БИБЛИОГРАФИЯ: Набиль Куреши. ИСКАЛ АЛЛАХА, НАШЕЛ ХРИСТА. — М., Эксмо, 2020 — Credo.Press

БИБЛИОГРАФИЯ: Набиль Куреши. ИСКАЛ АЛЛАХА, НАШЕЛ ХРИСТА. - М., Эксмо, 2020

Сознательному обращению в другую религию всегда сопутствует множество проблем. Проблем внешних – непонимание, давление, презрение и стигматизация, вплоть до смертоубийства отступника, со стороны близких, окружения и бывших единоверцев. И внутренних – серьезная, а подчас и глобальная перемена системы координат, мировоззрения, ценностей и образа жизни, постоянный стресс (особенно когда смена веры была недобровольной).

Как раз о подобной ситуации откровенно и драматично повествует герой своего романа - Набиль Куреши. Его книга – исключительно смелая попытка широкой публикации «истории одного конвертита», потому что герой и автор её переменил ислам на христианство.

Обычно сегодня популярны противоположные истории: как некто, не сильно до того религиозный христианин, атеист, «язычник» (а то и иудей!), принял ислам. Но вот теперь есть и обратный прецедент.

С другой стороны, популярному неоспиритуальному гуру Ошо Раджнишу принадлежат слова: «Испытывайте радость, вновь и вновь принимая новую религию». Набиль Куреши, пройдя через горнило душевных испытаний и социальных передряг, испытал огромную радость, приняв Христа.

Однако при всей драматичности истории и общей значимости проблематики конвертизма проблема выбора автора находится ВНУТРИ авраамического монотеистического дискурса. Набилю Куреши пришлось выбирать между Богом Корана и Богом Библии. А если бы в качестве альтернативы у него были «языческие» Один, Шива или не-Бог Будда? Конечно, на протяжении двух тысячелетий иудеохристианство вкупе с исламом формировало и обуславливало европейскую цивилизацию, но теперь ей приходится отвечать вызовам глобального постмодерна – воинствующему атеизму и возрождающемуся неоязычеству, тысячеликому индуизму и нетеистическим буддизму и даосизму. А заодно и заманчивым предложениям множества «сект», культов и прочих НРД - на любой духовный вкус, и тем паче - на его отсутствие.

Основные острые, конфликтогенные узлы обозначены уже в предисловии: это и столкновение культур, «ложащееся грузом на мусульманина, рождённого в Америке», и то, что христианское учение для мусульманина «странное и оскорбительное», и «сокрытые истины об исламе». Плюс изрядная эмоциональность автора, правда, в сочетании с критическим, рациональным взглядом.

Друг автора Ли Стробел в предисловии отмечает «поразительный ум» и «чувствительное, сострадательное» сердца Набиля Куреши. Это два знаковых, обязательных качества, благодаря которым мусульманин по рождению и воспитанию смог решиться на диалог, затем на поиск и критическое переосмысление (Ум), а затем и принятие Христа (Сердце). «Он тщательно просеивает исторические свидетельства, умело ориентируется в богословских и философских лабиринтах. Смело и настойчиво шел он по своему пути — и не остановился, даже когда привычная с детства почва зашаталась у него под ногами». Конечно, Набиль Куреши не единственный мусульманин, перешедший в христианство, но нельзя сказать, что это распространенная практика. Некоторые его друзья и «коллеги», прошедшие тем же путём, рассказывают о сложностях и нюансах этого процесса в приложении к книге, там же есть и статьи некоторых библеистов на особо острые темы, вроде подлинности и аутентичности Нового Завета – или Корана.

Впрочем, некоторые сомнения в идейной адекватности и намерениях автора возникают уже в первой же строке «Благодарностей», открывающих книгу. «С трепетом взираю на то, каких выдающихся людей привел Бог в этот проект, чтобы помочь мне и подсказать верное направление...».

