БИБЛИОГРАФИЯ: Набиль Куреши. ИСКАЛ АЛЛАХА, НАШЕЛ ХРИСТА. — М., Эксмо, 2020 — Credo.Press

БИБЛИОГРАФИЯ: Набиль Куреши. ИСКАЛ АЛЛАХА, НАШЕЛ ХРИСТА. - М., Эксмо, 2020

Сознательному обращению в другую религию всегда сопутствует множество проблем. Проблем внешних – непонимание, давление, презрение и стигматизация, вплоть до смертоубийства отступника, со стороны близких, окружения и бывших единоверцев. И внутренних – серьезная, а подчас и глобальная перемена системы координат, мировоззрения, ценностей и образа жизни, постоянный стресс (особенно когда смена веры была недобровольной).

Как раз о подобной ситуации откровенно и драматично повествует герой своего романа - Набиль Куреши. Его книга – исключительно смелая попытка широкой публикации «истории одного конвертита», потому что герой и автор её переменил ислам на христианство.

Обычно сегодня популярны противоположные истории: как некто, не сильно до того религиозный христианин, атеист, «язычник» (а то и иудей!), принял ислам. Но вот теперь есть и обратный прецедент.

С другой стороны, популярному неоспиритуальному гуру Ошо Раджнишу принадлежат слова: «Испытывайте радость, вновь и вновь принимая новую религию». Набиль Куреши, пройдя через горнило душевных испытаний и социальных передряг, испытал огромную радость, приняв Христа.

Однако при всей драматичности истории и общей значимости проблематики конвертизма проблема выбора автора находится ВНУТРИ авраамического монотеистического дискурса. Набилю Куреши пришлось выбирать между Богом Корана и Богом Библии. А если бы в качестве альтернативы у него были «языческие» Один, Шива или не-Бог Будда? Конечно, на протяжении двух тысячелетий иудеохристианство вкупе с исламом формировало и обуславливало европейскую цивилизацию, но теперь ей приходится отвечать вызовам глобального постмодерна – воинствующему атеизму и возрождающемуся неоязычеству, тысячеликому индуизму и нетеистическим буддизму и даосизму. А заодно и заманчивым предложениям множества «сект», культов и прочих НРД - на любой духовный вкус, и тем паче - на его отсутствие.

Основные острые, конфликтогенные узлы обозначены уже в предисловии: это и столкновение культур, «ложащееся грузом на мусульманина, рождённого в Америке», и то, что христианское учение для мусульманина «странное и оскорбительное», и «сокрытые истины об исламе». Плюс изрядная эмоциональность автора, правда, в сочетании с критическим, рациональным взглядом.

Друг автора Ли Стробел в предисловии отмечает «поразительный ум» и «чувствительное, сострадательное» сердца Набиля Куреши. Это два знаковых, обязательных качества, благодаря которым мусульманин по рождению и воспитанию смог решиться на диалог, затем на поиск и критическое переосмысление (Ум), а затем и принятие Христа (Сердце). «Он тщательно просеивает исторические свидетельства, умело ориентируется в богословских и философских лабиринтах. Смело и настойчиво шел он по своему пути — и не остановился, даже когда привычная с детства почва зашаталась у него под ногами». Конечно, Набиль Куреши не единственный мусульманин, перешедший в христианство, но нельзя сказать, что это распространенная практика. Некоторые его друзья и «коллеги», прошедшие тем же путём, рассказывают о сложностях и нюансах этого процесса в приложении к книге, там же есть и статьи некоторых библеистов на особо острые темы, вроде подлинности и аутентичности Нового Завета – или Корана.

Впрочем, некоторые сомнения в идейной адекватности и намерениях автора возникают уже в первой же строке «Благодарностей», открывающих книгу. «С трепетом взираю на то, каких выдающихся людей привел Бог в этот проект, чтобы помочь мне и подсказать верное направление...».

