МОНИТОРИНГ СМИ: Захотели и снесли. По следам сноса храма 1809 года в селе Копнино Владимирской области — Credo.Press

МОНИТОРИНГ СМИ: Захотели и снесли. По следам сноса храма 1809 года в селе Копнино Владимирской области

Послесловие к увольнению начальника Госинспекции Владимирской области по охране памятников Евгения Гранкина
Никольскую церковь 1809 года в селе Копнино Селивановского района Владимирской области снесли еще осенью 2018 года, но известность это печальное событие обрело только сейчас, после жалобы группы граждан митрополиту Владимирскому и Суздальскому Тихону и реакции на нее владыки.

Сразу скажем, что реакция владыки Тихона на произошедшее абсолютно верная и справедливая. Действия по сносу старинной, пусть и руинированной, церкви он назвал «варварскими». «Как можно строить новый храм Божий, разрушая другой?» – спрашивает митрополит Тихон в официальном письме.

Но есть у меня твердое убеждение, что эта история самым непосредственным образом связана с историей увольнения с должности (с 5 сентября 2019 года) начальника Государственной инспекции Владимирской области по охране объектов культурного наследия Евгения Гранкина, о которой мы только что рассказывали. Связана, конечно, не по фабуле, а по смыслу. Напомню, что бывший замкомандира ракетной армии Гранкин ушел в отставку «по соглашению сторон» после резкой критики, которой удостоилась Госинспекция на пресс-конференции владыки Тихона. За то, что якобы препятствовала восстановлению храмов силами приходов и доброхотов, требовала положенных по закону проектов и согласований, выдавала запретительные предписания, накладывала штрафы и т.п. Евгения Гранкина обвинили в том, что он «обострил отношения» с митрополитом.

Впрочем, обо всем по порядку.

kop3.jpgНикольская церковь в Копнине. Фото 2000-х гг.

По решению сельского схода

Никольская церковь 1809 гола в селе Копнине давно представляла собою заброшенную руину. Она не числилась памятником архитектуры, не состояла ни на чьем балансе, не фигурировала ни в каких реестрах. В советское время ее использовали как склад, а потом и вовсе бросили на произвол судьбы. Уже к началу XXI века на храме и трапезной не было кровель, стены обваливались, местами разрушились до подоконников первого этажа. Но остов здания, включая алтарную часть, был цел, и при желании его можно было восстановить.

Но желания не было.

То есть вроде бы оно было, но быстро отступило перед другими желаниями.

Как следует из официального письма владыки Тихона, опубликованного региональной телекомпанией «Зебра-ТВ», летом 2018 года «некоторыми жителями» села Копнино было подано прошение епископу Муромскому и Вязниковскому Нилу о восстановлении руинированного Никольского храма.

Далее в письме владыки следует такая интересная фраза: «Восстановление храма требовало серьезных вложений. Ввиду отсутствия средств как у Муромской епархии, так и у жителей села, было принято решение построить в селе новый быстровозводимый деревянный храм. Место строительства планировалось согласовать с районной администрацией».

kop6.jpg

kop7.jpg

Решение строить деревянный храм, стало быть, было принято епархией. А в рассказе главы администрации Селивановского района Сергея Лебедева об обстоятельствах сноса Никольской церкви есть красноречивая деталь: «заменить Никольский храм каменный на деревянный» предложила настоятельница Борисоглебского монастыря из Муромского района.

После этого в Копнине собрали сход граждан – и решили ломать.

kop5.jpg

kop4.jpgНикольская церковь в Копнине. Фото 2000-х гг.

Во второй половине осени 2018 года к Никольскому храму подъехали два экскаватора – и менее чем за двое суток управились со старинной постройкой. К делу отнеслись по-хозяйски, кирпич «вывезли в неизвестном направлении».