Само обозначение этого духовного камин-аута, о предельной значимости которого автор говорит на протяжении всего повествования, в то же время называя свой откровенный рассказ о нем «проектом», - свидетельствует о многом. Вернее, кое о чем конкретном: странном для русскоязычного читателя, но обычным для западного человека, даже если он родом с Востока, свойстве. «Читая эту историю, вы вместе со мной пройдете мой жизненный путь и узнаете меня, как узнают близкого человека...». Эти авторы поразительно то ли умеют объединять, то ли не умеют разделять личное и общественное, интимное и публичное, священное и профаническое, рассказывая всем и каждому не только о своей сексуальности, но и о религиозности. И получая с этого профит – лайки, популярность, суммы на счету. У западных бизнес-гуру не возникает, видимо, сомнений и «когнитивного диссонанса» перед тем, как опубликовать книгу типа «Как я год жила по Библии» Рейчел Эванс. Возможно, это одно из следствий политкорректности и атомистического индивидуализма…

И второе, там же, – «привел Бог». И далее - «Молюсь о том, чтобы встреча с Богом Живым преобразила вас, как и меня». Подобные формулировки, как и «деловой» подход ко всему, включая веру и религию, свойственны протестантам, что как бы заранее подразумевает (а потом и подтверждается), куда именно «привел Бог» самого Набиля Куреши.

«Последние вступительные замечания» тоже многое проясняют о мотивациях автора. «Я искренне благодарен за то, что вы решили прочесть эту книгу. На свете много взглядов на Бога, и различия между ними имеют значение. Нет никакого «единого истинного Бога», одинакового для всех религий!» - хорошо, хоть неоспиритуалистского экуменизма Куреши не успел приобрести после своего обращения, которое в таком случае сделалось бы религиозно бессмысленным. «Если бы я знал, как безгранична любовь Божья, как преображает человека Его милость и благодать, как освобождает Его жизнь и смерть — я бы побежал к Нему со всех ног гораздо раньше. Молюсь о том, чтобы эта книга освободила моих читателей и дала им силы, забыв обо всем, бежать к Отцу. Ради этого пришел Иисус: чтобы мы имели жизнь, и имели с избытком (Ин: 10:10)». Само собой, из самых лучших побуждений доброго христианина, но тем не менее – автор однозначно рассматривает свою книгу как средство душеспасительной проповеди, миссионерства. Да и стоило ли ожидать иного от бывшего мусульманина, чья религия предписывала ему активное миссионерство, и нынешнего проповедника, чьё служение – благовествование?

Особенно хороша последняя фраза этой части: «Большая честь для меня — то, что вы выбрали мою историю как часть своего путешествия». То есть автор рассматривает свой текст как некоторую веху, часть пути гипотетического ищущего. Других мотиваций у читателя быть не могло, или они Набиля Куреши не интересуют? Конечно же, сама формулировка – «часть своего ПУТЕШЕСТВИЯ» - типично неоспиритуалистская.

Ещё один важный момент, упомянутый в предисловии, который стоит отметить как признак благородства автора. Это его желание познакомить христианских читателей и неверующих с «мистической красотой ислама, очаровавшей миллиарды мусульман», показать, как мусульмане мыслят и что чувствуют. Об этом – больше половины книги. Для того, чтобы читатели научились «лучше понимать своих ближних-мусульман и научатся любить их так же, как любит их Иисус», - опять прямая отсылка к протестантизму. Зачем? Не только по доброте душевной, из гуманистических или толерантно-политкорректных соображений, но и в миссионерских целях, для чего предназначена третья часть книги: «Снабдить читателя фактами и знаниями, доказывающими правоту Благой Вести в ее споре с исламом. Об истинности фундаментальных оснований Благой Вести — смерти Иисуса на кресте, Его воскресения из мертвых, Его исповедания Себя Богом — ясно свидетельствует история. <...> На самом деле у нас нет основательных причин верить, что Мухаммад или Коран говорят о Боге правду».