Само обозначение этого духовного камин-аута, о предельной значимости которого автор говорит на протяжении всего повествования, в то же время называя свой откровенный рассказ о нем «проектом», - свидетельствует о многом. Вернее, кое о чем конкретном: странном для русскоязычного читателя, но обычным для западного человека, даже если он родом с Востока, свойстве. «Читая эту историю, вы вместе со мной пройдете мой жизненный путь и узнаете меня, как узнают близкого человека...». Эти авторы поразительно то ли умеют объединять, то ли не умеют разделять личное и общественное, интимное и публичное, священное и профаническое, рассказывая всем и каждому не только о своей сексуальности, но и о религиозности. И получая с этого профит – лайки, популярность, суммы на счету. У западных бизнес-гуру не возникает, видимо, сомнений и «когнитивного диссонанса» перед тем, как опубликовать книгу типа «Как я год жила по Библии» Рейчел Эванс. Возможно, это одно из следствий политкорректности и атомистического индивидуализма…

И второе, там же, – «привел Бог». И далее - «Молюсь о том, чтобы встреча с Богом Живым преобразила вас, как и меня». Подобные формулировки, как и «деловой» подход ко всему, включая веру и религию, свойственны протестантам, что как бы заранее подразумевает (а потом и подтверждается), куда именно «привел Бог» самого Набиля Куреши.

«Последние вступительные замечания» тоже многое проясняют о мотивациях автора. «Я искренне благодарен за то, что вы решили прочесть эту книгу. На свете много взглядов на Бога, и различия между ними имеют значение. Нет никакого «единого истинного Бога», одинакового для всех религий!» - хорошо, хоть неоспиритуалистского экуменизма Куреши не успел приобрести после своего обращения, которое в таком случае сделалось бы религиозно бессмысленным. «Если бы я знал, как безгранична любовь Божья, как преображает человека Его милость и благодать, как освобождает Его жизнь и смерть — я бы побежал к Нему со всех ног гораздо раньше. Молюсь о том, чтобы эта книга освободила моих читателей и дала им силы, забыв обо всем, бежать к Отцу. Ради этого пришел Иисус: чтобы мы имели жизнь, и имели с избытком (Ин: 10:10)». Само собой, из самых лучших побуждений доброго христианина, но тем не менее – автор однозначно рассматривает свою книгу как средство душеспасительной проповеди, миссионерства. Да и стоило ли ожидать иного от бывшего мусульманина, чья религия предписывала ему активное миссионерство, и нынешнего проповедника, чьё служение – благовествование?

Особенно хороша последняя фраза этой части: «Большая честь для меня — то, что вы выбрали мою историю как часть своего путешествия». То есть автор рассматривает свой текст как некоторую веху, часть пути гипотетического ищущего. Других мотиваций у читателя быть не могло, или они Набиля Куреши не интересуют? Конечно же, сама формулировка – «часть своего ПУТЕШЕСТВИЯ» - типично неоспиритуалистская.

Ещё один важный момент, упомянутый в предисловии, который стоит отметить как признак благородства автора. Это его желание познакомить христианских читателей и неверующих с «мистической красотой ислама, очаровавшей миллиарды мусульман», показать, как мусульмане мыслят и что чувствуют. Об этом – больше половины книги. Для того, чтобы читатели научились «лучше понимать своих ближних-мусульман и научатся любить их так же, как любит их Иисус», - опять прямая отсылка к протестантизму. Зачем? Не только по доброте душевной, из гуманистических или толерантно-политкорректных соображений, но и в миссионерских целях, для чего предназначена третья часть книги: «Снабдить читателя фактами и знаниями, доказывающими правоту Благой Вести в ее споре с исламом. Об истинности фундаментальных оснований Благой Вести — смерти Иисуса на кресте, Его воскресения из мертвых, Его исповедания Себя Богом — ясно свидетельствует история. <...> На самом деле у нас нет основательных причин верить, что Мухаммад или Коран говорят о Боге правду».

