Сразу скажу, что это честная книга о Православной Церкви, об ошибках христиан и милосердии Божием, о Евангелии, которое было в Церкви раньше канонов и должно быть базисом в разработке современного церковного права, о подлинной евхаристической природе Церкви, о Промысле Божьем в истории православия…

В книге есть много разоблачений идеологических стереотипов. Задействовано большое количество документов и ссылок. Очень интересные сноски. Восхищает лёгкость слога и честертоновский юмор. Все это создает хорошо бронированный, содержательный текст, который трудно оспорить.

Однако... Лучше всего запечатлеваются в памяти последние главы. То, к чему автор ведет читателя, на чем больше всего акцентирует внимание и какие выводы делает. И большинство его выводов об Украине в объемистой книге я бы назвал ложкой дёгтя в бочке мёда, подтверждающей крылатую фразу о том, что русский интеллигент заканчивается там, где начинается украинский вопрос.

Хотя о. Андрей Кураев много пишет об Украине, живет он от нее далеко, не видит здешних подробностей и не слышит частностей. Знает историю, но плохо знаком с украинской культурой. Он как патологоанатом – смотрит на тело, но не видит душу. Поэтому делает выводы, исходя из своих московских представлений, слабо ощущая боль живущих в Украине людей.

Украина и церковь в книге о. Андрея Кураева «Византия против СССР. Война фантомных империй за церковь Украины»

Ниже представлены наиболее показательные, с моей точки зрения, отрывки из книги о. Андрея. Одни из них показывают отношение о. Андрея к украинской действительности от отстраненно-нейтральной до высокомерно-снисходительной оценки, другие — это просто заезженные штампы, которые до сих пор в ходу даже у либеральной российской интеллигенции.

Итак, о влиянии Константинополя и Москвы на Украину:

«На Украине сегодня столкнулись два фантома. Фантом Византийской империи и фантом СССР. Эти исторические привидения мало интересуются реальными украинцами. Им важно утвердить свои собственные представления, перевести их из виртуальности в реал. Чьи-то фантомные боли в давно уже ампутированных украинах империи, чьи-то древние обиды, претензии и самомнения, жажда «исторического реванша» – вот на чем замешана интервенция в украинскую религиозную жизнь и с севера, и с юга»

«Большие корпорации (хоть светские, хоть религиозные) вообще всегда и по определению бессовестны. Вместо совести у них есть «интересы». Их сшибку мы и видим сейчас на Украине»

«Нынешняя украинская автокефалия, как и все остальные аналогичные подарки, совершенные в 20 веке Фанаром на территории бывшей Российской Империи. По той причине, что Константинополь дарит чужое, а не свое...»

«Но в украинском вопросе Московская патриархия сегодня вопрос о «канонической территории», земле, ставит выше вопроса о волеизъявлении людей...»

О позиции самих украинцев:

«Люди яростно спорят – какого раззолоченного барина с титулом «великого господина нашего» посадить себе на шею»

«В нынешней виртуальной войне сошлись фантомы давно уже мертвой Византийской Империи и не менее мертвого Советского Союза. Но, кажется, эти мертвецы не прочь попить живой кровушки. И вот тут я – против. Пусть люди молятся о каком хотят патриархе или вовсе забудут про их существование. Пусть патриархи в своем узком кругу меряются самыми бесполезными своими органами. Людей – не трожьте!»

Об украинцах и украинском православии:

«Украина – необычнейшая из империй. Во-первых, она отказывается признавать себя империей (хотя как минимум два иноплеменных государственных образования абсорбировала в свои нынешние пределы: Крымское ханство и Подкарпатскую Русь). Во-вторых, это такая империя, которая сама никогда никого не завоевывала, но расширяла свои границы за счет подарков со стороны того, кого сегодня она считает своим главным врагом»

«20-летнее возлегание киевского политикума под галицийскими идеологами считаю главной причиной нынешней украинской трагедии»

«Ровно и только для такой утилизации нынешняя автокефалия нужна и Киеву. Но не нам его упрекать. Речь идет о не-инциденте, о константе, позорной константе исторического православия. О храмах и проповедях цвета хаки»

«Трагедия Украины 90-х годов ХХ века в том, что национальное меньшинство («галичане») взяли власть над огромной, разнообразной многомиллионной страной и стали свои стандарты речи, веры и культуры навязывать всему населению Украины. Реальное разнообразие людей, населяющих Украину, порождает и неизбежное разнообразие в вопросе о будущем украинской Церкви»

«Крым воссоединился с Россией бескровно… Я вообще не помню, чтобы Путин хоть раз в своих выступлениях свои действия в Крыму или Юго-Востоке Украины сопряг с православной тематикой. С проблемами языка, газа, обороноспособности, прав меньшинств – было дело. Но ни разу я не слышал, чтобы он сказал, что «мы вошли в Крым, чтобы утвердить там православную идею» или «мы поддерживаем борьбу Донбасса, потому что так сказал мне мой духовник» или «Бог направляет нас»».

