МЫСЛИ: Сергей Бычков. «ОБЛАЧИТЕ МЕНЯ В ЗЭКОВУ РОБУ». Памяти священника Глеба Якунина (+ 25 декабря 2014 г.). Глава из книги — Суд — Credo.Press

МЫСЛИ: Сергей Бычков. «ОБЛАЧИТЕ МЕНЯ В ЗЭКОВУ РОБУ». Памяти священника Глеба Якунина (+ 25 декабря 2014 г.). Глава из книги - Суд

Первое фото о. Глеба после освобождения из лагеря. Ссылка Ыныкчан, Якутия. 1985.

После десятимесячного заключения в Лефортовской тюрьме состоялся суд. Все это время следствие топталось на месте. Отец Глеб наотрез отказался сотрудничать со следствием. Поначалу следователи пытались «состряпать» дело по уголовной статье, вменяя ему в вину валютные операции и спекуляцию иконами. Но все попытки найти свидетелей и доказательства окончились провалом. В ходе следствия сотрудники КГБ так же тщетно пытались выведать у отца Глеба: от кого ему удалось получить секретные документы Совета по делам религий. В первой половине 1980 года большая часть из них была опубликована в различных изданиях на Западе. Но следователи не осмелились предъявить суду эти документы. Ознакомить с ними сотрудников суда и прокуратуры означало признаться в собственной беспомощности. Даже в те годы существовала скрытая конкуренция между силовыми ведомствами, стремившимися «подсидеть» друг друга. Поэтому руководством КГБ было принято решение скрыть эти документы. Оставалась знаменитая статья – 70 УК РСФСР, по которой штамповали уголовные дела на диссидентов.

С 25 по 28 августа, в течение четырех дней, Московский городской суд под председательством судьи Валентины Лубенцовой1 рассматривал дело создателя Христианского комитета защиты прав верующих в СССР, священника Глеба Павловича Якунина. Обвинитель - прокурор Георгий Скаредов, защитник - адвокат Л.М. Попов. Процесс проходил в помещении Московского городского суда. Зал, в котором слушалось дело, был рассчитан не более чем на тридцать человек. Его заполнили «представители общественности», входившие по пропускам. Из нормальных людей в зал суда пустили только жену отца Глеба, Ираиду Якунину.2 Она вспоминала, как скучали и томились в зале партаппаратчики и сотрудники КГБ. Им явно было неинтересно все это. Но иначе в те времена не поступали. Около дверей ждали родственники, друзья и представители демократического движения. Их не пускали в зал под тем предлогом, то места все заняты.

В обвинительном заключении прокурор Георгий Скаредов заявил, что Якунин - закоренелый преступник, антисоветчик, враг Родины и Церкви, окончательно разложившийся тип, пьяница. Он просил вынести частное определение о том, что по фактам, выявленным в судебном заседании, необходимо произвести предварительное расследование по деяниям, предусмотренным ст. 88 («Нарушение правил о валютных операциях») и ст. 154 («Спекуляция») УК РСФСР. Прокурор уверял, что вина подсудимого полностью доказана, и просил суд приговорить Якунина к пяти годам лагерей строгого режима и пяти годам ссылки. Вспомнил он и его письма: в первую очередь - обращение к пятой Ассамблее Всемирного совета Церквей в Найроби и обращение к христианам Португалии.

Отец Глеб не признал себя виновным. В суд как свидетели были доставлены два давних его друга и соратника - член Христианского комитета Виктор Капитанчук и участник Христианского семинара Лев Регельсон (оба содержались в Лефортовской тюрьме), а также участник Христианского семинара Виктор Попков. Регельсон и Капитанчук показали, что они подписывали документы, инкриминируемые отцу Глебу, или участвовали в их составлении. Попков дал суду подробные показания; в частности, подтвердил, что присутствовал при встрече священников Якунина, Д. Дудко и В. Коваленко с иностранцами, и рассказал, что и кому передавал Якунин.3 Попков подтвердил также «уличающие» показания швейцарской гражданки Э. Берини-Вальдфогель, зачитанные на суде. Эти показания во время предварительного следствия подтвердили также священник Димитрий Дудко и В. Коваленко.

