МЫСЛИ: Протоиерей Богдан Огульчанский. ПАМЯТЬ НОВОМУЧЕНИКОВ – ИМПУЛЬС ДЛЯ ИЗМЕНЕНИЯ ЦЕРКОВНОГО И ОБЩЕСТВЕННОГО СОЗНАНИЯ. Украинский контекст. Часть вторая

Начало – ЗДЕСЬ...

 

Другие православные, претерпевшие гонения. Кто они?

 

Важно отметить, что украинское православие 20-х и начала 30-х годов ХХ века было полем активной деятельности не только двух самых известных юрисдикций («патриаршей» Российской Церкви Патр. Тихона – митр. Петра –и УАПЦ митр. Василия Лыпкивского, а с 1927 г. – митр. Мыколы Борецкого), но и ряда других. На Слобожанщине, в Киеве и на других территориях проявляли активность «непоминающие», например, «иосифлян» в Харькове некоторое время легально опекал епископ Павел (Кратиров). На Полтавщине, Харьковщине и частично на Подолье распространялся т.н. «лубенский» автокефальный проект (во главе с епископами Феофилом (Булдовским), погибшим в Харьковской тюрьме НКВД в 1944 году, и Павлом (Погорилко)). Наконец, наиболее массовой и многочисленной по количеству епископов была «Украинская Синодальная Церковь» (обновленческая), в которую входило более тридцати архиереев. Возглавлял эту группу митрополит Пимен (Пегов) (1875–1937, по недавно открытым данным расстрелян), происходивший из Башкирии, а в Украине он стал служить с 1915 года.

Украинской Синодальной Церкви (УСЦ) удалось получить определенное международное признание как автокефальной структуре и наладить отношения (но не евхаристическое единство) с некоторыми Поместными Церквами – об этом более подробно пишет митр. Александр (Драбинко) в своей новой монографии «Украинская Церковь. Путь к автокефалии» (К., 2018). И, что тоже важно – несмотря на стандартное стереотипное представление о ее «обновленчестве», эта юрисдикция до начала жесткого сталинского блиц-крига против всех политических и культурных проявлений украинской идентичности в конце 20-х годов на самом деле соединяла иерархичность, каноническую преемственность рукоположений, реальную автономию церковной жизни и следование церковной традиции. Анализ статуса и оценка деятельности УСЦ не входят в задачи данной статьи (этим занимаются такие исследователи, как А.П. Тригуб, В.А. Пащенко, диакон Н. Рубан), но эта юрисдикция четко отделяла себя от наиболее одиозных новаций российских «живоцерковников».

Следует признать свершившимся факт, что, начиная с 1927 года (публикации «Декларации», или Послания митр. Сергия (Страгородского) об отношении Русской Православной Церкви к имеющейся светской власти), все неподпольные церковные юрисдикции находились под полным контролем ГПУ/НКВД. Исходя из того, что большевицкая власть в Украине после 1927 г. первой ликвидировала УАПЦ, а затем, в 1934 г., была ликвидирована и УСЦ, следует считать, что в этих сообществах, так же, как и в «сергианской» РПЦ, были клирики и миряне, которые пытались искренне жить по заповедям и служить Христу, за что и были наказаны богоборческой властью. Конечно, при поднятии вопросов о подготовке к канонизации украинских новомучеников вопрос принадлежности к признанным каноническим юрисдикциям имеет право на приоритет (хотя это не является «абсолютом», о чем свидетельствуют некоторые канонизированные даже в РПЦ МП лица, не желавшие находиться в юрисдикции митр. Сергия (Страгородского)). Тем не менее, принадлежащие к другим юрисдикциям, при условии засвидетельствованных фактов их исповеднической христианской жизни, имеют право на уважение и светлую память.

 

Кем являются для православных Украины страдальцы за веру из других конфессий?

