибывали, но библиотека не занимала много места, потому что почти все книги постоянно находились на руках — в те годы церковной литературы было очень мало. Это давало возможность и мне много читать, а также, например, заносить книги домой Льву Николаевичу Гумилеву.

Помню еще два приятных дела, которые мне поручил о. Николай. Однажды он принес мне мешок деревянных завитушек, старую раму и рыбный клей для реставрационных работ. Оказалось, что это остатки рассыпавшегося киота, превратившегося в пазл. Я нашла по стыкам место каждой завитушки, приклеила их рыбным клеем, и получился настоящий киот с растениями и ангелочками. В другой раз он попросил меня набрать тексты одиннадцати воскресных Евангелий. Компьютеров тогда ни у кого не было, я набирала их в компьютерном зале факультета под видом написания диплома, подолгу искала каждую букву на клавиатуре. Потом скопировала это на здоровую пятидюймовую дискету, а отец Николай собирался где-то это распечатать для своих просветительских целей. Воскресной школы тогда не было.

Про брак

Всех своих молодых духовных дочерей отец Николай стремился поскорее выдать замуж. Я знаю судьбы трех из них. У первой брак сложился несчастно — муж оказался совсем чужим ей человеком. Это проявилось еще до венчания, после одной нехорошей истории, но почему-то она не затормозила. У второй супруга быстро рукоположили во диаконы, а затем ее жизнь и вера стали терять смысл. Как она рассказывала сама, «сижу я на кухне, смотрю на своих канареек в клетке, и такая пустота, вера абсолютно уходит».

У третьей девочки, наоборот, брак получался необыкновенно счастливым, они были потрясающе прекрасной парой — Жанна и Георгий — я пела и на их венчании. Но через несколько месяцев после свадьбы случилась кошмарная история. Они поехали в паломничество в какой-то монастырь, где Георгия ночью зарезал сумасшедший послушник. Жанна стала молодой вдовой и не смогла пережить эту боль даже спустя много лет.

Конечно, отец Николай пытался настроить на замужество и меня. Помню, он начал говорить об этом в один из самых первых наших разговоров. Я тогда несколько огорчилась — пришла обсудить с ним вопросы о смысле жизни, а он перескочил на посторонние темы, отвлекся. Только спустя много лет я узнала, что это вообще распространенный способ мира решать проблемы других людей: «Вступит в брак, и все экзистенциальные вопросы отпадут сами собой».

Отец Николай говорил, что лучше всего выйти замуж за будущего священника. Но это, пояснял он, тяжелый крест, потому что батюшка почти не будет бывать дома, всё время будет проводить с паствой.

Но я благодарна ему, что он назвал своими словами некоторые вещи, которые очевидны изначально и которые мир пытается разрушить насмешками, чтобы сделать «как все». Мне его слова очень помогли и очень меня укрепили. Он даже отчеркнул карандашом в моем молитвослове среди утренних молитв одну строчку: «Душетленных мя пакостей избави…»

В те времена я разделяла распространенный в 1990-е годы среди неофитов взгляд на духовное руководство: даже если духовный отец посоветует что-то неправильно, но ты по смирению и послушанию это исполнишь, то всё повернется к лучшему и будет тебе ко спасению. Поэтому я старалась следовать принципам отца Николая: нашла работу, где получала для 1990-х годов очень большие деньги, ходила в церковь, помогала ближним. Не был только улажен вопрос с замужеством. Мне не хотелось ничего этого, но если это важно для христианской жизни…

Первого же посватавшегося за меня кандидата я привела на смотрины к отцу Николаю. Ему кандидат не понравился — нецерковный, играет рок-музыку, образования не получил. Я вздохнула с облегчением. Но поздно вечером отец Николай сам мне позвонил и спросил: «Вы очень его любите?» Этот вопрос меня озадачил. «Причем здесь это? Речь ведь идет о вступлении в брак», — подумала я, но вслух пробормотала что-то невразумительное. Отец Николай сказал, что совершит обручение — православный аналог помолвки. На обручение он даже сам принес два железных кольца (с сердечками, сказав, что других не нашел) — догадался, что ни я, ни неправославный кандидат этого не предусмотрим.

Где-то вдалеке замаячила свадьба, которая меня совершенно не привлекала. Я молилась о ней эклектичной молитвой: «Господи, если Тебе это неугодно, чашу эту мимо пронеси». Отец Николай подарил мне кремовое свадебное платье из гуманитарной помощи. Но венчание как-то перенеслось, потом еще перенеслось, а потом и вовсе куда-то растворилось. Добавлю, что сейчас этот человек счастливо женат, получил образование, рок-музыку почти не играет, но верующим так и не стал.

Через какое-то время отец Николай предпринял еще одну попытку. После исповеди сказал мне, что есть у него один хороший человек, математик. Отец Николай подаст мне знак, когда тот будет подходить ко кресту в конце службы. Если он мне понравится, то и я, подходя ко кресту, должна кивнуть, тогда он нас познакомит. Хорошо, что он дал мне четкую инструкцию и, поскольку новый кандидат мне не понравился, я, подходя ко кресту, отрицательно покачала головой.