Показания Льва Регельсона (как они записаны в протоколе): «С Якуниным в дружеских отношениях с 1965 года. С 1975-1976 гг. изготовили два документа: 1) «Обращение к христианам Португалии». В обращении дается негативная оценка Октябрьской революции и советского строя и содержатся призывы не допускать к власти в Португалии Коммунистическую партию. 2) «На смерть Богатырева». Мы выдвинули тяжкое обвинение в адрес одного из органов Советской власти. Знакомили с этими документами своих знакомых и направляли за границу. В обращении Архиепископу Нью-Йоркскому (1975 г.) содержались оценки антисоветского характера, о связи государства и верующих, и призывы к вмешательству в эти отношения.

Я распространял эти документы среди своих знакомых и при содействии Якунина направлял эти документы за границу. В 1976 году я, совместно с Якуниным, изготовил обращение Генсеку ВСЦ Поттеру, в котором утверждал, что в СССР отсутствует религиозная свобода. Этот документ мы размножили и распространили, отправили на Запад. Я совместно с Капитанчуком и Якуниным изготовил ряд писем и обращений, где утверждал, что в СССР к отдельным лицам применяются психиатрические репрессии. Утверждения эти были основаны на непроверенных фактах и носили антисоветский характер. Наша совместная деятельность продолжалась с Якуниным с 1974 по 1976 гг., а в дальнейшее время мы виделись редко. Я принимал участие в редактировании и обсуждении доклада «О современном положении Русской Православной Церкви».

В период с 1974-1979 гг. лично и через Якунина поддерживал отношения с западными корреспондентами и представителями западных церковных организаций (Шиклером и Смиттом), принимал участие в пресс-конференциях, которые организовывал Якунин. Наши взгляды в оценке документов, изготовленных нами, были разные с Якуниным. Инициатива антисоветских высказываний больше принадлежала мне. Якунин неоднократно высказывал мысль избегать таких высказываний. Сейчас я понимаю, что такие высказывания вредные, антисоветские. Документы изготавливались на личные средства. Сбором информации занимался Якунин.

Утверждения в обращениях и письмах основаны на непроверенных фактах, поэтому и носили такой вредный для нашего государства характер. Основную часть работы проводил я, писал текст, совместно редактировал и подписывал. «На смерть Богатырева» - написано совместно. Якунин избегал конфронтации с государством. Отдельные положения по его настоянию были исключены из обращения. Якунин придерживался того, чтобы защищать права верующих. Мы считали, что издательство «Вашингтонский исследовательский центр» не является политическим. Якунин никогда не ставил своей целью антисоветскую деятельность, но с моей точки зрения, эти документы носили антисоветский характер, вредный для советского строя».

Эти показания давних друзей и соратников отца Глеба были включены в преамбулу окончательного приговора: «...показаниями свидетелей Регельсона и Капитанчука, из которых усматривается, что Якунин принимал непосредственное участие в составлении текстов названных документов, размножал, распространял их среди своих знакомых, направлял для широкого распространения на Запад, где эти документы использовались во враждебных СССР целях; - показаниями свидетеля Карелина о том, что содержание документов, составленных Якуниным, с которыми он ознакомился, было клеветническим, в них содержались не соответствующие действительности утверждения, будто бы новая Конституция СССР не обеспечивает советским людям свободу совести...».

Членами делегации РПЦ МП на пятой Ассамблее Всемирного совета Церквей в Найроби были, в частности, А.И. Осипов (профессор Московской духовной академии) и игумен Иосиф (Пустоутов) (зав. аспирантурой Московской духовной академии, сотрудник Отдела внешних церковных сношений Московской патриархии). Поэтому их пригласили как свидетелей. Осипов Алексей Ильич, профессор Московской духовной академии, 1938 г. рождения: «С Якуниным не знаком. Соприкоснулся с фамилией на Ассамблее ВСЦ, где был в составе делегации. В обращении, подписанном Якуниным, призывали ВСЦ предпринять меры для нормализации церковной жизни в СССР, так как «верующие преследуются за религиозные убеждения». С выводами авторов я не согласен, такие методы не служат в пользу нашей Церкви и государства».

Игумен Иосиф (Пустоутов Александр Петрович), 1944 г. рождения: «Якунина не знает, но фамилию услышал в Найроби, где находился в составе делегации Русской Православной Церкви на Генеральной ассамблее ВСЦ, куда было направлено обращение Якунина и Регельсона, которое носило клеветнический характер. Якобы христиане подвергаются преследованиям за свои убеждения, помещаются в психлечебницы, власти вмешиваются во внутренние дела Церкви. В этом обращении искажались факты, и они были клеветнического содержания. Обстановка была накалена, произошла дискуссия в молодежной секции».

