МЫСЛИ: Гедеон Янг. «Я БЫ ВЫБРАЛ МАТИЛЬДУ». Ко второй годовщине православно-патриотического кино-скандала с поджогами и истериками в Госдуме

Пристально останавливаться на кризисном, если не сказать критическом, состоянии российского кинематографа особо и незачем. Состояние российского кино, как и всей отечественной культуры в целом, – печальная очевидность для всех небезразличных, думающих и чувствующих россиян, несмотря на подчеркнутый и порой чрезмерный оптимизм министра культуры Мединского и его коллег по цеху.

Чисто коммерческая шоу-биз-продукция откровенно безкультурного, даже антикультурного характера призвана удовлетворять низменные инстинкты жаждущей «зрелищ» толпы. Но и помимо нее многомиллионные суммы регулярно уходят на финансирование проектов, призванных укреплять «православие, самодержавие, народность», то есть выполняющих сугубо пропагандистские, технические, обслуживающие власть и ее текущую политику функции.
Помимо вышепомянутого коммерческого сегмента «зрелищ для плебса», всю прочую кинопродукцию РФ можно условно разделить на два типа – и это разделение полностью справедливо также для нашей выборки «по религиозному признаку».

К первому типу относится уже помянутая патриотическая, клерикальная, «историческая» и скрепоскрепительная продукция, получающая финансовую поддержку преимущественно от государства и промоушн от государственных СМИ, в большинстве своем – не представляющая сколько-нибудь ощутимой художественной ценности.
Из наиболее известных и высокобюджетных кинопроектов такого рода достаточно упомянуть «Викинг», «Иерей-сан. Исповедь самурая» и «Остров». Последний на общем фоне продукции этого жанра выглядит наиболее достойно. Несмотря на отчетливую эпично-притчевую идиллику, режиссерский талант и профессионализм Лунгина наряду с искренне православной харизмой Мамонова плюс завораживающие пейзажи туманного Беломорья снискали фильму вполне заслуженную популярность.

Собрание отечественных звезд – воцерковившаяся Любовь Толкалина, скандальный провокатор Охлобыстин, Людмила Чурсина и снова Петр Мамонов, специально приглашенный на главную роль стареющий Кери-Хироюки Тагава, и даже написанная Борисом Гребенщиковым музыка для фильма не принесли «Исповеди самурая» ожидаемого успеха. «Иерей-сан» - типично постмодернистская лубочная байка по сценарию Охлобыстина о японском мафиози-киллере, отправленном в далекую Россию то ли для спасения души, то ли – жизни, которую жаждут отнять мафиози из конкурирующего клана.  Авторы фильма намекают в конце на подвиг мученичества: вдохнувший жизнь в убогий провинциальный приход отец Николай отправляется, по сути, на добровольную смерть.  Фильм катастрофически провалился, не собрав в прокате и десятой части (!) затраченных средств (полторы сотни тысяч долларов по сравнению с бюджетом в 2 миллиона 300 тысяч.)

Наконец,«Викинг», призванный романтизировать, героизировать и путинизировать образ крестителя Руси князя Владимира, тоже слабо убеждает зрителя. Здесь также российские актеры первой величины – Козловский, Ходченкова, Епифанцев – и фантастический бюджет в миллиард 250 миллионов (правда, рублей). Да и сборы в России неплохие – 27 миллионов долларов. Я не соглашусь со многими критиками - как православными апологетами, так и киноведами, - отмечавшими будто бы дикий и безнравственный характер князя в фильме, «изнасиловавшего на глазах у отца» гордячку Рогнеду. Будто бы в те лихие времена подобный символический акт покорения противника победителем был чем-то преступным или единичным. Да и сам «добрый» Владимир явно не стремился «прописывать альфа-самца» - той же ночью зовет княжну в жены и обещает любить. А его «обращение» в христианство под влиянием «пленницы Ирины»… ну, сами посмотрите, если не видели – настолько скучно и уныло, что и говорить не о чем. Единственное, что меня позабавило – это полумифические викинги-берсеркеры, хлебающие, дабы «озвереть» перед боем, отвар мухомора. Который Владимир знаково «не осилил».

Ко второму из выделенных нами типу кино относятся, как правило, проекты «независимых», читай – непрогосударственных - авторов, нередко резко критически настроенных к симбиозу Церкви (РПЦ МП) и государства и уж точно антиклерикальных. По любопытному стечению обстоятельств, режиссеры и актеры, создающие такое кино, являются одаренными и талантливыми, что неоднократно подтверждено как отечественными и международными наградами, так и популярностью в собственной стране. Среди наиболее известных фильмов такого рода последних лет – ставший уже хрестоматийным «Левиафан», сатирический «Монах и бес», скандальный «Ученик» преследуемого Серебренникова и «Язычники» Валерии Сурковой. Но про них поговорим как-нибудь в другой раз.

Проекты же типа «Матильды», «еяже и память ныне совершаем», стоит выделить в отдельную категорию, которой присуща неоднозначная художественная ценность и амбивалентное, двусмысленное содержание, а если рассматривать ситуацию в целом – использование в качестве инструмента политических технологов.