Иные примеры

Я благодарна отцу Николаю за то, что он познакомил меня со своей научной руководительницей по Обсерватории — монахиней Еленой (Казимирчак-Полонской). В ней я увидела совсем другой тип христианской жизни — ученое монашество в миру. К тому времени она была абсолютно слепой и почти не могла ходить, но продолжала где-то читать лекции по апологетам. Меня отправили к ней, чтобы помочь ей разобрать бумаги в столе. У нее была потрясающая память, абсолютная ясность ума и веселая бодрость нрава. Она говорила мне, какой из многочисленных ящиков рабочего стола открыть и какую пачку бумаг в этом ящике взять. Затем она просила меня зачитывать надписи на папках и адреса на конвертах, а потом указывала какие бумаги выкинуть, а какие подготовить для дальнейших действий. Мне было жалко выкидывать письма, мелькнула мысль забрать что-то для своего архива, но я не хотела ее обманывать и честно выполняла ее просьбы. Выпросила себе на память только несколько открыток. У нее была интересная жизнь, полная приключений.

Мне повезло познакомиться и с братом отца Николая — археологом Сергеем Алексеевичем Беляевым, сотрудником Института всеобщей истории РАН. Он жил одиноко в Москве, и повсюду в его квартире были книги от пола и до потолка, это было прекрасно. Он руководил открытием мощей Патриарха Тихона и Оптинских старцев, но сохранял независимость от патриархии. Он совмещал веру и научные исследования и был похож на монаха в миру.

Поворот

Постепенно меня начало захватывать ощущение пустоты и бессмысленности. Моя жизнь соответствовала идеалам отца Николая по всем пунктам, кроме брака: у меня была хорошая и очень денежная работа, я ходила в церковь и помогала другим, всё было налажено. Но чего-то главного не хватало, а мысль о том, что «брак всё исправит», казалась разрушительной. Гильотина как способ борьбы с насекомыми в шевелюре. Я приходила к отцу Николаю и говорила ему об этом своем состоянии, он как-то очень хорошо беседовал со мной в своей каморке при монастыре, просто как-то говорил, что всё хорошо. На душе без причин становилось легко, я выходила на улицу почти веселая, и эта радость длилась до ближайшего перекрестка, а затем прежняя пустота накатывала еще сильнее, так что невозможно было сдержать слез.

Постепенно я узнала об Иисусовой молитве и захотела читать небольшое чёточное правило. Но отец Николай сказал, что не надо. «А то станете такой… — Он не смог подобрать слово, — Начнете ко всем обращаться "Брааат", "Сестрааа"». Я процитировала ему Григория Паламу из «Добротолюбия» о том, что Иисусову молитву должны читать и миряне — мужчины и женщины, и даже дети. На это он сказал: «Ну ладно, но не больше 10 минут в день».

Тогда я уже переставала верить в принцип «Даже если духовный отец посоветует неправильно, но ты послушаешь, то тебе будет большая польза за смирение и послушание». Рекомендации отца Николая надо воспринимать как советы, а не как указания к действию.

Я стала больше ориентироваться на книжки. «Правила жизни» отца Николая были созвучны с тем, что я видела у Шмелёва. В свое время я не смогла дочитать его «Лето Господне», решила читать по одной главе внимательно и проникаться: вот лампадки горят, вот постные огурчики готовятся к столу. Опять не смогла прочитать...

2 ноября 1995 года я стряхнула это всё и взяла курс на монашество. Ощущение страха и бессмысленности исчезло.

Исход

27 декабря 1995 года в Петербург вместо простодушного и молитвенного митрополита Иоанна (Снычева) был назначен митрополит Владимир (Котляров). На праздник св. Иоанна Кронштадтского он послужил в Иоанновском монастыре, а после начал проповедь. Он сказал, что отец Иоанн не чуждался носить дорогие рясы, поэтому ничего в этом плохого нет, а весь мир уже отпраздновал Рождество, и только у нас продолжается пост, а святой Иоанн, наверное, поддержал бы переход на новый стиль…

Тут народ не выдержал, начал кричать ему «Еретик! Обновленец! Долой!», начался переполох, игумения упала в обморок (а что ей оставалось делать?), а Котляров ретировался через запасной выход.

Этот инцидент стал известен в городе, и вскоре митрополит Владимир разослал по всем приходам какой-то циркуляр то ли в защиту церковной дисциплины, то ли о новом стиле. Отец Николай как раз накануне скандала очень твердо говорил о том, что новый стиль неприемлем в Церкви. Но после архиерейского циркуляра заговорил иначе. «Как же так, Вы же говорили...» — спросила я у него. «Ну, всё сложнее...» — как-то неопределенно пробормотал он. Вот тогда впервые мое доверие к нему пошатнулось. Дело даже не в том, приемлем новый стиль или нет. Но так менять свои взгляды из-за циркуляра от начальства?..