В прологе, открывающем уже основную часть книги, автор в свойственном всему повествованию экзальтированном духе перечисляет все сомнения и духовные переживания, охватившие его после внимательного и критического изучения ислама. Здесь и противоречие идеи Боговоплощения фундаментальным догматам ислама, особенно рождение воплотившегося Бога «от женщины», и необходимость крестной смерти Бога для спасения человеков, а также релевантность Корана как Божия Слова и правдивость преданий о святости Мухаммада….

Глава «Разнообразие ислама» показывает ещё одну весомую причину, вероятно, облегчившую переход Куреши в христианство. Он принадлежал к ахмади – «обновленческому» направлению в исламе, основанному в 1889 году Мирзой Гуламом Ахмадом. Последний провозгласил себя «Реформатором» пришедшего в упадок ислама и вторым пришествием Исы – Иисуса Христа - и Махди (Мессии ислама) в одном лице, а заодно - исполнителем мессианских чаяний прочих религий. Ахмади верят, что его приход был предсказан самим Мухаммадом, и считают пророками Зороастра, Кришну, Будду и Конфуция. Подобная саморепрезентация: вкупе с ориентацией на «первоначальный ислам», «очищение»: стали причиной постоянных преследований со стороны более традиционных мусульман, а также активного миссионерства ахмади. Во многом благодаря ахмади Запад впервые познакомился с исламом – под руководством первого халифа Ахмадийской общины Коран был переведён на английский язык и создана первая миссия в Англии. Ахмади активно благотворительствуют, поддерживают развитие науки, они категорические противники терроризма и джихада как религиозной войны. Всё это явно способствовало конвертации Набиля Куреши. Из уважения к своей прежней вере и соотечественникам автор посвятил проблеме идентичности Ахмадийя отдельную статью в приложении. В эмоциональном запале он вновь и вновь повторяет: секта (а он называет своих бывших единоверцев теперь так) Ахмади такие же нормативные мусульмане, как и прочие, Мирза Гулам Ахмад лишь пытался вернуть нас к исламу Мухаммада.

Не обошлось и без проблемы адаптации к инородной среде и культуре, особенно отягощённой тем, что она пришлась на переходный возраст. «Читая эту книгу, вы войдете в круг моих родных и друзей, увидите и ощутите мою благословенную исламскую юность, узнаете изнутри, каким грузом ложится на мусульманина, рожденного в Америке, столкновение культур. Заглядывая мне через плечо, вы поймете, насколько странным и оскорбительным кажется мусульманину христианское учение; затем вместе со мной начнете бороться с историческими фактами Евангелия, вместе со мной ощутите, как почва уходит у вас из-под ног, когда вам (как и мне) откроются сокрытые истины об исламе… Здесь, в Вирджиния-Бич, я завел первых серьезных друзей, здесь же впервые задумался о своем будущем. Здесь я в первый раз ощутил, что моя исламская культура и мое американское окружение враждебны друг другу. И здесь же, когда пришло время, я решил оставить ислам, и с ним — всю свою прежнюю жизнь».

Противоречие культур, во многом основанное на предрассудках, обобщениях и вере словам авторитетов, прекрасно иллюстрирует агрессивное неприятие условно-христианского Запада, особенно Америки. Куреши пишет: «Одно из величайших заблуждений во всем этом — то, что мусульманские иммигранты часто связывают распространенную на Западе аморальность с христианством и, не умея мыслить критически, делают вывод: «Вместе — значит, вследствие». Запад — место христианское и американизированное; значит, быть христианином означает жить как американец. По мнению многих мусульман, именно христианство создало развратную и бесстыдную западную культуру, какой мы ее знаем. Следовательно, христианство — мерзость перед лицом Божьим».