В ноябре 2018 года на месте снесенного храма поставили небольшой деревянный сруб с железной крышей.

kop2.jpg

«Зебра-ТВ» цитирует рассказы местных руководителей. Глава Волосатовского сельского поселения Валентина Кобякина сообщила, что снос церкви был организован «инициативной группой местных жителей», а работы вела техника сельхозпредприятия «Колпь». По словам Кобякиной, «члены инициативной группы» ссылались на решение общего собрания жителей села, но протокол ей не показали. Как, впрочем, и документы о землеотводе и разрешение на строительство.

Не видит ничего страшного в случившемся и глава Селивановского района Сергей Лебедев: «Согласовывали ли с нами — нас перед фактом поставили… Он же как бесхозный был. Нас, например, если про светские учреждения говорить, обязывают производить снос или обязывать собственника, потому что они представляют угрозу для окружающих. А если на этом месте появится действующий храм — почему бы нет? В том виде, в котором он был, его нереально было восстановить. Лично я не вижу, чтобы там было что-то нарушено. Единственное, чтобы строить, они должны взять строительное разрешение».

«Благословения на снос храма никому не давалось»

Так что единственным, кто назвал снос Никольской церкви своим именем – варварством – оказался владимирский владыка Тихон. «Никакого благословения на снос Никольского храма никому не давалось, – пишет он в официальном письме. – Более того, настоятель храма святого благоверного князя Александра Невского, что в селе Чертково, Селивановского района, иерей Сергей Пельменев, ответственный за окормление села Копнино, побуждал местных жителей обратиться в районную администрацию с просьбой помочь в консервации уже руинированного храма святителя Николая».

Однако словам священника жители, как пишет митрополит Тихон, не вняли:

«Вместо этого, предположительно во второй половине осени прошлого года, Никольский храм неизвестными лицами был варварски снесен… Новость о разрушении Никольского храма для управляющего Муромской епархии явилась крайней неожиданностью. Согласно объяснениям иерея Сергея Пельменева, жители села сложные и крайне своевольные люди. Мотивы их действий совершенно непонятны. Как можно строить новый храм Божий, разрушая другой? С жителями была проведена беседа о недопустимости подобных действий».

Не знаю, право, что в мотивах действий жителей Копнина осталось непонятного. Ведь епархия разрешила им построить быстровозводимый деревянный храм, а настоятельница Борисоглебского монастыря советовала «заменить» им каменный. Зачем «инициативной группе» из Копнина после этого руина 1809 года? А районную администрацию, как мы уже видели, ее исчезновение ничуть не тревожит, так что помогать с консервацией она уж точно не собиралась.

И вот здесь я хочу обратить внимание на характеристику жителей Копнина из письма владыки Тихона: «сложные и крайне своевольные люди».

Эти слова как-то сразу приходят на ум, когда вспоминаешь все то, с чем боролась владимирская Госинспекция по охране памятников, пока ей командовал Евгений Гранкин. Частично это уж было описано в «Истории одного увольнения», но с тех пор появились новые документы.

Дембельский ответ

С недавних пор для владимирской Госинспекции по охране памятников – насколько я понимаю, и для прочих областных органов исполнительной власти – были установлены новые правила общения с внешним миром. На вопросы и запросы СМИ теперь нужно отвечать не прямо и непосредственно, а через Комитет общественных связей и СМИ Владимирской области. Прочитав отчеты о критике работы Госинспекции со стороны владыки Тихона, я как редактор «Хранителей Наследия» направил в этот комитет запрос – просьбу поручить региональному госоргану охраны памятников прокомментировать ситуацию с «церковными реставрациями» и владычной критикой для нашего сайта. Прошло несколько дней, до публикации «Истории одного увольнения» ответ так и не поступил. А затем пришел крайне содержательный ответ примерно из двух фраз: Госинспекция по охране памятников работает в соответствии с требованиями законодательства и собственными полномочиями, в том числе и в отношении объектов культурного наследия религиозного назначения.

Кто бы мог подумать… Но я еще подумал, что Госинспекция вряд ли могла почти целую неделю готовить такой пространный ответ.