В прологе, открывающем уже основную часть книги, автор в свойственном всему повествованию экзальтированном духе перечисляет все сомнения и духовные переживания, охватившие его после внимательного и критического изучения ислама. Здесь и противоречие идеи Боговоплощения фундаментальным догматам ислама, особенно рождение воплотившегося Бога «от женщины», и необходимость крестной смерти Бога для спасения человеков, а также релевантность Корана как Божия Слова и правдивость преданий о святости Мухаммада….

Глава «Разнообразие ислама» показывает ещё одну весомую причину, вероятно, облегчившую переход Куреши в христианство. Он принадлежал к ахмади – «обновленческому» направлению в исламе, основанному в 1889 году Мирзой Гуламом Ахмадом. Последний провозгласил себя «Реформатором» пришедшего в упадок ислама и вторым пришествием Исы – Иисуса Христа - и Махди (Мессии ислама) в одном лице, а заодно - исполнителем мессианских чаяний прочих религий. Ахмади верят, что его приход был предсказан самим Мухаммадом, и считают пророками Зороастра, Кришну, Будду и Конфуция. Подобная саморепрезентация: вкупе с ориентацией на «первоначальный ислам», «очищение»: стали причиной постоянных преследований со стороны более традиционных мусульман, а также активного миссионерства ахмади. Во многом благодаря ахмади Запад впервые познакомился с исламом – под руководством первого халифа Ахмадийской общины Коран был переведён на английский язык и создана первая миссия в Англии. Ахмади активно благотворительствуют, поддерживают развитие науки, они категорические противники терроризма и джихада как религиозной войны. Всё это явно способствовало конвертации Набиля Куреши. Из уважения к своей прежней вере и соотечественникам автор посвятил проблеме идентичности Ахмадийя отдельную статью в приложении. В эмоциональном запале он вновь и вновь повторяет: секта (а он называет своих бывших единоверцев теперь так) Ахмади такие же нормативные мусульмане, как и прочие, Мирза Гулам Ахмад лишь пытался вернуть нас к исламу Мухаммада.

Не обошлось и без проблемы адаптации к инородной среде и культуре, особенно отягощённой тем, что она пришлась на переходный возраст. «Читая эту книгу, вы войдете в круг моих родных и друзей, увидите и ощутите мою благословенную исламскую юность, узнаете изнутри, каким грузом ложится на мусульманина, рожденного в Америке, столкновение культур. Заглядывая мне через плечо, вы поймете, насколько странным и оскорбительным кажется мусульманину христианское учение; затем вместе со мной начнете бороться с историческими фактами Евангелия, вместе со мной ощутите, как почва уходит у вас из-под ног, когда вам (как и мне) откроются сокрытые истины об исламе… Здесь, в Вирджиния-Бич, я завел первых серьезных друзей, здесь же впервые задумался о своем будущем. Здесь я в первый раз ощутил, что моя исламская культура и мое американское окружение враждебны друг другу. И здесь же, когда пришло время, я решил оставить ислам, и с ним — всю свою прежнюю жизнь».

Противоречие культур, во многом основанное на предрассудках, обобщениях и вере словам авторитетов, прекрасно иллюстрирует агрессивное неприятие условно-христианского Запада, особенно Америки. Куреши пишет: «Одно из величайших заблуждений во всем этом — то, что мусульманские иммигранты часто связывают распространенную на Западе аморальность с христианством и, не умея мыслить критически, делают вывод: «Вместе — значит, вследствие». Запад — место христианское и американизированное; значит, быть христианином означает жить как американец. По мнению многих мусульман, именно христианство создало развратную и бесстыдную западную культуру, какой мы ее знаем. Следовательно, христианство — мерзость перед лицом Божьим».

