«ЛЕСТОВКА» (авторская рубрика Андрея Езерова): Вокруг Днепра. Историко-религиозные факторы этногенеза украинского народа — взгляд старообрядца — Credo.Press

«ЛЕСТОВКА» (авторская рубрика Андрея Езерова): Вокруг Днепра. Историко-религиозные факторы этногенеза украинского народа — взгляд старообрядца

Неслучайно, по мысли современного русинского автора, «русинский медведик» противопоставляется как пикирующему соколу (украинский Тризуб), так и имперскому орлу (Россия и Австро-Венгрия). Австро-венгерский террор (вспомним, что в те же годы Австро-Венгрия поддерживала «царя Украины» Василя Вышиванного) сплотил этническую группу, придав ей идеологическое обоснование и возвысив до статуса этноса. Значительная часть нынешних русин считает себя (неважно, являются ли они жителями Пряшевской Руси (Словакия), Закарпатья, гражданами Венгрии или дальнего Запада) этнически более близкими словакам, то есть западным славянам, поэтому их «медведику» и не место среди хищных птиц. Правда, от соседей-словаков их отличала религия: сначала православная, затем, с XVII века, греко-униатская, затем, с 1920-х годов, одновременно православная (Сербской, а затем Московской патриархий) и греко-униатская (уния официально была расторгнута, но сохранялись отдельные приходы в Чехо-Словакии). Пожалуй, «восточная вера» и не позволила пока русинам стать словацким субэтносом.

Но обратим своё внимание на явно восточнославянские племена, начиная с украинцев (малороссов в дореволюционной терминологии), двигаясь с Запада на Восток. Мы уже помянули «пикирующий сокол» (Тризуб) Рюриковичей. Извечная, до конца XVIII века, борьба со Степью, постоянные набеги и нашествия печенегов, половцев (кипчаков), поучаствовавших в этническом становлении казахов и поволжских, крымских и сибирских татар, страшное «батыево нашествие» и прочие монгольские «рати», весьма частые набеги крымцев и ногаев — способствуют сплочению украинского народа собственной пролитой кровью. По крайней мере, ко времени князя Димитрия Вишневецкого - православного (в отличие от Гедеминовичей-Ягеллонов) Гедеминовича, уже стало определяться своё лицо этого народа, несовместимое ни с короной польско-литовской, ни с царём Иваном Грозным, ни - тем более - с султаном и ханом. Если казаки уральские и донские, терские и оренбургские стали фактически самобытными субэтносами великороссов, то православное казачество Украины сформировало закваску формирующейся национальности, было «лыцарями веры» и хранителями устоев. Как в Польше шляхта, казачество было национально-образующим сословием.

Первое движение в сторону создания протоукраинского государства-нации ещё в XIII веке было предпринято первовенчанным царём (королём) Даниилом Романовичем Галицким вскоре после опустошительного батыева нашествия и кратковременного в Галиции и на Волыни монгольского ига. Но идеология собственной нации, вполне отдельной от общерусской и/или литовской (западнорусской имперского типа), ещё не овладела умами. После явно неудачной и преждевременной попытки во второй половине XV века киевских удельных Гедеминовичей обособиться от литовских Гедеминовичей такие попытки надолго были оставлены. В общем-то, казалось, что все не так уж плохо: в Киеве, Вильне и Полоцке стоят православные храмы и монастыри, казаки имеют своё законное место в обороне польско-литовского государства, часть князей Рюриковичей, Гедеминовичей и вообще православной шляхты (Острожские, Вишневецкие, Корецкие, Сапеги, Сангушки, Ольшанские, Святополки-Мирские и Четвертинские, Ледоховские и др.) стали превращаться в польских магнатов, зачастую утрачивая веру православную. При новой династии Ваза корона усилила давление, иногда переходящее в гонения на православие. После унии 1596 года в Бресте «схизма» вообще была поставлена вне закона, что крайне озлобляло население, кроме магнатов (но и среди них встречались исключения вроде князя Константина Острожского или ранних, до Иеремии, Вишневецких). Началось духовное разделение в некогда едином государстве. В нем уже не находилось места православным.