И еще через пару дней мое предположение подтвердилось – мне был прислан скрупулезный ответ-отчет на 4 страницах, за подписью еще не уволенного Евгения Гранкина. Это был – да простит мне такие слова Евгений Иванович, заканчивавший военную службу в звании полковника – его «дембельский аккорд», дембельский ответ.

И значилось в нем вот что, и под каждым словом и я готов подписаться:

«Строгие нормы законодательства, участие в принятии решений экспертного сообщества оберегают наше культурное достояние, игнорирование установленного порядка приведет к необратимым последствиям и уничтожению культурных ценностей.

Желание восстановить церкви, безусловно, заслуживает всяческой поддержки и одобрения на всех уровнях власти. К сожалению, в стремлении побыстрее отремонтировать храм подчас не учитываются требования сохранения его культурной составляющей: устанавливаются пластиковые окна, используется монтажная пена, разрушительно воздействующая на старинную кирпичную кладку, изменяется цвет стен, форма глав, крыша покрывается современной металлочерепицей, к работам привлекаются неквалифицированные лица, не имеющие знаний и опыта работы в реставрации. Иногда нарушения носят совершенно недопустимый характер:сбиваются декоративные элементы, разбирается часть сооружений, в древних стенах пробиваются новые проемы, уничтожается живопись XVIII–XIX веков. В результате удается быстро и относительно недорого провести работы и начать использование объекта для богослужений, но во многом утрачивается его ценность как памятника культуры.

В орган охраны объектов культурного наследия, прокуратуру, иные инстанции поступают обращения неравнодушных граждан с просьбами прекратить самовольные действия. В подобных ситуациях инспекция не может и не вправе оставаться безучастной и вынуждена принимать меры, в первую очередь, выдавая предписание на приостановку работ. Действия сотрудников государственного органа основываются исключительно на нормах закона.

Не прекращаются попытки объяснить представителям религиозных организаций важность установленных ограничений, неоднократно проводились встречи на различных уровнях, рассматривались конкретные ситуации в поисках наиболее приемлемых решений. Предлагалось проведение менее затратных противоаварийных и ремонтных работ, использование типовых проектов, создание в составе митрополии реставрационной организации, обсуждалась возможность изменения сроков охранных обязательств. Тем не менее, позиция пользователей объектов существенно не меняется. Факты проведения работ без разрешительной документации продолжают выявляться…

Надеемся, взаимопонимание все-таки будет достигнуто. Верим, что представители Владимирской митрополии Русской православной церкви займут позицию, направленную на соблюдение закона и сохранение культуры, которая станет примером и образцом для всех жителей Владимирской области».

kop8.jpg

kop9.jpg

kop10.jpg

kop11.jpg

Вот так – там, где наученные горьким опытом люди употребляют выражения типа «имеются определенные проблемы в диалоге с…» – начальник владимирской Госинспекции на прощанье назвал все своими именами.

В приложении к этому тексту – исчерпывающие комментарии к тем обвинениям в адрес госоргана охраны памятников, что прозвучали на пресс-конференции митрополита Тихона. Как разъясняли представителям приходов все положения законодательства, как рассказывали об упрощенных процедурах ремонта, как оштрафованы были всего два прихода, как административные дела прекращались в судах «за малозначительностью», «с объявлением устного замечания»…

Выбор между хорошим и хорошим

И здесь опять-таки вспоминаются «сложные и крайне своевольные люди», которые снесли церковь 1809 года в селе Копнино. А вот те «пользователи объектов», о ком пишет Евгений Гранкин – кому многократно все разъяснялось, кому предлагались компромиссные меры и менее затратные работы, но чья позиция «существенно не менялась» и они все равно делали на «своих» храмах что и как хотели – их-то как назвать?

Вся ведь разница в том, что «инициативная группа» из Копнина снос храма не согласовала по церковной линии. А то бы и их сейчас защищали как храмостроителей. Да еще ведь и будут.