Конечно, автора занимало и такое проблематичное понятие и явление в исламе, как джихад – священная война. Привожу большую цитату, хорошо освещающую эту актуальную проблему: «Мусульман на Западе, как правило, учат очень мирной версии ислама. Западным мусульманам, как Баджи и мне, рассказывают, что Мухаммад вел только оборонительные войны и что именно к защите от свирепых врагов относятся некоторые жестокие стихи в Коране. Джихад здесь определяется как нечто сугубо мирное, в первую очередь - внутренняя борьба с собственными низменными желаниями. Поэтому на вопрос о своей религии западные мусульмане честно говорят то, во что верят: ислам — религия мира. Но на Востоке распространено куда более жесткое понимание ислама. Здесь учат, что ислам превосходит все прочие религии и образы жизни и что Аллах хочет, чтобы господство ислама установилось по всему миру. Под джихадом часто понимается борьба с врагами ислама — и борьба вполне реальная. И когда восточных мусульман спрашивают об их религии, они так же честно говорят то, во что верят: ислам должен покорить мир!

Так что если мы определяем ислам согласно тому, во что верят его последователи, то должны прийти к выводу: иногда он — религия мира, а иногда — нет. Но если определять ислам более традиционно, как систему верований и практик, которым учил Мухаммад, ответ на этот вопрос окажется куда более однозначным.

Древнейшие исторические источники сообщают нам: Мухаммад вел захватнические войны и иногда использовал насилие для достижения своих целей. Даже первое крупное сражение в истории ислама — битва при Бадре — это итог так называемого похода Нахля, разбойнического нападения людей Мухаммада на торговый караван из Мекки...

Слово «джихад» он использовал и в духовном, и в материальном контексте, но отдавал предпочтение последнему. Мирные практики ислама основаны на позднейших и по большей части западных истолкованиях учения Мухаммада, а более суровые и жестокие варианты укоренены в его древней истории».

Куреши просвещает читателя в отношении причин той болезненности, с которой умма реагирует на любые критические упоминания Мухаммада немусульманами. Более того – и мусульманами тоже. Похоже, для ислама Мухаммад более священен, чем Сам Аллах: «К мусульманам, сомневающимся в Аллахе, другие мусульмане относятся терпимо; но сомнения в Мухаммаде ведут к исключению из общения — или и того хуже. Хотя каждый мусульманин с готовностью признает, что Мухаммад — всего лишь человек, а значит, теоретически, как и любой другой человек, мог ошибаться, часто Мухаммада почитают как безупречного героя. Исламское богословие даже дало ему титул аль-Инсан аль-Камиль, «человек, достигший совершенства».

Почему так? Всё достаточно просто – Аллах бесконечно далёк от этого мира, пусть и говорится в знаменитом аяте, что Он «ближе человеку, чем его яремная вена». А Мухаммад – почти такой же человек, как и все мы, пусть и совершенный, и пророк. Поэтому для ислама Мухаммад - некое средоточие и квинтэссенция всего ислама, а также основание исламского образа жизни, культуры, Логоса, та самая пресловутая скрепа, одна из двух важнейших, наравне с Кораном. «Намного важнее для сердца мусульманина то, что Мухаммад воплощает в себе ислам, что он стал символом всей исламской цивилизации. Благодаря хадисам и преданиям исламская религия, культура, наследие, идентичность — все, абсолютно все основано на личности Мухаммада. Вот почему критику личности Мухаммада мусульмане воспринимают так же болезненно, как личные нападки на себя и на все, что им дорого».

Обращение мусульманина в христианство – крайне значительная, сложная, проблематичная и чреватая многими непростыми для конвертита последствиями вещь. Потому Набиль Куреши и говорит, что «цена принятия христианской Благой Вести для мусульманина поистине огромна! Для благочестивого мусульманина это означает потерю всех дружеских, приятельских, деловых связей, которые он строил с самого детства! С обратившимся мусульманином рвут связи его родители, братья и сестры, муж или жена, дети!» В своей гиперэмоциональной манере он иллюстрирует это сообщение собственной драматической историей, когда своими шагами на пути ко Христу он невольно, но вынужденно наносил удар за ударом в святая святых своей семьи, разбивая сердца матери и отца. Сначала из вполне понятного страха причинить им эту самую боль он оттягивал сообщение о собственном крещении - до тех пор, пока родители случайно – или по молитве его друга - не узнали об этом сами, затем — когда он женился на христианке и наконец решил оставить медицину ради благовествования.