Показания Капитанчука Виктора Афанасьевича, 1945 г. рождения: «Знаю Якунина с 1966 года. Признаю, что издавал с Якуниным и Регельсоном и размножал документы, которые касались вопросов взаимоотношения советского государства с верующими. Якунин направлял эти документы за границу для распространения. С 1976 по 1979 годы я с Якуниным и Регельсоном, совместно с другими, изготовили двенадцать документов (писем), в которых утверждали, что в СССР незаконно преследуется инакомыслие и верующие, «установлен психиатрический террор». Некоторые документы были составлены без моего участия, но я их подписывал. В этих документах призывали к дискредитации советского общества. Мне известно, что Якунин встречался у себя на квартире с иностранными корреспондентами и передавал эти документы. Мы понимали, что использовали эти документы во враждебных целях, против нашего государства. Они носили характер вредный, тенденциозный. Если мы убеждались, что факты не подтверждались, мы их не использовали. Цель - улучшение положения верующих в СССР».

Кузнецов Анатолий Иванович, 1929 г. рождения, священник Троицкой церкви села Чашниково Московской области (последние годы отец Глеб трудился в этом храме), секретарь митрополита Серафима (Никитина): «В 1976 году попросил устроить Якунина в церковь певчим, отношений не было, о политике не говорил».

Карелин Феликс Владимирович, 1925 г. рождения: «Не согласен по вопросу о Конституции, т.к. она представляет и обеспечивает советским людям свободу совести. Не согласен - выносить свои проблемы на Запад. Знакомы давно, знакомство на религиозной основе. Общаясь, занимались обсуждением богословских проблем. Последние шесть лет не общаются, разошлись во мнениях по богословским вопросам. О деятельности Якунина знает из радиопередач. Знакомы два документа (автор Якунин): «Обращение к Ассамблее в Найроби» и письмо по поводу нового проекта Конституции. В письме к Ассамблее в Найроби авторы ведут разговор о лицах, не имеющих отношения к Православной Церкви, которые когда-то пострадали от советской власти, не согласен с выводами».

Кривой Иван Николаевич, 1919 г. рождения: «Священник с высшим образованием. Якунина знаю, отношения неплохие с 1965-1970 гг. Сын учился в Москве, снимал комнату у матери Якунина. В 1969 году получил «Открытое письмо», где с резкой критикой Якунин выступал в отношении принятых решений по местным соборам и просил патриарха отменить эти решения. Это письмо я передал в епархию. Я сказал, что собираюсь посетить мавзолей Ленина, Якунин возмутился, с негодованием заявил, что посещение мавзолея лицами религиозного культа оскверняет их сан. В мавзолее я был три раза. Якунин мог выпить две бутылки водки и не терять контроль». Он также процитировал слова Якунина: «КГБ щупальцами оплел весь мир». Этот священник отрицательно охарактеризовал о. Глеба, заявив, что тот может выпить две бутылки водки. В ответ Якунин спросил: «В течение какого периода?» В обвинительной речи прокурор, ссылаясь на показания священника Кривого, заявил, что Якунин - пьяница. Кривой заявил также, что купил у Якунина икону и что он, видимо, ими торговал. Свидетельница Федотова (Якунин с ней не был знаком) показала, что слышала разговор сына с А. Огородниковым, в котором Огородников сетовал на то, что о. Глеб получает деньги от Солженицына, но с ним не делится.

Староста Николо-Кузнецкой церкви Москвы А. Шушпанов чуть ли не с порога суда начал кричать, что отец Глеб - пособник империализма и антисоветчик. «Хроника текущих событий» сообщала в своем отчете из зала суда: «Он сказал также, что о. Глеб - против мира, за войну. В ответ Якунин потребовал подвергнуть Шушпанова психиатрической экспертизе. Отец Глеб не без оснований считал Шушпанова провокатором и агентом КГБ. Об этом он, иеродиакон Варсонофий (Хайбулин) и Виктор Капитанчук писали патриарху Пимену4. В свое время Шушпанов предлагал Якунину большую сумму на нужды Христианского комитета и хотел войти в его состав. Денег Якунин не взял и в Комитет Шушпанова вводить отказался».