Конечно, автора занимало и такое проблематичное понятие и явление в исламе, как джихад – священная война. Привожу большую цитату, хорошо освещающую эту актуальную проблему: «Мусульман на Западе, как правило, учат очень мирной версии ислама. Западным мусульманам, как Баджи и мне, рассказывают, что Мухаммад вел только оборонительные войны и что именно к защите от свирепых врагов относятся некоторые жестокие стихи в Коране. Джихад здесь определяется как нечто сугубо мирное, в первую очередь - внутренняя борьба с собственными низменными желаниями. Поэтому на вопрос о своей религии западные мусульмане честно говорят то, во что верят: ислам — религия мира. Но на Востоке распространено куда более жесткое понимание ислама. Здесь учат, что ислам превосходит все прочие религии и образы жизни и что Аллах хочет, чтобы господство ислама установилось по всему миру. Под джихадом часто понимается борьба с врагами ислама — и борьба вполне реальная. И когда восточных мусульман спрашивают об их религии, они так же честно говорят то, во что верят: ислам должен покорить мир!

Так что если мы определяем ислам согласно тому, во что верят его последователи, то должны прийти к выводу: иногда он — религия мира, а иногда — нет. Но если определять ислам более традиционно, как систему верований и практик, которым учил Мухаммад, ответ на этот вопрос окажется куда более однозначным.

Древнейшие исторические источники сообщают нам: Мухаммад вел захватнические войны и иногда использовал насилие для достижения своих целей. Даже первое крупное сражение в истории ислама — битва при Бадре — это итог так называемого похода Нахля, разбойнического нападения людей Мухаммада на торговый караван из Мекки...

Слово «джихад» он использовал и в духовном, и в материальном контексте, но отдавал предпочтение последнему. Мирные практики ислама основаны на позднейших и по большей части западных истолкованиях учения Мухаммада, а более суровые и жестокие варианты укоренены в его древней истории».

Куреши просвещает читателя в отношении причин той болезненности, с которой умма реагирует на любые критические упоминания Мухаммада немусульманами. Более того – и мусульманами тоже. Похоже, для ислама Мухаммад более священен, чем Сам Аллах: «К мусульманам, сомневающимся в Аллахе, другие мусульмане относятся терпимо; но сомнения в Мухаммаде ведут к исключению из общения — или и того хуже. Хотя каждый мусульманин с готовностью признает, что Мухаммад — всего лишь человек, а значит, теоретически, как и любой другой человек, мог ошибаться, часто Мухаммада почитают как безупречного героя. Исламское богословие даже дало ему титул аль-Инсан аль-Камиль, «человек, достигший совершенства».

Почему так? Всё достаточно просто – Аллах бесконечно далёк от этого мира, пусть и говорится в знаменитом аяте, что Он «ближе человеку, чем его яремная вена». А Мухаммад – почти такой же человек, как и все мы, пусть и совершенный, и пророк. Поэтому для ислама Мухаммад - некое средоточие и квинтэссенция всего ислама, а также основание исламского образа жизни, культуры, Логоса, та самая пресловутая скрепа, одна из двух важнейших, наравне с Кораном. «Намного важнее для сердца мусульманина то, что Мухаммад воплощает в себе ислам, что он стал символом всей исламской цивилизации. Благодаря хадисам и преданиям исламская религия, культура, наследие, идентичность — все, абсолютно все основано на личности Мухаммада. Вот почему критику личности Мухаммада мусульмане воспринимают так же болезненно, как личные нападки на себя и на все, что им дорого».

Обращение мусульманина в христианство – крайне значительная, сложная, проблематичная и чреватая многими непростыми для конвертита последствиями вещь. Потому Набиль Куреши и говорит, что «цена принятия христианской Благой Вести для мусульманина поистине огромна! Для благочестивого мусульманина это означает потерю всех дружеских, приятельских, деловых связей, которые он строил с самого детства! С обратившимся мусульманином рвут связи его родители, братья и сестры, муж или жена, дети!» В своей гиперэмоциональной манере он иллюстрирует это сообщение собственной драматической историей, когда своими шагами на пути ко Христу он невольно, но вынужденно наносил удар за ударом в святая святых своей семьи, разбивая сердца матери и отца. Сначала из вполне понятного страха причинить им эту самую боль он оттягивал сообщение о собственном крещении - до тех пор, пока родители случайно – или по молитве его друга - не узнали об этом сами, затем — когда он женился на христианке и наконец решил оставить медицину ради благовествования.