Правда, Смута, охватившая Московскую Русь и чуть была не покончившая с её государственностью, снова сделала весьма востребованными казаков, что постепенно привело к ослаблению религиозного давления. Гетман Петро Сагайдачный в извечной борьбе со Степью при привилегиях православию стал для поляков на Украине предпочтительным вариантом. Неслучайно этот союз хоть ненадолго, но был скреплён пролитой кровью запорожского гетмана Сагайдачного и коронного гетмана Жолкевского в известной битве с турками и татарами при Хотине в 1621 году (Жолкевский был смертельно ранен, а Сагайдачный, несмотря на пользование отличных королевских лекарей, умер от ран три года спустя). Тогда, когда казаки были необходимы в обороне государства, им позволили восстановить православную иерархию, отдали многие отобранные и не переданные униатам храмы и монастыри. С некоторыми иерархами (например, знаменитым Петром Могилой) властям и магнатам было нетрудно найти общий язык (род Могила был тесно связан с Потоцкими и Вишневецкими). Все бы ничего, но после отражения турок при Хотине, а затем русско-польской Смоленской войны уже в 1630-е годы магнатам и значительной части шляхты показалось, что украинское казачество вместе со «схизмой» не очень-то необходимо в оборонной системе польско-литовского государства, коль скоро нет большой войны. И они её скоро получили…

Правда, сам почти бесправный монарх король и великий князь Владислав IV был с этим не согласен (неслучайно в его личных друзьях числились покойный Сагайдачный и переживший на девять лет короля Хмельницкий), но его мнение почти не имело веса по сравнению с мнением противоположным – всесильных магнатов.

Вера разделила народы. Вспыхнув в 1648 году, она, большая война, затянувшаяся до 1667 года и отличавшаяся огромным кровопролитием, несомненно, способствовала рождению нации. В муках рождалась нация. Война выдвинула великих полководцев: Хмельницкого, Барятинского и Чернецкого, - дала национального героя Ивана Богуна, вдохнула жизнь в сказания о полулегендарных героях – «думы», но привела к разделению и обескровливанию, превратила Украину в Руину (исторический термин). Не могло такое кровопролитие не сказаться на народном самосознании. Это самосознание углубило разделение народа и страны по Днепру на Лево- и Правобережье. Галич и Львов с Галицией (Галичиной), Холм и Перемышль с Лемкивщиной, Волынь и Подолье остались в одном государстве, а Киев, Чернигов, Стародуб, Полтавщина, Лубны оказались в другом. Запорожье считалось «общим», хотя ясно, как там воспринимали поляков. «Гетманский» (то есть пророссийский) Чигирин с землями южнее после разрушения турками стал добычей Дикого поля. Османы запрещали заселять эти земли. Углубилось и религиозное разделение. После войны в условиях закрытия или изъятия православных монастырей и храмов уния постепенно стала народной верой в ряде мест на западе Украины.

Итак, Андрусовское перемирие 7 января 1667 года географически и этнически разделило Украину и её народ. Левобережье и Правобережье Днепра стали пограничной чертой. Днепр из «срединной» великой реки вроде Волги с Окой как бы разделил единое целое уже складывавшегося национального организма. Неслучайно против перемирия, закреплённого «вечным миром» 1686 года, почти сразу выступили и правобережные во главе с гетманом Дорошенко, и левобережные во главе с гетманом Брюховецким малоросские казаки, вместе опиравшиеся на османов. Ордин-Нащокина считали предателем не только многие казаки, но и бояре. Ордин-Нащокин, творец не только Андрусовского перемирия, но и всей внешней политики России тех лет, не считался с судьбой народов как Великой, так и Малой России. Ему нужен был «надёжный» союзник в лице как раз польской короны против Крыма и Турции в целом и проводник западного влияния на московитов. Киев со временем стал одним из главных духовных символов и религиозных центров царской России. А Львов все более превращался в духовный центр греко-католиков.

Кстати, Львов с Галицией, Владимир-Волынский с Ладомирией (Западной Волынью) и Перемышлем так и не войдут, доставшись империи Габсбургов, в Российскую империю Романовых, если не считать кратенького периода 1914-15 годов, когда почти все эти земли были временно заняты по итогам Галицийской битвы русскими войсками, причем Холм, Супрасль и Перемышль остались в Польше, похоже, навсегда. Похожая история произошла с лесной частью земель Стародубского полка российской Гетманщины. Сзади подпирал террор сначала царевны Софьи, а потом Петра и прочих венценосцев, свирепо топал Туптало, шумел суровый «брынский» лес. И вот, в лесистом Стародубье засели русские староверы, основанный ими Новозыбков стал одним из духовных и культурных центров старообрядчества, а малочисленные потомки казаков стали явным меньшинством населения. Впрочем, позже, при екатерино-потемкинской колонизации северопричерноморских степей и побережья Черного моря, среди насельников этих мест оказалось не только немало греческих, немецких и прочих колонистов и сербов, но и множество мало- и великорусских крестьян и мещан. Таким образом, ареал компактного проживания и расселения украинцев (малороссов) расширился достаточно далеко на юг.