Наконец, ближе к завершению книги, когда читатель вместе с автором пережил множество его душевных терзаний и ментальных диссонансов, и увидел, как мусульманин до мозга костей Набиль Куреши с трудом, болью и муками перерождается в христианина, тот рассказывает, что стало для него поворотным моментом. То был мистический опыт, видение множества крестов: «Вдруг все потемнело вокруг меня. Я вглядывался в темноту, но ничего не различал. Исчезли предметы вокруг меня, исчезла стена в нескольких шагах от моей кровати. Вместо этого я увидел перед собой поле с сотнями крестов. Эти кресты ярко сияли в окружающей тьме! Слезы мои мгновенно высохли! Я застыл, не в силах шевельнуться! Казалось, само время остановилось! Кресты, кресты, ряды бессчетных сияющих крестов простирались передо мной… В в следующий миг видение исчезло! Я снова сидел на краю кровати в гостиничном номере!»

Но упрямцу Куреши этого показалось мало, и он настойчиво просит Бога послать ему сон, прекрасно осознавая, что его подсознательное желание стать христианином и сгенерировало этот опыт. С такой же критической рефлексией наш проблемный конвертит интерпретирует свои сны – целых три, также выпрошенных у Бога.

Исключительной важности, придаваемой снам мусульманами, посвящена глава «Сны верующих». Она производит двойственное впечатление – что-то в духе «Всё это было бы смешно, когда бы не было так грустно». Поскольку ислам, как и другие авраамические религии, официально запрещает все виды гаданий, ведовства, экстрасенсорику и прочую дешевую мистику, сны для мусульман - единственный разрешенный способ взаимодействия с потусторонним. Или со своим подсознанием, или с Аллахом, как веруют мусульмане: «В нашей культуре принято серьезно относиться к снам, ибо, в сущности, сны — единственный известный мне способ для обычного мусульманина услышать что-то напрямую от Бога. И для веры в это есть причины: сны действительно часто сбываются».

Вымоленные сны Набиля оказались ожидаемо предсказуемыми, все более прозрачно указывая на неотвратимость его дальнейшего христианского пути. В приложении популярный миссионер Джош Макдауэлл описывает множество случаев, когда сны оказали решающее значение на переход в христианство. По стилю они напоминают продукцию телеканала REN-ТВ, но да поверим Макдауэллу на слово...

Долиною если не смертной тени, то боли и разочарований, тем самым алхимическим Nigredo, «Работой в чёрном», заканчивался путь ко Христу и кресту Набиля Куреши. Ему пришлось умереть в прошлом качестве, чтобы родиться вновь: «Я должен пожертвовать жизнью, чтобы принять жизнь от Него Это не клише, не расхожая банальность! Благая Весть говорит, что я должен умереть

Он окончательно разочаровался в Коране и его Боге, вернее «боге» - уже с маленькой буквы: «Но у Корана не было слов для меня! Бог, изображенный в Коране, требовал «угождать» себе и «ублажать»: этот бог любил лишь тех, кто повиновался ему, а врагов своих с радостью отправлял в адский огонь!… Коран ничего не говорил о падшей природе человека, не говоря уж о том, как падший человек нуждается в Боге! Теперь я видел: это просто книга законов, составленная в VII веке и для VII века!»

Ему было нужно живое слово, и теперь у него была Библия. Важный момент – хотя Куреши имеет дело на протяжении всей истории с Библией «вообще», но упоминает порой и ветхозаветных пророков, - тот Бог, Которого он искал и нашёл – Бог Нового Завета, Бог-Троица, Бог, к Которому можно и нужно обратиться лично: «Никогда еще я не читал Библию, желая найти в ней личный совет и руководство — и не знал, с чего начать. Но подумал, что, наверное, стоит начать с Нового Завета, и открыл Евангелие от Матфея. Не прошло и нескольких минут, как я встретил там слова: «Блаженны плачущие, ибо они утешатся»»...