Показания Шушпанова Александра Владимировича, 1938 г. рождения: «Якунина знаю, познакомился на квартире у Чекушкина и Осокиной. Когда работал в Моспатриархии, уже был наслышан о Якунине как о оппозиционно настроенном человеке. Поддерживал отношения, т.к. было интересно разобраться в его мировоззрении. Он от меня получал информацию о внутренней жизни МП и международных отношениях. Я переводил ему некоторые тексты на иностранные языки. Сначала я видел в Якунине искренно верующего человека, но потом разочаровался в нем, пришел к мнению, что он стремится накопить себе политический капитал, для чего использует религию. Религия мало интересовала его, а сама цель была - международная известность, деятельность была направлена против Сов. государства. Якунин изготовлял и распространял обращения, они были клеветническими, утверждалось, что в СССР нет свободы религии и совести. Якунин собирал информацию о положении в Церкви, но у кого брал - не знаю. В разговорах со мной заявлял о необходимости со стороны США вести жесткую политику по отношению к нашему государству. Якунин был против всего советского, против соцстроя в СССР, он считал возможным построить общество свободной инициативы. Епархия неоднократно предлагала прекратить его деятельность, Якунин отказывался, поэтому нам с Якуниным приходится встречаться здесь, в суде».

Подсудимый Якунин: «Со свидетелем у меня были скандальные отношения, поэтому он дает такие показания. Я их не подтверждаю».

Свидетель: «Да, отношения были плохие, но в суде я должен говорить правду. Тем более, решается судьба человека».

Свидетельница Е.В. Загрязкина (бухгалтер храма на Ваганьковском кладбище) сказала, что в жизни не встречала более порядочного, честного, доброго, мужественного и высоконравственного человека, чем отец Глеб. При этом ее показания во время предварительного следствия носили негативный характер.

Свидетель А.И. Рогов5 заявил суду, что Якунин ненавидит советскую власть, что он - предатель своего народа. Показания свидетеля Рогова Александра Ивановича, 1935 г. рождения, научного сотрудника Института славяноведения и балканистики Академии наук СССР: «Я с Якуниным знаком через Меня. В Лавре произошел разговор в присутствии других священников. Говорил Якунин. В озлобленной форме критиковал Патриархию, что она продалась Советской Власти. Второй раз встретились в Новой Деревне, сидели в сторожке, человек пять, разговор шел о присоединении Американской Автокефальной церкви к Патриархии. Якунин кипел злобой ко всему советскому и высказывал резкие выражения. Я считаю деятельность Якунина антисоветской. В Новой Деревне присутствовал художник Худяков, водку в этот момент не пили». Якунин ходатайствовал о вызове в суд художника Василия Худякова, присутствовавшего при его разговоре с Роговым. Худяков в суд вызван не был. Не был вызван в суд и священник Димитрий Дудко, хотя отец Глеб просил об этом, ссылаясь на то, что имя отца Димитрия часто упоминалась в обвинительном заключении и его показания, данные во время предварительного следствия, обильно цитировались в судебных заседаниях. Суд перечислил в числе неявившихся свидетелей священника В. Фонченкова и Л. Полуэктову, которые повесток не получали, однако просили их допросить как свидетелей и стояли у здания суда, но не были допущены в зал заседаний.

Из протокола судебного заседания по делу 23/80. Якунин: «Я могу сказать, что практически признаю все факты обвинения: т.е. изготовление, размножение, хранение и распространение всех документов. Не согласен с оценкой следствия моих действий и целей. Они не носили антисоветский характер, клеветнический, порочащий советский общественный строй. Фактическую сторону своих действий я полностью подтверждаю по всем разделам обвинения. Всей своей деятельностью я стремился улучшить положения религии, Церкви и верующих в нашей стране».

Адвокат просил смягчить приговор. Перед тем как произнести последнее слово, отец Глеб спросил: «Интересуют ли суд и сию аудиторию мотивы и факты, заставившие меня взяться за правозащитную деятельность в помощь христианам?» Судья Лубенцова ответила, что это никого не интересует. На вопрос отца Глеба, что же интересует суд, она ответила, что он может обратиться к суду с просьбами. Якунин заявил, что просьб у него нет. «Тогда все!» - сказала Лубенцова.