«Галицийская идеология, видящая в России врага украiнства, перестает быть диковинкой для Киева и востока Украины. На наших глазах на чувстве обиды за Крым может возникнуть общая база чувств и убеждений, по-настоящему способная объединить запад и восток Украины. И точка консенсуса будет сильно ближе именно к галицийской версии»

«Галицийская «бандеровская» идеология мне очень не близка. Неоязыческо-нацистские ее изводы мне просто отвратительны»

«У меня сложное отношение к путинской украинской политике. Потому что «Те, кто защищает Право от бунтовщика, не должны бунтовать» (Толкиен. Сильмариллион, 6). По этой формуле неправы и киевские протестанты против криминальной власти Януковича-и-сына: заживо сжигая киевских полицейских, они явно и далеко вышли за рамки столь вожделенного ими европейского правового пространства. Но и защита крымчан от этих «зажигательных парней» тоже была совершена не парламентским методами…»

О решении украинского вопроса:

«Московский Патриарх никак не может влиять на церковную жизнь Украины. Никто из граждан России не входит в состав Синода Украинской Церкви, но гражданин Украины входит в состав московского Синода. В итоге прославления украинских святых, назначения и перемещения епископов на Украине происходят без всякого согласования с Патриархом. Его подпись не требуется под соответствующими документами. Но зато без подписи Киевского митрополита нельзя назначить епископа в Сибирь или в Рязань! Так что не хохлам впору требовать отделения от москалей, а москалям пора ставить вопрос об освобождении от хохлов!»

«Если украинская автокефалия будет московским даром, наша патриархия скорее выиграет: на всеправославных форумах у нее появится еще один дружественный для нее голос. Это важно в той конфигурации, которая сегодня складывается в верхах церковной дипломатии: союз греческих церквей (кроме Греции это Константинополь, Албания, Египет, Иерусалим, Кипр) против союза не-греков (славян с румынами и грузинами)»

«Поэтому я не за и не против укроавтокефалии. Пусть этот, в общем-то, мелкий вопрос решают сами украинцы. А, решив, обнаружат, что вселенское счастье вместе с томосом не наступило. И получили они даже не клон Моспатриархии, а нечто гораздо худшее – ибо все болезни нашего епископата и духовенства естественным образом перешли в новую структуру…»

«Все болезни нашего епископата и духовенства естественным образом перешли в новую структуру, но если наши «сергиане» советской поры политиканствовали и стучали по неволе, то эти будут делать то же самое в охотку, с энтузиазмом, с подъе…мом»

«Филарет сам глубоко инфицирован московским византизмом. Хотя бы поэтому я не аплодирую. Но и стоять на пути лавины считаю излишним. Пусть побалуются»

О будущем православия в Украине:

«Пока сценарий самых опасных конфликтов видится таким:

Поезд репрессий будет набирать ход постепенно. Принимается новый закон о свободе совести. Раз новый закон нужна перерегистрация уставов всех религиозных организаций.

А дальше это дело элементарной административной техники. Вопрос решается рядовым клерком через порядок расположения папок на столе. Важно, чтобы первой прошла регистрацию новая структура, претендующая на трейдмарк «Украинская православная церковь». После чего это название считается юридически занятым. И никто больше не может его получить. Ну как у нас в мэрии говорят оппозиции в ответ на любую заявку о митинге: простите, но на эту площадь в этот день еще в прошлом году подала заявку организация «Пенсионеры за Путина».

И когда аналогичное заявление подаст УПЦ Московской Патриархии, ей скажут: «Простите, мы не можем вас зарегистрировать как УПЦ, потому что это место занято. Назовитесь иначе – Российская Церковь в Украине. С этим именем мы вас зарегистрируем». А после новой регистрации по новому закону каждый из приходов должен зарегистрировать свои отношения по поводу храмовой собственности и особенно аренды».

«Защита интересов русскоязычного населения нужна. Нужна помощь в его самоорганизации»

Как видим, в суждениях о. Андрея Кураева смешано объективное и надуманное — тут и борьба Москвы и Константинополя за Украину (что действительно имеет место еще с 15 века), и предвидение «болезней», которые перейдут из российско-советской церкви в ПЦУ (тоже вероятно), и «галичане» как «главная причина нынешней украинской трагедии» (у россиян обычно крайне преувеличенное представление о «галичанах» в украинской власти и церкви), и «бескровно» отвоеванный у Украины Крым (хотя именно в Крыму пролилась первая кровь в российско-украинском военном конфликте: были убиты первые военнослужащие Украины), и забывчивость автора книги о послании Путина парламенту РФ 2014 года — с обоснованием, что Крым для России имеет «огромное цивилизационное и сакральное значение, так же, как Храмовая гора в Иерусалиме для тех, кто исповедуют ислам и иудаизм», и многое другое, что хочется комментировать и исправлять.

Признаюсь, читая некоторые страницы книги, поневоле хотелось сказать своим северным братьям: «Дорогие россияне, а не сидели бы вы со своим «великим русским языком», «великой русской культурой», «великим русским умом» и прочим своим «великим...» возле Великой китайской стены и решали бы с их помощью свои собственные проблемы. А нам оставьте решать с Божьей помощью свои».

Однако не будем сильно придирчивы к о. Андрею: в России даже его взгляды считаются весьма либеральными, а то и опасными на фоне интенсивной ура-патриотической риторики спикеров светской и церковной власти.

Одно уже это признание, опубликованное в книге клирика РПЦ, можно считать определенным героизмом, и мы его тоже поддержим:

«Я же повторю свою формулу аксиологического сопротивления для Украины. Она двухчастна. Первая ее часть – нужно, чтобы все стороны сказали, что нет греха в том, чтобы перейти в ту церковь, которую создает сейчас Константинополь; а второе – нет никакого преступления в том, чтобы остаться в той церкви, которая находится в ведении Москвы на Украине».

Денис Таргонский,
"РЕЛИГИЯ В УКРАИНЕ", 21 февраля 2020 г.