Ключевая мировоззренческая дилемма Куреши – догмат о троичности Бога - решился забавным образом, на занятии по органической химии. После нескольких лет сомнений и размышлений накопленная критическая масса разрешилась так: «Взгляд мой остановился на экране с тремя изображениями молекулы. Я пытался совместить все, что узнал, и понять. У каждой молекулы нитрата три резонансные структуры в одно и то же время. Три разные, отдельные структуры. И в то же время они — одно. Три в одном. Три — одно».

Итак, перед нами история современного конвертита – не из тех любителей поиграть в духовность, что меняют религии как лабутены. Набиль Куреши, покинув ислам и приняв Христа, совершил очень серьезный, опасный и травматический шаг, потребовавший немалого мужества и честности, перед собою самим в первую очередь. Почему он это сделал, смог сделать? Причин и условий для этого, как мы выяснили, потребовалось несколько. Из внешних – особенность происхождения, из семьи мусульманских эмигрантов в Америке, прямой контакт и взаимодействие с иной культурной и религиозной средой и, да, искушение ею. Принадлежность к маргинальному и преследуемому, либеральному и прогрессивному направлению ислама – Ахмадийе. Из внутренних – «поразительный ум» и «сострадательное сердце» Набиля Куреши. Такому, что называется, Сам Бог велел принять Христа, что тот и сделал.

Остаётся надеяться, что эта книга-откровение, если и не станет «частью духовного путешествия» читателя и не заставит «побежать со всех ног» к его новому Отцу, то хотя бы послужит вразумительным примером честности, стойкости и самоотверженности, что в первую очередь и требуется от ищущего себя и Бога человека на этом самом духовном пути.

Гедеон Янг,
для Портала «Credo.Press»

Опубликовано: 16.11.2020 в 23:19

Рубрики: Библиография, Главные новости, Лента новостей



Пожалуйста, поддержите "Портал-Credo.Ru"!

Всего комментариев: 5

  • Автор: Владимир Никитин Добавлено 17 ноября, 2020 в 12:30

    такое лучше читать не православным.. Для верующего такое чтиво - это как шаг назад...

    Ответить
    • Автор: Гедеон Янг Добавлено 17 ноября, 2020 в 13:13

      Потому, что автор не православие принял, а протестантизм, шаг назад?

      Ответить
    • Автор: Sapientum Добавлено 17 ноября, 2020 в 23:04

      Это просто история одного очень религиозного человека, который, совершенно неожиданно для себя, стал христианином. Почему же это шаг назад ? с огромным большинством православных верующих этого еще не случилось, и это у них еще впереди. И для многих, возможно даже, очень далеко впереди.
      Кстати, эту книгу я когда-то давно читал в оригинале и должен сказать что никакой "экзальтированности" там совсем не чувствовалось. Возможно, это артефакт русского перевода ?

      Ответить
  • Автор: Петербуржец Добавлено 17 ноября, 2020 в 19:09

    Спасибо! После столь подробной рецензии книгу можно уже не читать. К счастью речь идёт об Америке. У нас в РФии после подобного обращения "хеппи енд" не гарантируется. До сих пор вспоминаю исповедь (где-то на Азбуке) перешедшего в православие мусульманина, которого православные братья всё-таки заклевали.

    Ответить
    • Автор: Гедеон Янг Добавлено 18 ноября, 2020 в 00:08

      Не насмерть хотя бы?

      Ответить

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.