Был зачитан приговор, в котором было отмечено: «Вместе с тем, виновным себя не признал, отрицал клеветнический характер содержания вышеперечисленных документов и материалов, заявил, что, совершая указанные действия, он цели подрыва или ослабления Советской власти не преследовал». Предъявленные обвинения были серьезными: «...Клеветал на общественный строй, отождествлял советскую действительность с салазаровским режимом, называл Советскую страну «пустыней духовного голода», обвинял органы Советской власти в терроризме и сравнивал их деятельность с действиями палачей...».

После зачтения приговора отцу Глебу Якунину было оглашено частное определение суда о необходимости проведения дополнительного следствия по ст. 88 и 154 УК РСФСР («нарушение правил о валютных операциях» и «спекуляция») в связи с фактами, «выявившимися на суде» (по ст. 154: продажа Библии за 100р.; по ст. 88: покупка и продажа монет и изделий из золота и серебра). Отец Глеб Якунин подал кассационную жалобу на вынесенный ему приговор.

Последнее слово подсудимого: «В своем слове я у суда ничего не прошу. У меня есть только благодарение Богу за мою судьбу и за тот путь, который ожидает меня впереди». Во время зачтения приговора в зале велась телевизионная съемка. Эта запись была потом показана по английскому телевидению. После окончания суда, 2 сентября 1980 года, в газете «Труд» была напечатана статья Л. Колосова «Кому служил «отец» Глеб?» В статье утверждалось: «В ходе судебного следствия выяснилось, что на протяжении 1964-1979 годов Г.П. Якунин с целью извлечения незаконных доходов систематически и в крупных размерах занимался скупкой и перепродажей предметов церковного обихода, антиквариата, книг, промышленных товаров, изделий из драгоценных металлов и камней, в том числе серебряных монет дореволюционной чеканки...».

Процесс над отцом Глебом был необычайно долгим. Скорее всего, суд неоднократно переносили из-за Олимпийских игр в Москве, которые открылись 19 июля и длились до 3 августа 1980 года. Они оказались провальными. Большая часть зарубежных спортсменов отказались приехать в Москву, протестуя таким образом против введения советских войск в Афганистан в декабре 1979 года. Видимо, кураторы из КГБ, обескураженные провалом Олимпийских игр, первоначально намеревались осудить отца Глеба как валютного спекулянта. Это было озвучено прокурором Георгием Скаредовым, ставшим в июле того же года первым заместителем прокурора Москвы. Но в конце концов было решено судить отца Глеба по ст. 70 как антисоветсчика. Обескуражило и то, что большинство свидетелей из числа православных христиан отказались дать показания против отца Глеба. Исключением были показания Виктора Попкова, историка Александра Рогова и священника Иоанна Кривого. Даже столь официозное лицо, как Алексей Осипов (профессор Московской духовной академии), был крайне осторожен в своих показаниях. Бухгалтер Загрязкина изменила свои показания, которые дала во время предварительного следствия. На многих оказало укрепляющее воздействие поведение отца Глеба во время суда. Он сражался без страха и упрека, прекрасно понимая, что его судьба уже решена в КГБ. Он оставался бесстрашным бойцом, несмотря на предательство старых друзей. Его бесстрашие помогало преодолевать страх и свидетелям.

«Раскаявшиеся» и давшие необходимые показания на суде Виктор Капитанчук и Лев Регельсон получили условные сроки и были освобождены из-под стражи. Лев Регельсон после освобождения безуспешно обращался в органы КГБ с просьбой устроить ему свидания в лагерях со священником Глебом Якуниным и Александром Огородниковым. В то время он искренне считал их убеждения заблуждением и был уверен, что сумеет разубедить их и вернуть на путь служения родине. Но он не получил такой возможности.

Многое из происходившего в РПЦ МП в те годы помогают уяснить документы, которые священнику Глебу Якунину удалось в 1979 году получить от одного из бывших сотрудников Совета по делам религий за семь лет, начиная с 1967-го и вплоть до 1975 года. Тогда же на Западе были обнародованы шесть справок доверительных бесед ответственных работников Совета по делам религий с иерархами РПЦ МП. Отчеты заместителя председателя Совета по делам религий Василия Фурова были избраны не случайно. Он заведовал «православным» отделом в Совете и получил прозвище «Победоносцев». По своему мировоззрению был откровенным и убежденным атеистом, добивался искоренения религии в обществе, был яростным сторонником закрытия церквей и списками снимал с регистрации религиозные общины. Его даже в Совете не любили за сухость и заносчивость. В 1981 году он был уволен из Совета. А вслед за ним был сменен в 1984 году и председатель - Владимир Куроедов. Расследование о хищении секретных документов из Совета по делам религий продолжалось несколько лет. Руководителю КГБ, Юрию Андропову, удалось замять это дело, но Виктор Титов расплатился за это своей жизнью...