 

В моем понимании христианская совесть православного верующего не может молчать, когда мы узнаем о преданности инославных христиан исповеданию своей веры в условиях гонений. Прежде всего, это касается греко-католиков и римо-католиков. Украинская греко-католическая Церковь (УГКЦ) приложила немало усилий для того, чтобы в информационном пространстве Украины (по крайней мере, в пространстве украинской истории и культуры) было известно о подвигах исповедничества клириков и верующих этой Церкви в те времена, когда коммунистическая власть пыталась ее полностью ликвидировать. Процедура канонизации святых в католической Церкви разработана достаточно подробно, описывать ее здесь нет необходимости. В завершение рассмотрения материалов, подготовленных исследователями относительно признания мученичества верующих УГКЦ, Папа Иоанн Павел II в 2001 г. издал декрет о канонизации 25 украинских новомучеников УГКЦ, а обряд их беатификации был совершен Папой 27 июня того же года во время литургии во Львове. Поэтому именно 27 июня Греко-Католическая Церковь совершает память своих святых. Заметим, что, на наш взгляд, в УГКЦ следуют принципу тщательной подготовки к прославлению новомучеников, ведь пострадавших за веру в 40–70-х годах было весьма много, но руководство Церкви не превращает процедуру канонизации в средство упрощенной популяризации и агитации. В настоящее время Украинская Греко-Католическая церковь, единственная среди других украинских Церквей, имеет определенный богослужебный чин в честь святых блаженных новомучеников.

Украинское общество очень мало знает о жестоких преследованиях римо-католиков Украины (большей частью на Правобережье) в межвоенные годы. В Украине в 20-х годах жили сотни тысяч римо-католиков, преимущественно поляков, и официально действовали сотни религиозных общин, возглавляемых католическими священниками (ксендзами). К концу 1938 г. на свободе не осталось ни одного священника, а из почти полумиллиона поляков-католиков (в 1926 г.) на 1939 год осталось 200 тыс. – остальные были отправлены в лагеря или уничтожены (см. Я. Стоцкий. Фиаско поисков компромисса Римо- и Греко-Католической Церкви с большевистской властью // Украинское религиоведение. – 2008. – № 47). Здесь мы не собираемся системно освещать этот вопрос, но считаем, что в нашем церковном сознании следует объединить в уважении и признании подвижников и простых верующих-страдальцев из православной и католической Церквей.

К описанному здесь стоит добавить, что украинские христиане-протестанты преследовались так же жестоко, как и православные с католиками. Возможно, из-за их меньшего количества государство считало протестантов (в большей степени евангелистов и адвентистов) менее опасными, но оно так же пристально следило и беспощадно искореняло лидеров протестантских общин и пыталось ставить во главе общин своих агентов (как это происходило с православными).

 

Ненасильственное движение сопротивления тоталитарной власти как явление гражданского и христианского сознания в Украине. Его этапы

 

Позиции многих авторитетных христианских публичных деятелей и тексты документов, принятых различными Церквами в разное время, показывают, что христиане имеют моральное право сопротивляться насилию негуманной, тоталитарной власти над человеческим достоинством, религиозной совестью и человеческой свободой. Какой способ такого сопротивления имеет право на одобрение и поддержку Церкви?

В истории Украины под властью античеловеческого московского коммунистического режима было чрезмерное количество трагических страниц. Для нас события 100-летней давности, времен освободительной борьбы, уже окутаны дымкой легенды, наши представления о них могут быть схематичными и фрагментарными. Так что взгляд наш будет субъективным.

Историки знают, что у любого режима есть разные этапы. На этапе вооруженного самоутверждения насилием, сто лет назад, конечно, речи о ненасильственном сопротивлении быть не могло: каждый чекист или красноармеец с наганом представлял собой «матроса Железняка», опьяневшего от собственной жестокости. У этих античеловеков именно беззащитные, но с чувством достоинства украинцы вызывали ярость. Так, без всякого видимого повода убивали таких подвижников, как гениальный композитор Мыкола Леонтович, как те украинцы в вышиванках, которые лежали застреленными на улицах Киева после взятия его бандами Муравьева. Поэтому те, кто с оружием защищал Украину, проявляли себя как настоящие христиане на защите Родины. Но эта защита, как мы сейчас понимаем, вполне соответствовала слабой стороне нашего национального характера: была неслаженной и разрозненной, следовательно, закономерно потерпела неудачу.