Произошли и значительные социально-культурные изменения. Некоторые из известных западнорусских родов (Ольшанские, Острожские, Курбские, Вишневецкие, Ходкевичи, Потемкины и ряд других) сошли после расцвета на нет: вымерли и ушли с исторической сцены. Другие же стали магнатами или просто великородными шляхтичами и, как уже упоминалось, ополячились и окатоличились. При этом некогда радетели православия Вишневецкие, последние два из них князья Иеремия и Михаил (впоследствии король) стали ненавистниками отеческой (в буквальном смысле) веры, а другие, как, например, Рюриковичи Ледоховские или Огинские, заняли своё место уже в истории Польши и/или Литвы, равно как и потомки бояр Сапег, Тышкевичей и Шептицких. Рядовая шляхта же российской Гетманщины оказалась навербована из почти исключительно казачьей старшины, выбившейся из простых казаков. Меж тем из них вышли и настоящие, подобные польским по богатству магнаты (князь Безбородко, князья Разумовские, Палей/Палий и Скоропадские). Они, конечно же, принадлежали (иногда формально) к господствующему в Российской империи православному исповеданию. Так что считать потомков казаков Безбородко и Разумовских другим народом по отношению к менее высокородным потомкам тех же малорусских казаков я бы поостерегся. Ведь не случайно же типично русский барин (шляхтич?) Иван Котляревский явился основателем нынешней украинской светской (с духовной дело обстоит посложнее и подлиннее, поэтому опустим сей вопрос, тянущий на отдельную монографию) литературы. Григория Сковороду как философа (а это ближе к духовной культуре) мы тоже оставляем в стороне по этой же причине. Но если говорить об отдельной украинской духовной культуре, то в её основание я бы поставила молдаванина Петра (Могилу), родственника молдавских господарей и магнатов (тех же, кстати, Вишневецких).

Так что, на наш взгляд, не было, по крайней мере в российской части Украины, двух культурных (панской и холопской) наций, но было разделение политическое на российскую, польскую и турецкую (во время турецкой оккупации Подолии в 1672-99 годах) части. Политическое разделение было и среди правобережных казаков на пророссийскую (Семен Палий), протурецкую (Петро Дорошенко), прошведскую, затем тоже протурецкую (Иван Мазепа и его последователи) и пропольскую (самую неустойчивую) партии. Духовное разделение (как пограничное через Днепр) проходило через Брестскую унию. Переходы в ислам (Юрась Хмельницкий, Орлик и т.д.) были если не единичны, то весьма редки.

Отношение к староверам, судя по Стародубскому полку (впрочем, в болотисто-лесистых, мало населённых землях полка просто невозможно было контролировать процесс заселения староверами севера Стародубья) и отпеванию (погребению) архиепископом Черниговским Лазарем (Барановичем) преподобного Иова Льговского, было терпимым. Вместе с тем культура западноевропейских, пусть даже в провинциальном польском варианте позднего Возрождения, барокко и затем раннего классицизма, не могла не повлиять на Малороссию, и через неё, пожалуй, барокко пожаловало и в Россию. Нельзя забывать о культурной неоднозначности и, увы, духовной однозначности сего явления с точки зрения традиционного православия. Барочные церкви Покрова в Филях и Троицы в Лыково и в Дубровицах вызывают искреннее восхищение архитектурным изыском, но это уже не святорусская церковная архитектура. Даже строгий классицизм (в его лучших образцах) с римскими (шире – античными) формами, пожалуй, более похож на именно церковную архитектуру. Это как конструктивизм и сталинский ампир. Конечно, последний при всем уважении к первому имеет имперские формы и характер.

Кстати, о «провинциальности»: знаменитый Н. Коперник, обосновавший для западного мира передовую тогда гелиоцентрическую идею, был онемеченным поляком (как и многие тогда торнские (торуньские) поляки, знавший в том числе и польский). Так что и с провинциализмом не все так просто. Но дело даже не в архитектурных стилях и деталях, а в самой так называемой духовности. На место преподобного Паисия Великого явился Паисий Величковский, школа коего оставила отпечаток не только в Нямце и Кицканах, но и в Киево-Печерской лавре, Глинской, Оптиной и ряде других пустыней.