Наконец, ближе к завершению книги, когда читатель вместе с автором пережил множество его душевных терзаний и ментальных диссонансов, и увидел, как мусульманин до мозга костей Набиль Куреши с трудом, болью и муками перерождается в христианина, тот рассказывает, что стало для него поворотным моментом. То был мистический опыт, видение множества крестов: «Вдруг все потемнело вокруг меня. Я вглядывался в темноту, но ничего не различал. Исчезли предметы вокруг меня, исчезла стена в нескольких шагах от моей кровати. Вместо этого я увидел перед собой поле с сотнями крестов. Эти кресты ярко сияли в окружающей тьме! Слезы мои мгновенно высохли! Я застыл, не в силах шевельнуться! Казалось, само время остановилось! Кресты, кресты, ряды бессчетных сияющих крестов простирались передо мной… В в следующий миг видение исчезло! Я снова сидел на краю кровати в гостиничном номере!»

Но упрямцу Куреши этого показалось мало, и он настойчиво просит Бога послать ему сон, прекрасно осознавая, что его подсознательное желание стать христианином и сгенерировало этот опыт. С такой же критической рефлексией наш проблемный конвертит интерпретирует свои сны – целых три, также выпрошенных у Бога.

Исключительной важности, придаваемой снам мусульманами, посвящена глава «Сны верующих». Она производит двойственное впечатление – что-то в духе «Всё это было бы смешно, когда бы не было так грустно». Поскольку ислам, как и другие авраамические религии, официально запрещает все виды гаданий, ведовства, экстрасенсорику и прочую дешевую мистику, сны для мусульман - единственный разрешенный способ взаимодействия с потусторонним. Или со своим подсознанием, или с Аллахом, как веруют мусульмане: «В нашей культуре принято серьезно относиться к снам, ибо, в сущности, сны — единственный известный мне способ для обычного мусульманина услышать что-то напрямую от Бога. И для веры в это есть причины: сны действительно часто сбываются».

Вымоленные сны Набиля оказались ожидаемо предсказуемыми, все более прозрачно указывая на неотвратимость его дальнейшего христианского пути. В приложении популярный миссионер Джош Макдауэлл описывает множество случаев, когда сны оказали решающее значение на переход в христианство. По стилю они напоминают продукцию телеканала REN-ТВ, но да поверим Макдауэллу на слово...

Долиною если не смертной тени, то боли и разочарований, тем самым алхимическим Nigredo, «Работой в чёрном», заканчивался путь ко Христу и кресту Набиля Куреши. Ему пришлось умереть в прошлом качестве, чтобы родиться вновь: «Я должен пожертвовать жизнью, чтобы принять жизнь от Него Это не клише, не расхожая банальность! Благая Весть говорит, что я должен умереть

Он окончательно разочаровался в Коране и его Боге, вернее «боге» - уже с маленькой буквы: «Но у Корана не было слов для меня! Бог, изображенный в Коране, требовал «угождать» себе и «ублажать»: этот бог любил лишь тех, кто повиновался ему, а врагов своих с радостью отправлял в адский огонь!… Коран ничего не говорил о падшей природе человека, не говоря уж о том, как падший человек нуждается в Боге! Теперь я видел: это просто книга законов, составленная в VII веке и для VII века!»

Ему было нужно живое слово, и теперь у него была Библия. Важный момент – хотя Куреши имеет дело на протяжении всей истории с Библией «вообще», но упоминает порой и ветхозаветных пророков, - тот Бог, Которого он искал и нашёл – Бог Нового Завета, Бог-Троица, Бог, к Которому можно и нужно обратиться лично: «Никогда еще я не читал Библию, желая найти в ней личный совет и руководство — и не знал, с чего начать. Но подумал, что, наверное, стоит начать с Нового Завета, и открыл Евангелие от Матфея. Не прошло и нескольких минут, как я встретил там слова: «Блаженны плачущие, ибо они утешатся»»...