 

Культурное сопротивление

 

Следующий этап нашего сопротивления продолжался в течение 20-х годов. Его можно назвать, перефразируя Мыколу Кулиша, украинского драматурга-классика, «сопротивлением дядьков и переводчиков» (драматург-классик того времени, самоиронизируя над пробелами в социальной структуре нашей страны в начале ХХ века, назвал украинцев «нацией дядьков и переводчиков»). «Дядьки» на собственной земле (еще до колхозов) отстаивали экономическую независимость и обеспечивали, в меру своего понимания, национальную культуру, которую отстраивали «переводчики». Конечно, так называемые писатели-просветители занимались не только переводами (хотя и это очень важный аспект развития культуры). Они творили оригинальную украинскую культуру, насколько могли, в значительной мере на христианской основе – конечно, под недремлющим оком большевицких «экспертов». Пока среди большевиков были два относительно порядочных украинца (Мыкола Скрыпник и Александр Шумский), многое удалось сделать, в том числе и тем, кто возрождал украинскую Церковь. Среди культуртрегеров, поддерживающих УАПЦ, были корифеи украинского языкознания (А. Крымский, С. Ефремов, Иван Огиенко – будущий митр. Иларион), литературоведения (тот же С. Ефремов, В. Чеховский), перевода (священник Мыкола Хомычевский, известный как знаменитый переводчик Гомера Борис Тен). Как прекрасные специалисты и мастера слова проявили себя церковные иерархи – сам митрополит В. Лыпкивский, архиеп. Нестор Шараивский, архиеп. Иосиф Оксиюк и другие. Богослужебные и другие тексты, переведенные на украинский язык и отредактированные этими подвижниками культуры, сегодня входят в золотое достояние украинского религиозно-литературного наследия.

Бесспорно, и среди мастеров слова того времени, составлявших плеяду Расстрелянного, а также «Недорасстрелянного» Возрождения, были люди с выразительной христианской основой мировоззрения. Здесь следует назвать и Мыколу Зерова, и Максима Рыльского, и Павла Тычину, а также корифеев нашего музыкального небосклона Мыколу Леонтовича (убит чекистом в 1921 г.) и Кирилла Стеценко. Кстати, последний был не только композитором, но и священником УАПЦ. В 1922 г., в разгар эпидемии тифа, отец Кирилл навещал больного тифом и дал напутствие ему Св. Дарами, вследствие чего заразился и умер от тифа. Не дает ли это повода для признания его праведности?

 

Сопротивление до и во время трагедии Голодомора

 

Как мы сейчас уже понимаем, Голодомор был не отдельным явлением, а системным мероприятием с целью полной ликвидации украинской идентичности наряду с такими акциями, как процесс «Союза освобождения Украины», когда была ликвидирована украинская интеллигенция старшего поколения, которая также составляла интеллектуальное ядро ​​УАПЦ; расстрел украинской писательской элиты (младшее поколение интеллигенции, преимущественно из народных низов) в урочище Сандармох, уже упомянутое Расстрелянное Возрождение; физическое уничтожение украинских кобзарей и тому подобное. Очень сложно отделять чисто христианский образ реакции на совершаемые зверства, который, очевидно, имел место, от естественной человеческой реакции. Считаю, что все зафиксированные историей примеры человеческой солидарности, собственной жертвы ради спасения других, прежде всего детей, так же, как и примеры солидарного сопротивления, как морального, так и физического, должны быть засвидетельствованы Церковью (и даже какие-то из примеров – возвеличены). Возможно, нам нужно составить особый чин церковной службы в честь мучеников, и с молитвой об упокоении невинно погибших, и с обращением к известным и неизвестным праведникам того времени, которые отдали душу свою за ближних. Очень продуктивным может быть сотрудничество Церкви и таких организаций, как Институт национальной памяти.

 

Сопротивление повстанцев 40-х и 50-х годов, а также свидетельства из эпизодов российско-украинской войны 2014–19 гг.

 

В настоящее время эти события являются непростыми для осмысления еще и потому, что среди участников и свидетелей тех событий – и тех, кто отошел в вечность, и тех, кто ждет встречи с Судьей и Ходатаем, – пока не все готовы к примирению, раскаянию и прощению. Ведь условием христианского отношения к относительно недавним событиям, которые мы вспоминаем еще слишком эмоционально, – есть прощение и раскаяние. Тем не менее, христианским действием будет свидетельство о христианском отношении и к «своим», и к «не своим», о таких поступках, когда ответом на ненависть и агрессию были терпение, молитва, милосердие к раненым, слабым и немощным.