На Троицу 1997 года я приняла решение о выходе из Московской патриархии. Пришла к отцу Николаю, чтобы сказать ему об этом. Раз экуменизм, то оставаться у них нельзя. Он начал показывать на разные углы храма и спрашивать: «Где экуменизм? Тут экуменизм? Или, может быть, здесь?» А накануне Котляров как раз рассказал по католическому радио «Мария», как он молился с протестантским пастором и как это хорошо. Такого иерарха поминать нельзя. Отец Николай погрустнел, помолчал, а потом сказал: «Давайте так: Вы будете ходить на службы как раньше, а я этот грех возьму на себя».

Первый год после моего выхода отец Николай звонил мне на день рождения и на именины. А потом перестал — видимо, потерял надежду на мое возвращение.

Позже он стал старцем. «К батюшке в будний день по десять человек сидит», — сказала мне одна его духовная дочь. Коронавирусом он заразился, вероятно, при разговоре с кем-то из своих  духовных чад. Такие разговоры с каждым продолжались обычно подолгу, с глазу на глаз.

Выводов ко всей этой истории я не берусь делать. Пусть останется зарисовками.

Фото из архива автора

Опубликовано: 28.01.2021 в 20:29

Рубрики: Библиотека, Главные новости, Лента новостей



Пожалуйста, поддержите "Портал-Credo.Ru"!

Всего комментариев: 1

  • Автор: Александр Добавлено 30 января, 2021 в 14:53

    История с игуменией и Котляровым описана подробно. В том числе и в суздальских брошюрах. Странно, что Митренина этого не знает. Котляров стал наваливать новый стиль, называя старый "невежеством и темнотой". Игумения приказала хору не петь многолетие митрополиту. Храм патриарший. И Котляров предпочёл убраться.

    Ответить

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.

В сюжете:

Главные новости

СРОЧНО: Церковный суд Московской епархии РПЦ МП не стал отменять решение о лишении сана о. Андрея Кураева

"Суд "не нашел причин" для изменения приговора", - написал в своем блоге 4 марта в 13.26 протодиакон Андрей Кураев, чье ...
Подробнее

43-летняя монахиня Руфина (Бандак) стала первой подтвержденной жертвой коронавируса в русском монастыре на Елеоне в Иерусалиме

43-летняя насельница Спасо-Вознесенского Елеонского монастыря РПЦЗ МП в Иерусалиме монахиня Руфина (Бандак), арабка по происхождению, стала первой подтвержденной жертвой коронавируса ...
Подробнее

В год 800-летия Александра Невского в Москве снесли посвященный ему исторический храм

О сносе исторического здания бывшего Училища имени принца Петра Ольденбургского в Немецкой слободе, расположенном по адресу: Москва, Бригадирский переулок, вл. ...
Подробнее

МЫСЛИ: Маргарита Кудрявцева. ГЕНИЙ EX MACHINA. Митрополит Иларион (Алфеев) как Сверхчеловек

При знакомстве с нынешней кипучей деятельностью митрополита Илариона (Алфеева) мне приходит на память почти 20-летней давности Открытое письмо митрополита Антония ...
Подробнее

Красноярский митрополит РПЦ МП назвал российских подростков предателями, которые на народные деньги ездят за границу вместо того, чтобы голодать

Российские подростки "настроены антигосударственно, антиисторически, штрейкбрехерски и, более того, скажу по-русски, предательски", заявил 3 марта на заседании общественного совета при ...
Подробнее

Новый Сербский патриарх осудил действия Константинопольского патриархата в Украине

О своем отношении к проблеме украинской автокефалии рассказал 2 марта вновь избранный патриарх Сербский Порфирий в своём первом большом интервью ...
Подробнее

МЫСЛИ: Александр Зорин. ЭТЮДНИК-4. Дюссельдорф

Знаковое приветствие У нотариальной конторы ряд припаркованных машин. Но есть местечко, куда пытается пристроится чёрная Volva. За рулём женщина. Можно ...
Подробнее

МОНИТОРИНГ СМИ: Патриарх отдыхает, идите к черту. Новое расследование о дворце главы РПЦ МП под Геленджиком (+ ВИДЕО)

В последнее время к берегу Черного моря приковано слишком много внимания. После расследования о даче Владимира Путина журналисты нашли еще ...
Подробнее

Основатель Эрзянской Лютеранской Церкви Андрей Алешкин умер в Саранске

Эрзянский этнофутурист, автор серии картин о сущности древних верований мордовских народов эрзя и мокша Андрей Алешкин скончался 27 февраля в Саранске на ...
Подробнее

РЕПОРТАЖ: «Верим в перемены...». Македонская Церковь надеется найти общий язык с Сербской (+ ДОКУМЕНТ)

Пожелание развивать отношения между Македонской (непризнанной) и Сербской (официальной) Церквами выразил архиепископ Охридский и Македонский Стефан в поздравлении, адресованном новому ...
Подробнее