Мы несколько забежали вперёд, чтобы отметить, что украинская киево-могилянская духовность, духовная культура имела мало общего со старомосковской, древнерусской и древлеправославной, хотя влияние её сказывалось и здесь. Душевный характер малоросских икон, народных картин, народных песен подмечен был многими, в том числе украинцами. Лишь эпическая мощь «дум», исполняемых народными певцами, рапсодами, чаще всего слепцами, отсылала к древнерусской былине, и эпичность кровавых строк Тараса Шевченко, например - прославляющих Ивана Гонту, явно контрастировала с этой душевностью. То же можно сказать и о церковном искусстве и благочестии вообще. То, что при гетмане Иване Мазепе древний Софийский в Киеве собор приобрёл нынешний барочный вид, являет пример и символ вышесказанного.

Украинская духовная культура, в своё время испытавшая польское, итальянское и немецкое влияния, очень сильно стала воздействовать на великорусскую с середины XVII века, значительно её изменив, сделав более чувственной, душевной. Душевенка эта чувствуется до сих пор в церковных искусстве и литературе. Не всегда это однозначное зло. Но это уже не то искусство, литература и не тот стиль жизни, что были некогда, прежде, искони. Образ строгого затворника в печоре (пещере), например - преподобного Иова Почаевского, ещё в XVII веке был потеснён сладким и велеречивым проповедником, ритором, представителем могилянской западнорусской книжности, для которого поздняя латынь стала родным языком.

Опубликовано: 03.06.2020 в 21:08

Рубрики: Главные новости, Лента новостей, Лестовка



Пожалуйста, поддержите "Портал-Credo.Ru"!

Всего комментариев: 1

  • Автор: Вадим Добавлено 3 июня, 2020 в 23:33

    Очень интересная статья. Спасибо!

    Ответить

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.

В сюжете:

Главные новости

Церковный суд Екатеринбургской епархии РПЦ МП изверг из сана схиигумена Сергия (Романова)

Церковный суд Екатеринбургской епархии РПЦ МП принял 3 июля решение лишить сана схиигумена Сергия (Романова), духовника Среднеуральского женского монастыря, который ...
Подробнее

Госсовет Турции потратил всего 17 минут на вопрос превращения собора Святой Софии в мечеть. Окончательное решение пока не опубликовано

Государственный совет Турции провел 2 июля специальное заседание для обсуждения вопроса о возможном изменении статуса собора Святой Софии с музея ...
Подробнее

96-летний Георг Ратцингер, брат Папы Бенедикта XVI, скончался в Германии

96-летний священник Георг Ратцингер, брат Папы Бенедикта XVI, скончался 1 июля в Регенсбурге (Германия), сообщает "Catholic Herald". Менее чем за ...
Подробнее

МНЕНИЕ: Клирик прихода РПЦЗ(А) в Санкт-Петербурге священник АЛЕКСАНДР СМИРНОВ: "«Участие в делах тьмы» - это голосование «за» поправки в Конституцию РФ”

Портал «Credo.Press»: Протесты и погромы прокатились в США и некоторых других странах «против полицейского насилия». Кто тут прав, и кто ...
Подробнее

МОНИТОРИНГ СМИ: ГХ ВС РФ продолжает насиловать историю. Среди «фресок» «храма» обнаружилась «вооружённый конфликт» в Чехословакии

Под панно с изображением участников послевоенных конфликтов есть легенда к нему. Легенда дает перечень героев: «Гражданская война в Китае, война ...
Подробнее

Представитель Среднеуральского монастыря РПЦ МП ответил на обвинения в педофилии

В Среднеуральском женском монастыре РПЦ МП, фактически возглавляемом запрещенным в служении схиигуменом Сергием (Романовым), назвали дешевым заказом заявления Ксении Собчак ...
Подробнее

Схиигумен Сергий (Романов) призвал россиян не голосовать за поправки в Конституцию

Схиигумен Сергий (Романов), которого запретили в священнослужении после проклятий в адрес руководства РПЦ МП за закрытие храмов в период пандемии, ...
Подробнее

Движение "Христианское действие" выступило против попрания принципов свободы совести в связи с принятием поправок к Конституции РФ

Христиане разных конфессий, объединившиеся в движение «Христианское действие», опубликовали 28 июня заявление против нарушения права на свободу совести в связи ...
Подробнее

Ксения Собчак заявила о намерении подать в суд после событий в Среднеуральском монастыре

Журналистка и телеведущая Ксения Собчак, выдвигавшаяся в 2018 году на пост президента РФ, намерена подать иски в суд в связи ...
Подробнее

МОНИТОРИНГ СМИ: Расколи мне купола. Вступив в конфликт с патриархом, схиигумен Сергий собирает армию со всей страны. Куда приведет бунт «глубинного православия»?

Церковный и гражданский суды над среднеуральским схиигуменом Сергием (Романовым) пока переносятся. За это время он рекрутирует все больше сторонников, готовых ...
Подробнее