В сюжете:

  1. Пытки в ярославской колонии, попавшие на видео, были вызваны несогласием заключенных с осквернением Корана
  2. МОНИТОРИНГ СМИ: Пришли за Кораном — придут и за Вольтером. Власть допускает Коран лишь как "культурный памятник"
  3. Книги "200 вопросов по вероучению Ислама" и "Милость для миров – Мухаммад (САВ)" внесены в российский "экстремистский" список
  4. Бывшее здание мечети в Ростове-на-Дону передали джазовой школе - мусульмане возмущены
  5. Уголовное дело по факту незаконного изъятия у исламской общины земельного участка возбудили в Челябинской области
  6. Улицу чеченского поселка переименовали в честь террориста-исламиста, обезглавившего учителя во Франции
  7. В Чечне с почестями похоронили террориста, обезглавившего учителя во Франции
  8. Глава мусульманской общины в Пермском крае оштрафован за хранение книг "Личность мусульманина" и "Сады праведных"
  9. МОНИТОРИНГ СМИ: Подвергать всех мусульман подозрению – не выход. Призыв к состраданию
  10. После жалобы родителей в прокуратуру школьнице в Татарстане разрешили ходить в школу в хиджабе
Главные новости

ОМОН проводит силовую акцию на территории Среднеуральского монастыря

В Среднеуральский женский монастырь под Екатеринбургом приехали сотрудники ОМОН, сообщает в ночь на 26 февраля "Коммерсантъ-Урал" (https://www.kommersant.ru/doc/4704826) со ссылкой на ...
Подробнее

Срок содержания под стражей о. Сергию (Романову) продлен как минимум до конца мая

Басманный районный суд Москвы 25 февраля продлил до 28 мая меру пресечения в виде ареста о. Сергию (Романову). Об этом ...
Подробнее

Московский епархиальный суд РПЦ МП назначил заседание по апелляции о. Андрея Кураева на 4 марта

Новое заседание Московского епархиального суда РПЦ МП по делу о лишении сана протодиакона Андрея Кураева назначено на 4 марта. Как ...
Подробнее

МЫСЛИ: Анастасия Хендзелевски. ЕВАНГЕЛЬСКИЙ СЮЖЕТ. Речь Навального и приближение Весны

И всю ночь напролет жду гостей дорогих, Шевеля кандалами цепочек дверных. Осип Мандельштам 20-го у нас целый день шел дождь. ...
Подробнее

МОНИТОРИНГ СМИ: Приход — в расход. В России расцветает бизнес по продаже церквей: изучаем лоты и объявления

Ярославль Николо-Тропинский храм XVII века стоит в самом центре Ярославля — от главной площади города его отделяет река Которосль. На ...
Подробнее

Хакасия: 70-летнюю женщину приговорили к 2 годам колонии, а ее сына - к 6. Они свидетели Иеговы

Абаканский горсуд вынес 24 февраля беспрецедентно жестокий приговор свидетелям Иеговы: впервые лишение свободы назначено женщине, к тому же пожилой, и ...
Подробнее

МОНИТОРИНГ СМИ: «Светлые силы создают покров». Кто построил храм Росгвардии в Балашихе

Почти каждое российское силовое ведомство имеет собственный храм. Свои соборы есть у МВД, МЧС, ФСБ и подразделения ОМОН. C недавних ...
Подробнее

МЫСЛИ: Лев Левинсон. ТЕМЕНЬ ТЕМНАЯ, НЕПРОГЛЯДНАЯ… Обзор российских законов 2020 года сквозь призму свободы совести

В 2020 году Госдума РФ приняла 553 закона. Для сравнения: в 2002 году их было в два раза меньше – ...
Подробнее

Патриарх Кирилл (Гундяев) не пришел 23 февраля возлагать цветы у Кремлевской стены и открывать финал хоккейного турнира на свой приз

85-летний митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий (Поярков) представлял 23 февраля РПЦ МП на церемонии возложения венка к могиле Неизвестного солдата в ...
Подробнее

Активисты Московского патриархата приняли на свой счет законопроект, запрещающий оправдание войны против Украины

Законопроект, предполагающий запрет на законодательном уровне на изготовление и распространение информационной продукции, которая пропагандирует действия страны-агрессора, зарегистрирован 22 февраля в ...
Подробнее