ПРИМЕЧАНИЯ:

1 Она же судила в октябре 1968 года "демонстрантов" (Хроника текущих событий № 4), в январе 1972 г. - В. Буковского (Хроника текущих событий № 23), в мае 1978 г. - Ю. Орлова (Хроника текущих событий № 50). «В 1970-е гг. процессы диссидентов вела судья Мосгорсуда Валентина Лубенцова. До политических процессов Лубенцова «была опытным судьей, разумно строгим и разумно либеральным», вспоминала адвокат многих правозащитников Дина Каминская. Лубенцова была лояльной советской гражданкой и согласилась судить оппозиционеров. Участие в делах с заранее предрешенным исходом, когда приговор писался не в совещательной комнате, а в кабинетах партийного ареопага, привело ее к профессиональной деградации при рассмотрении рядовых дел. «Приобретенная при рассмотрении политических дел привычка к нарушению закона оказалась мстительной», – писала Каминская.

2 Другим родственникам и друзьям подсудимого "не хватило мест". Зато места нашлись для четырех, по меньшей мере, сотрудников КГБ: один из них задерживал Т. Щипкову (Хроника текущих событий №52, суд - № 56), другой участвовал в обысках у членов Христианского семинара, третий допрашивал Т. Лебедеву (Хроника текущих событий №№ 54, 56, 57), четвертый беседовал с А. Найденович (Хроника текущих событий, №№ 28, 54), убеждая ее уехать из Москвы на время Олимпиады.

3 См. Хронику текущих событий №№ 55, 56 и 57.

Уголовное дело № 515 по обвинению Якунина Глеба Павловича в совершении преступления, предусмотренного частью 1 статьи 70 УК РСФСР. П-79365, в 18 томах. Возбуждено 1 ноября 1979 года, окончено 30 июля 1980 года.

4 Аресты продолжались и весь 1980 год. 2 января 1980 гола в Смоленске судья С.И. Торхов арестовал члена Христианского семинара Виктора Попкова (1946-2001) на 15 суток. 4 января у Попкова истек срок, в течение которого он должен был трудоустроиться: администрация учреждений, куда он обращался, сначала соглашалась взять его, а потом отказывала. Попкову предъявили обвинение по ст. 209 УК РСФСР ("ведение в течение длительного времени иного паразитического образа жизни"). 24 января на его квартире провели обыск. Матери Попкова сказали, что ее сын подозревается в сбыте бриллиантов, а если это не подтвердится, его будут судить по ст. 209. В Смоленск на допросы по делу Попкова дважды вызывали из Москвы члена Христианского семинара Владимира Бурцева (Хр. №№ 54, 55). Бурцев в Смоленск не ездил. 8 февраля около 6 часов вечера возле дома был арестован Бурцев. В его отсутствие с 9 до 11 вечера в квартире провели обыск. 8 и 9 апреля в Смоленске состоялся суд над Попковым и Бурцева. Попкова обвиняли по ч.1 и ч.3 ст. 196 и ст. 209 УК РСФСР, Бурцева - по ч.1 ст.196 УК РСФСР. Председательствовал в суде тот же Торхов, прокурор в деле не участвовал, адвокат потребовала оправдать Бурцева. Оба подсудимых были признаны виновными по ч.1 ст.196 («подделка документов») и осуждены каждый на 1,5 года лагерей общего режима. См. Хронику текущих событий № 46.

5 Спустя два года историк Александр Рогов (1935-1996) стал лауреатом Государственной премии СССР. Художник Василий Худяков, друг Рогова, с о. Глебом не был близок.

Опубликовано: 25.12.2020 в 19:01

Рубрики: Главные новости, Лента новостей, Мысли



Пожалуйста, поддержите "Портал-Credo.Ru"!

Всего комментариев: 0

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.