Очень важно свидетельствовать, что во время усиленной вооруженной активности российского агрессора в последние годы, особенно в 2014–15 гг., также есть примеры и исповедничества собственной веры и христианских убеждений (известно о страдальцах и погибших за веру, в частности протестантах), и христианского отношения к противнику и не всегда дружелюбному населению. Такие примеры следует систематизировать и выявлять их значение для всего украинского общества.

 

Ненасильственное сопротивление шестидесятников и семидесятников: христианский акцент

 

Началом диссидентского движения в Украине принято считать 1965 год, запомнившийся выступлением на презентации фильма «Тени забытых предков» В. Стуса, И. Дзюбы и В. Черновола с протестом против репрессий властей в отношении украинской интеллигенции. Диссидентское движение этого времени – сложное, многогранное явление. Мы знаем, что в нем была мощная религиозная составляющая – борьба тех, кто отстаивал права украинских греко-католиков (об этом важном этапе в жизни УГКЦ много написано). Если же говорить об украинском национальном движении ненасильственного сопротивления 60-80-х годов как об общественном явлении, то следует признать, что это было движение секулярное, гуманистическое, но в основе его были вполне христианские принципы отстаивания человеческого и национального достоинства, правды и справедливости. Заметим, что те величественные фигуры, которые были его моральными лидерами, выросли уже в условиях советской действительности и не имели возможности получить органическое семейное христианское воспитание (за исключением некоторых известных личностей, таких как Евген Сверстюк, Василий Романюк, которого мы знаем как Патриарха УПЦ КП Володимира в 1993-95 гг., Мирослав Маринович). При отсутствии в рассматриваемые годы легальной украинской Церкви, немногим из них удавалось тогда войти в русло христианской церковной жизни – с регулярной церковной молитвой, участием в таинствах. Тем не менее, внимания заслуживает то, какими нравственными усилиями, какими средствами работы над собой они обретали стойкость, христианское мужество, уверенность в отстаивании правды как единственно возможного образа жизни, хотя это и приводило к тюрьмам, лагерям и ссылкам. Поэтому, по моему мнению, история украинского христианства, которую должны изучать и будущие служители Украинской Церкви, и деятели культуры, будет неполной без христианского церковного взгляда на это явление, без усвоения тех установок, которые нам оставили борцы за правду, справедливость и свободу.

 

Что нужно сделать для рецепции украинским обществом подвига новомучеников и исповедников?

 

Со стороны Церкви (украинских Церквей) могут быть сделаны такие, вполне реальные, шаги:

❖ Организация в надлежащее время Всеукраинской конференции с участием представителей различных христианских конфессий. Целью конференции должна быть фиксация, систематизация имеющегося в Церквах и обществе предания о мучениках и исповедниках. Результатом может стать создание украинского общехристианского альманаха-календаря, который будет вмещать свидетельства об исповедничестве этих людей в разные годы и десятилетия. Конечно, такая работа должна проводиться совместно с Институтом национальной памяти, Украинским «Мемориалом» им. Василия Стуса и другими близкими по содержанию деятельности структурами.

❖ Создание, обновление в Православной Церкви Украины (ПЦУ) Отдела (комиссии) по чествованию подвига новомучеников и исповедников с постоянной работой над соответствующими материалами для исследования, публикации и подготовки к канонизации.

❖ Работа соответствующей Литургической комиссии над внесением памяти исповедников и мучеников в сокровищницу богослужебных и молитвенных текстов православного богослужения. Этот вопрос можно продвигать без предварительного решения достаточно деликатной проблемы составления исчерпывающего диптиха украинских исповедников ХХ в., прославленных в лике святых. При этом чины молитв – как те, которые вносятся в богослужебный круг (с определением даты совершения соответствующего богослужения), так и те, которые можно совершать отдельно, – должны учитывать разные стороны, аспекты жизни и поведения тех или иных лиц. Часть молитв при этом будет совершаться как обращение к святым исповедникам, часть – как просьба об упокоении и отпущении согрешений страдальцев, часть – как благодарность за возможность приобщиться к опыту христианского мужества и любви.

❖ Совместная работа Церкви с представителями системы украинского образования над тем, чтоб материалы о новомучениках и исповедниках стали достоянием украинских учеников и студентов, в особенности гуманитарных направлений.