Ключевая мировоззренческая дилемма Куреши – догмат о троичности Бога - решился забавным образом, на занятии по органической химии. После нескольких лет сомнений и размышлений накопленная критическая масса разрешилась так: «Взгляд мой остановился на экране с тремя изображениями молекулы. Я пытался совместить все, что узнал, и понять. У каждой молекулы нитрата три резонансные структуры в одно и то же время. Три разные, отдельные структуры. И в то же время они — одно. Три в одном. Три — одно».

Итак, перед нами история современного конвертита – не из тех любителей поиграть в духовность, что меняют религии как лабутены. Набиль Куреши, покинув ислам и приняв Христа, совершил очень серьезный, опасный и травматический шаг, потребовавший немалого мужества и честности, перед собою самим в первую очередь. Почему он это сделал, смог сделать? Причин и условий для этого, как мы выяснили, потребовалось несколько. Из внешних – особенность происхождения, из семьи мусульманских эмигрантов в Америке, прямой контакт и взаимодействие с иной культурной и религиозной средой и, да, искушение ею. Принадлежность к маргинальному и преследуемому, либеральному и прогрессивному направлению ислама – Ахмадийе. Из внутренних – «поразительный ум» и «сострадательное сердце» Набиля Куреши. Такому, что называется, Сам Бог велел принять Христа, что тот и сделал.

Остаётся надеяться, что эта книга-откровение, если и не станет «частью духовного путешествия» читателя и не заставит «побежать со всех ног» к его новому Отцу, то хотя бы послужит вразумительным примером честности, стойкости и самоотверженности, что в первую очередь и требуется от ищущего себя и Бога человека на этом самом духовном пути.

Гедеон Янг,
для Портала «Credo.Press»

Опубликовано: 16.11.2020 в 23:19

Рубрики: Библиография, Главные новости, Лента новостей



Пожалуйста, поддержите "Портал-Credo.Ru"!

Всего комментариев: 5

  • Автор: Владимир Никитин Добавлено 17 ноября, 2020 в 12:30

    такое лучше читать не православным.. Для верующего такое чтиво - это как шаг назад...

    Ответить
    • Автор: Гедеон Янг Добавлено 17 ноября, 2020 в 13:13

      Потому, что автор не православие принял, а протестантизм, шаг назад?

      Ответить
    • Автор: Sapientum Добавлено 17 ноября, 2020 в 23:04

      Это просто история одного очень религиозного человека, который, совершенно неожиданно для себя, стал христианином. Почему же это шаг назад ? с огромным большинством православных верующих этого еще не случилось, и это у них еще впереди. И для многих, возможно даже, очень далеко впереди.
      Кстати, эту книгу я когда-то давно читал в оригинале и должен сказать что никакой "экзальтированности" там совсем не чувствовалось. Возможно, это артефакт русского перевода ?

      Ответить
  • Автор: Петербуржец Добавлено 17 ноября, 2020 в 19:09

    Спасибо! После столь подробной рецензии книгу можно уже не читать. К счастью речь идёт об Америке. У нас в РФии после подобного обращения "хеппи енд" не гарантируется. До сих пор вспоминаю исповедь (где-то на Азбуке) перешедшего в православие мусульманина, которого православные братья всё-таки заклевали.

    Ответить
    • Автор: Гедеон Янг Добавлено 18 ноября, 2020 в 00:08

      Не насмерть хотя бы?

      Ответить

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.