И между несанкционированным варварством и благославляемым самоуправством разница оказывается только в масштабе содеянного, а природа у них одна.

Ну а Владимирская губерния, оказавшись в ситуации выбора между хорошим контролем за состоянием памятников архитектуры и хорошими отношениями с митрополитом, само собою, выбрала последнее.

P.S. Новым руководителем Госинспекции по охране объектов культурного наследия Владимирской области, по нашей информации, должен стать Михаил Иванов, до сего дня – начальник Управления государственного учета и экспертизы объектов культурного наследия Департамента культурного наследия города Москвы. Пожелаем ему здоровья, терпения и успехов на новом поприще.

Фото: Олег Щелоков, chirokov/sobory.ru, «Зебра-ТВ»

Константин Михайлов,
"ХРАНИТЕЛИ НАСЛЕДИЯ", 9 сентября 2019 г.

Опубликовано: 10.09.2019 в 11:23

Рубрики: Главные новости, Лента новостей, Мониторинг СМИ



Пожалуйста, поддержите "Портал-Credo.Ru"!

Всего комментариев: 0

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.

В сюжете:

Главные новости

МЫСЛИ: Сергей Бычков. ПАРИЖ – НЕ ДУБНА! Новое путанное письмо архиепископа Иоанна (Реннето) как повод задуматься о его адекватности

Все смешалось в сознании новоиспеченного архиепископа Дубнинского Иоанна (Реннето), как видно из прилагаемого ниже документа. Перейдя под омофор РПЦ МП, ...
Подробнее

ДОКУМЕНТ: Их уже 141... Список клириков, подписавших открытое письмо против политических репрессий в России, по состоянию на утро 20 сентября

Протоиерей Олег Батов, клирик храма Успения Пресвятой Богородицы на Успенском вражке (Москва). Протоиерей Александр Борисов, настоятель храма свв. бесср. Космы ...
Подробнее

Полиция задержала шамана, который идет в Кремль изгонять Путина

На границе с Иркутской областью полицейский наряд задержал якутского шамана Александра Габышева, который называет президента России Владимира Путина злым духом ...
Подробнее

ДОКУМЕНТ: "Не покупайте ценой временного благополучия бесславия уже здесь и лишения части в Церкви небесной". Открытое письмо Андрея Зубова Вахтангу Кипшидзе (из ОВЦОиСМИ МП)

Дорогой Вахтанг, я пишу к Вам как к заместителю Отдела РПЦ, осудившему и, фактически, с высмеявшему клириков нашего Патриархата, обратившихся ...
Подробнее

РЕПОРТАЖ: Денежниковское исповедание: версия-2019. Под Москвой прошел представительный Поместный Собор ЦРО ИПЦ под председательством Схимитрополита Серафима

По Уставу, зарегистрированному российскими государственными органами, раз в пять лет должен собираться Поместный Собор Централизованной религиозной организации Истинно-Православная Церковь (ЦРО ...
Подробнее

ДОКУМЕНТ: "Исполняя пастырский долг печалования...". Открытое письмо клириков Московского и Константинопольского патриархатов в поддержку задержанных по "московскому делу"

«О, человек! сказано тебе, что – добро и чего требует от тебя Господь: действовать справедливо, любить дела милосердия и смиренномудренно ...
Подробнее

Александрийский патриархат фактически признал ПЦУ

Иерархи ПЦУ сослужили епископам Константинопольской, Элладской и Александрийской Церквей за богослужением в храма села Осса под Салониками. Об этом говориться ...
Подробнее

РЕПОРТАЖ: Собор на рю Дарю захвачен, но лидер захвата уехал. Свежие сводки с «парижского церковного фронта»

Драматические события вокруг парижской Русской архиепископии принимают уже трагический оттенок. Сразу после внеочередной Генеральной ассамблеи архиепископии, вечером 8 сентября, архиепископ ...
Подробнее