 

Как отмечалось в начале статьи, государство-агрессор и подвластные ему силы, которые в последние годы целенаправленно работают над обесцениванием украинской культуры, украинской идентичности, одновременно прилагают усилия, чтобы представить для международного православного сообщества жизнь страдальцев в собственной стране в 20-50-х годах как нечто неизмеримо величественное и эпохальное для всего православия (автор при этом никак не умаляет значения должного уважения к страдальцам). Такой подход опирается на значительные материальные ресурсы (российское государство целенаправленно выделяет соответствующие гранты), одновременно эта деятельность поощряется таким образом, чтобы отделить и обелить «карающие органы» большевиков, с которыми неразрывно связана современная российская власть.

К сожалению, усилия украинских государства и Церкви с целью дать как альтернативу российской версии собственное видение, представить и для международного сообщества, и для собственного общества времена репрессий и страданий как свидетельство подвига отстаивания христианской веры, христианских убеждений и ценностей украинского народа, пока недостаточны. Поэтому призываем объединить усилия Церквей, общества, государства, чтобы засвидетельствовать: деяния наших исповедников веры и правды важны, актуальны для нас, они задают направления для развития нашей Церкви и нашего общества.

Опубликовано: 06.03.2019 в 18:02

Рубрики: Главные новости, Лента новостей, Мысли



Пожалуйста, поддержите "Портал-Credo.Ru"!

В сюжете:

Главные новости

Патриарх Филарет (Денисенко) принял делегацию Вселенского патриархата во главе с митрополитом Эммануилом

Почетный Патриарх Православной Церкви Украины (ПЦУ) Филарет (Денисенко), на днях заявивший о возобновлении деятельности УПЦ КП, принял 22 мая в ...
Подробнее

КОММЕНТАРИЙ ДНЯ: Еще одна Украинская Автокефалия? Действительно ли «мировое православие» обсуждает возможность «канонической автокефалии» УПЦ МП?

В связи с «филаретовским кризисом» в Интернете стала обсуждаться возможность получения автокефалии Украинской Православной Церковью Московского патриархата. Насколько реален  сценарий, ...
Подробнее

Священник московского прихода УАПЦ(о) и радиоведущий Яков Кротов "разоблачил" Портал "Credo.Press"

С жестким разоблачением "истинных целей и мотивов" деятельности нашего издания выступил 21 мая в своем блоге настоятель московского прихода Харьковско-Полтавской ...
Подробнее

Три четверти екатеринбуржцев проголосовали против застройки РПЦ МП сквера в центре города в ходе опроса "по инициативе Путина"

Всероссийский центр изучения общественного мнения (ВЦИОМ) официально представил 22 мая данные исследования о том, что жители Екатеринбурга думают о строительстве ...
Подробнее

Архиепископ Кипрский Хризостом продолжил свою дипломатическую миссию по "решению украинского вопроса" в Афинах

Предстоятель официальной Кипрской Церкви Архиепископ Хризостом II во время встречи с предстоятелем официальной Элладской Церкви Архиепископом Иеронимом II 21 мая ...
Подробнее

«РЕЛИГИЯ, ВРЕМЯ, МИР» (авторская рубрика Валерия Емельянова): «Ахмадийя» - «секта» или реформация в исламе? Часть 1. Введение в проблемное поле

Вместо предисловия Автор этой рубрики намерен и дальше продолжать свои исследования универсальных элементов монотеизма в самых разных духовных культура, в ...
Подробнее

Патриарху Кириллу (Гундяеву) строят очередную резиденцию под Петербургом стоимостью не менее 2 800 000 000 рублей

В городе Пушкине под Петербургом застраивают и реставрируют территорию бывшего подворья служащих Феодоровского государева собора. Там планируют создать резиденцию Патриарха Кирилла (Гундяева), стоимость проекта ...
Подробнее

МЫСЛИ: Иеромонах Тихон (Козушин). «УСТАВНОЕ» РАБСТВО МП. Основной приходской документ наглухо ограждает Моспатриархию не только от государства, но и от духовенства и мирян

В первый год патриаршества Кирилла (Гундяева) (2009) был введен в РПЦ МП так называемый "Типовой приходской устав", который обязаны принять ...
Подробнее

МЫСЛИ: Светлана Вайс. ПОЛИТИКА И БИЗНЕС как векторы американского православия

Едва дождавшись окончания Светлой седмицы, православные Америки включились в активную жизнь и начали с административных перемен. Уже 4 мая глава ...
Подробнее