В сюжете:

  1. МОНИТОРИНГ СМИ: Год без отца Глеба. Священник Вячеслав Винников: РПЦ МП должна покаяться перед о. Глебом Якуниным
  2. БИБЛИОТЕКА: Сергей Бычков. "Облачите меня в зэкову робу...". Памяти священника Глеба Якунина. Часть третья [воспоминания]
  3. БИБЛИОТЕКА: Сергей Бычков. "Облачите меня в зэкову робу...". Памяти священника Глеба Якунина. Часть четвертая. К годовщине кончины [воспоминания]
  4. МОНИТОРИНГ СМИ: К юбилею "Открытого письма" Эшлимана-Якунина. Священник Георгий Эдельштейн: сергианство не догма, а руководство к действию
  5. БИБЛИОТЕКА: Сергей Бычков. "Облачите меня в зэкову робу...". Памяти священника Глеба Якунина. Часть вторая [воспоминания]
  6. БИБЛИОТЕКА: Сергей Бычков. "Облачите меня в зэкову робу...". Памяти священника Глеба Якунина [воспоминания]
  7. ВИДЕО: "Церковь создана Богом, а Вы - раскольник", говорит христианин Александр Невзоров священнику Глебу Якунину
  8. МОНИТОРИНГ СМИ: Поругание креста. Избирательно оскорбляющаяся патриархия: невинный "Тангейзер" и срывание креста с о. Глеба Якунина в Госдуме
  9. МОНИТОРИНГ СМИ: Сороковины. Глеб всегда поддерживал своим оптимизмом
  10. ВИДЕО: "В этой церкви нет ни любви, ни милосердия, ни Христа. Они Его оттуда выгнали". 40 дней со смерти о. Глеба Якунина: панихида и поминальное слово
Главные новости

Миссия патриарха Варфоломея - "похоронить влияние православия в современном мире", заявил в своей проповеди глава МИД РФ

"Координируемые из США" действия патриарха Константинопольского Варфоломея привели к серьезным последствиям, а его роль заключается в "попытке похоронить влияние православия ...
Подробнее

Антониев-Сийский монастырь Архангельской митрополии РПЦ МП закрылся на карантин

Антониев-Сийский монастырь Архангельской митрополии РПЦ МП закрылся на карантин 17 января из-за вспышки COVID-19, сообщает "Интерфакс" (interfax.ru) со ссылкой на ...
Подробнее

Руководство ФСИН разрешило о. Сергию (Романову) оставаться в СИЗО в рясе

Руководство ФСИН РФ разрешило о. Сергию (Романову) пребывать в СИЗО в его церковной одежде: рясе и клобуке. Об этом член московской ...
Подробнее

МЫСЛИ: Борис Редькин. УЧЕНИЕ «БЕЗЗАКОННАЯ ВЛАСТЬ – ОТ БОГА» КАК ЕРЕСЬ. Часть вторая — О поминовении властей и о критериях власти от Бога

Часть первая — ЗДЕСЬ… О поминовении властей 15. Учение м. Сергия о поминовении властей изложено, помимо указа от 21 октября ...
Подробнее

БИБЛИОТЕКА: Сергей Шарапов. Виноградник вдовы, пляски новой Иродиады и дерзкое смирение нового Иоанна: опыт актуального прочтения библейских сюжетов [библеистика]

«Опять Иродиада беснуется, опять неистовствует, опять пляшет, опять требует у Ирода главы Иоанна Крестителя! Опять Иезавель хочет захватить виноградник Навуфея ...
Подробнее

Изображения главы УПЦ МП на билбордах в его родных Черновцах облили красной краской

Билборды с изображениями предстоятеля УПЦ МП митрополита Онуфрия (Березовского), на которых также были напечатаны поздравления с Рождеством, облили красной краской ...
Подробнее

Грузинский патриархат выразил официальный протест Московскому патриархату по поводу вторжения на территорию Грузинской Церкви

Председатель Отдела внешних связей Грузинского патриархата митрополит Зугдидский и Хаисский Герасим направил официальный протест председателю ОВЦС МП митрополиту Илариону в ...
Подробнее

РЕПОРТАЖ: "Читали библию, молились...". Новые подробности дела архимандрита РПАЦ в Ростовской области: "незаконное миссионерство" в виде богослужения

На фото - архимандрит Артемий (Смитченко) слева Поводом для административного преследования и пропагандистской кампании в местных и федеральных СМИ против ...
Подробнее

Церковный суд Кинешемской епархии РПЦ МП постановил извергнуть из сана популярного "старца" схиархимандрита Иоанникия

Церковный суд Кинешемской епархии РПЦ МП, рассмотрев 12 января дело популярного среди последователей Московского патриархата "старца" схиархимандрита Иоанникия (Ефименко) из ...
Подробнее