В сюжете:

  1. После жалобы родителей в прокуратуру школьнице в Татарстане разрешили ходить в школу в хиджабе
  2. Мусульман Татарстана призвали тщательно проверить свои домашние библиотеки
  3. Протодиакон Андрей Кураев поддерживает запрет православным вступать в брак с мусульманами
  4. МЫСЛИ: Сергей Путилов. ИСЛАМ ДЛЯ “ПРАВИЛЬНЫХ” И “НЕПРАВИЛЬНЫХ”. О каких ошибках религиозной политики напоминает происходящее в Европе и на постсоветском пространстве?
  5. Духовное управление мусульман России запретило браки с немусульманками
  6. Путин поддержал идею муфтия о "международном запрете оскорбления чувств верующих"
  7. Пресс-секретарь президента РФ жестко ответил муфтию Чечни, пригрозившему иностранцам в России
  8. ВИДЕО: Теракты в Европе и война культур. Леонид Севастьянов: "Взгляд старовера" на состояние европейской морали
  9. Группу жителей Карачаево-Черкесии оштрафовали за хранение книги "Будущее принадлежит исламу"
  10. Президент Федерации еврейских общин России призвал не поддаваться панике
Главные новости

МОНИТОРИНГ СМИ: Идет война духовная. Почему существование РПЦЗ доставляет большой дискомфорт РПЦ МП. К 100-летию Зарубежной Церкви

100 лет назад в Константинополе возникло Высшее русское церковное управление за границей, из которого выросла Русская православная церковь заграницей (РПЦЗ) ...
Подробнее

СРОЧНО: Синод Кипрской архиепископии признал автокефалию ПЦУ

Синод официальной Кипрской архиепископии поддержал на своем заседании в Никосии 25 ноября решение архиепископа Хризостома II признать автокефалию Православной Церкви Украины ...
Подробнее

МЫСЛИ: Михаил Ситников. ЭКСТРЕМАЛЬНОЕ ЕРНИЧЕСТВО. Термин «экстремизм» в кривых зеркалах правоприменительной практики и реальные гонения за веру в современной России

В наши дни многие давно устоявшиеся понятия заметно меняют свой смысл. Это касается не только таких архаичных терминов, как «урок» ...
Подробнее

91-летний архиепископ всея Албании вылечился от коронавируса

Предстоятель официальной Албанской Православной Церкви архиепископ Тиранский и всей Албании Анастасий покинул клинику в Афинах, где проходил лечение от COVID-19, ...
Подробнее

МЫСЛИ: Светлана Вайс. «КАК ШИРИТЬ МИССИЮ?» Американскую мечту патриарха Тихона воплотили греки. А русские остались не у дел

Заголовок статьи - из повестки Всеамериканского православного Собора, открывшегося в г. Мэйфилд 20 февраля/5 марта 1907 года. Проведя восемь лет ...
Подробнее

Палата представителей Конгресса США приняла новые санкции против РФ из-за гонений на верующих

Нижняя палата Конгресса США проголосовала за Акт в поддержку религиозной свободы в Украине (H.R. 5408), направленный на привлечение России к ...
Подробнее

Синод Кипрской архиепископии продолжит рассмотрение вопроса о признании ПЦУ 25 ноября

Синод Кипрской архиепископии вновь соберется 25 ноября, чтобы принять официальное решение о признании автокефалии Православной Церкви Украины (ПЦУ), которое фактически ...
Подробнее

Предстоятель одной из Белорусских Церквей предал анафеме Александра Лукашенко

Глава Белорусской Православной Автокефальной Церкви (БПАЦ) (той ее "ветви", которая происходит от УПЦ КП) архиепископ Святослав (Логин) проклял Александра Лукашенко ...
Подробнее

Местоблюстителем Сербского патриаршего престола избран митрополит Дабро-Босанский Хризостом

Местоблюститель Сербского патриаршего престола был избран на заседании Архиерейского Синода Сербского патриархата, которое состоялось в Белграде 20 ноября, в день ...
Подробнее

Скончался епископ Рашко-Призренский Артемий (Радославлевич), отлученный Сербской патриархией

Известный сербский патролог, отлученный от Сербской патриархии епископ Рашко-Призренский в изгнании Артемий (Радославлевич) скончался 21 ноября, в день Собора небесных ...
Подробнее