Оклемавшись, митрополит решил действовать. Первое, о чём подумалось, – собрать в Псковских Печорах выпускников Сретенской семинарии на совместное богослужение. Узрит такую силищу патриарх, да и сделает выводы. Но выпускники разъяснили Шевкунову, что в Чистом переулке молебен могут воспринять как объявление войны осаждённой крепостью. А в православной церкви так не принято. У нас хоть и не Византия, но принципы – те же. Значит, только переговоры. Кулуарные, какие же ещё?! Значит, следует подключить все возможные связи и задействовать всех, на кого комендант осаждённой крепости в перспективе мог бы рассчитывать.

Помощь свыше

В своё время Шевкунова называли духовником президента. Но где-то в канун встречи патриарха всея Руси с папой римским в Гаване прошелестел неприятный такой слушок. Мол, отношения первого лица с духовником дали трещину. То ли тому виной украинские события, то ли попытка сближения с Римом, предпринятая правой рукой патриарха Иларионом – в общем, Шевкунова списали в опалу. Тогда же президент стал посещать старообрядческую общину и даже публично встретился с её главой Корнилием. А в мае прошлого года епископа Тихона назначили в Псковскую митрополию. «В ссылку отправили!» – заключили недоброжелатели. Но были и те, кто предрёк, что назначение Тихона – ступень на пути к патриаршеству. Впрочем, и те и другие сходились во мнении, что назначение в Псков – способ уменьшить влияние Шевкунова в Москве.

А далее возник вышеописанный конфликт на почве дальнейшей судьбы Сретенской семинарии. И Шевкунов, по всей видимости, решил сходить ва-банк. Обратился по старой памяти к первому лицу. И тот отрядил для разговора с патриархом преподавателя Сретенской семинарии религиоведа Ольгу Васильеву. Министра образования по совместительству. Про Васильеву говорят, что она-де помогала патриархии в лоббировании неких инициатив. Так или иначе, но гейм остался за Шевкуновым. Семинарию сохранили, никакой «оптимизации» пока не предвидится. Будет «взаимодействие» – так декларировано на сайте Патриархии. Не ясно, впрочем, останется ли Амвросий её ректором. Похоже, что нет. Но и вернуться на покинутую столичную кафедру тоже будет проблематично. Туда уже спроваживают митрополита Илариона (Алфеева) – на это указывает историк церкви Сергей Бычков, и для него это ссылка. И за папу римского, и за профуканную Украину. И в особенности – за неудачный разрыв с константинопольским патриархатом.

Теперь у Пскова есть шанс стать «альтернативным» центром церковной жизни. Спонсорский денежный поток течёт настолько обильно, что митрополит анонсирует «реставрацию ключевых монастырей и кафедрального собора епархии», мелкий ремонт всех 26 местных храмов, а уже в октябре распахнёт двери семинария при Псково-Печерском монастыре, аналог Сретенской.

Клерикализация страны? Забудьте!

Чему нас учит весь этот сюжет? Во-первых, списывать со счетов Шевкунова рановато. Как только над ним по-настоящему закапало, Кремль тут же раскрыл над ним зонтик, невзирая на слухи и сплетни. Так что, случись вдруг новые выборы главы РПЦ – и как знать, не сработает ли какой механизм. Лифт там какой социальный или иной подъёмник. Во-вторых, возвращать Шевкунова в столицу, как об этом судачит его окружение, тоже не станут – разрастание их с Кириллом амбиций может одинаково навредить и церкви, и власти. А в-третьих, ситуация убедительно доказала, от кого у нас на самом деле зависит всё, даже в таком вопросе, как будущее отдельно взятого православного учебного заведения. Может, кому и не по вкусу окажется, зато ни о какой «клерикализации» общества и речи не возникает. Ибо церковь сама по себе совершенно ничего у нас не решает. Как ей скажут, так и будет.

Тем временем слухи об укреп­лении фигуры Шевкунова породили другие слухи – о возможной скорой смене главы РПЦ. Шансы митрополита Тихона в свете вышеизложенного мнятся довольно высокими, но, как выясняется, на высокий престол есть и другие претенденты. В первую очередь это двое попавших в опалу митрополита – Мефодий Пермский и Феофан Казанский. Оба уже в возрасте, но отличаются завидным здоровьем и жизнелюбием (за глаза их называют «клонами Денисенко», намекая на престарелого самозваного украинского «патриарха» Филарета). Мефодий, к слову, 10 лет назад считался чуть ли не основным конкурентом Кирилла, при этом возглавь он московский престол, у него могло возникнуть к Кириллу множество неприятных вопросов (касаемо «Софрино» и других). В свете претензий к действующему патриарху и описанного выше сюжета, в котором дела духовные вполне успешно решают земные власти, как знать, не случится ли «рокировка» в ближайшее время.

КСТАТИ

Прошлой осенью президент неожиданно нагрянул в Свято-Успенский Псково-Печерский монастырь. Хотя визит был, как подчёркивала сообщившая о нём пресса, «тайным», раззвонили о нём по горячим следам. Да так громко, что в Чистом, говорят, закачались стены. Президент долго гулял с Шевкуновым, участвовал в храмовых службах. Их прогулки фотографировали и документировали. «Засветили» и повестку встречи: мол, а что бы вы сказали, когда бы РПЦ возглавила некая компромиссная в постсоветском формате фигура, скажем, глава УПЦ (МП) Онуфрий? Кто у кого это спрашивал, не суть важно – важно, что об этом написали сразу несколько изданий. Что это, как не сигнал? «Вытеснение России с Украины президент воспринимает достаточно тяжело, – разъяснял политолог Павел Салин. – Как своё личное поражение. А история с автокефалией – подрыв российского влияния на Украине через так называемые инструменты «мягкой силы». Объективные причины для недовольства у Путина есть». А кто допустил?! В том-то и дело, что все это знают.