Признаться, я не то чтобы писать о фильме – даже смотреть его не собирался после целого года скандалов, угроз и «файер-шоу», вагонов оскорблений и километров критики. Однако профессиональная честность вкупе с любопытством таки заставили. Посмотрел, ожиданно не понравилось как кино – но решил все же написать, взглянув на «проблему» по-своему.

Да, «я бы выбрал Матильду». Конечно же, не потому, что она особенная красавица – так, смазливая и сексуальная, да, балерина – и популярная потому, – но и не более. Подумаешь, увидел наследник случайно обнажившуюся подростковую грудь первого размера – да он всей России будущий хозяин, ему этих «грудей» хоть вагонами подвози, только скажи.

Но я воздержусь от оценки «политкорректности», обоснованности буквалистских претензий к дословной исторической достоверности художественного произведения и этическо-эстетического качества картины. А также и от якобы «оскорбленных чувств» всех «80 процентов православных россиян» с особенно нежной и тонкой душевной организацией. Взглянем не только и не столько на фильм, сколько на историю последнего Императора и краха Империи через призму архетипов коллективного бессознательного, как запечатленных в древнейших мифологемах, так и явно присутствующих и проявляющихся в доктринальной теории и практике мировых религий, в политике и культуре поныне.

Венчание, или Помазание на Царство – ритуал, узаконивающий статус Государя, правителя страны, иерархами Церкви. Подобные ритуалы сакрализации светской власти существовали во всех традиционных культурах, а в некоторых сохраняются, хотя бы символически и переосмыслено, в современном духе, и по сей день. Например, вплоть до поражения Японии во Второй мировой войне ее император почитался как потомок богов, обладающий божественной харизмой, благодатью.

Империя, как и Церковь – воплощенный в двух измерениях-аспектах архетип Великой Матери. «Кому Церковь не Мать, тому Бог не Отец». С учетом неоднократно отмеченной (Розанов, Дугин) женской, ноктюрнической природы русских и России роль и влияние архетипа Великой Матери для них многократно и существенно возрастает. Царь, как Помазанник Божий, одновременно - и земное воплощениеЧакравартина, Царя Мира (в идеале), и Герой, победивший Дракона, и законно, «с Божьего благословения» (Отца Небесного и Матери-Церкви), помазанный на Царство.

В христианской политической философии православный Монарх – это еще и Катехон, «удерживающий» Третий Рим перед и до наступления Последних Времен.

Императрица, в некотором роде – олицетворение этой Матери-Империи. Но она же и Ева – символическая (пра)матерь всех своих подданных.

Посмотрим, как в этом – мифологическом и архетипическом - контексте выглядит сюжет картины в частности, и трагический конец Империи и ее последнего Царя.

Несмотря на усердие апологетов (если не сказать – фанатов) Царственного мученика, изображающих его великим Героем, праведным Семьянином, заботливым и человеколюбивым Государем, верным и преданным моногамным Супругом, заботливым Отцом, наконец, глубоко и искренне Верующим человеком, образ Николая в фильме в целом соответствует беспристрастному изучению исторических свидетельств. Злосчастный наследник удушен всей двухсотлетней романовщиной, настолько отморозившей народ от власти, что последняя давно уже обвыкла изъясняться на иностранном языке – отсюда все эти вот «Ники», «Аликс», не говоря уж об их инородном, нерусском происхождении. Для этого несчастного Наследника, то увлекающегося новинкой – кинематографом, то «стреляющего по воронам» (очевидно, от тяжелой экзистенциальной драмы), эта смазливая балеринка – отдушина в жизнь. Матильда – это Герда, пытающаяся спасти Кая от мертвящих объятий Снежной Королевы. Это Лилит, предлагающая «НАСТОЯЩУЮ ЖИЗНЬ». Сколь ни была бы она поверхностна, глупа и непостоянна – она чувствует, любит, живет – архетипическая же Ева-Аликс, представленная в фильме асексуальной, только приехав, немедленно «прописывает хозяйку» в будущей – теперь уже ее - империи. Прусский порядок, расчет (принятие Православия, конечно), стабильность, дети, наследник. Наследнику Ники, а потом и государю императору Николаю явно никак не превозмочь, не осилить обрушающееся, прогнившее вконец здание российской государственности. Он и не мог, и не хотел. Хотела ОНА – Аликс, древняя многоликая Богиня матриархальной до-истории...

Неудивительно, что Аликс, всерьез испугавшаяся за Ники, которого она уже считала своим, «домашним» и «послушным», решается даже на «черную магию», хватается за кинжал. Это, конечно, метафора как исторически, так и архетипически. «Ева» мягко стелет, обольщает и усыпляет бдительность мужчины-Героя, соблазняя уютом, покоем, «тишью-да-гладью», «стабильностью» - примерно как и в «Последнем искушении» Казандзакиса и Скорцезе.

Вскоре все встало на свои места, в полном соответствии с логикой мифа. Императрица рождает одну за другой ЧЕТВЕРО ДОЧЕРЕЙ - естественное воспроизведение генетического материала (читай – женской программы, мифологического кода) по женской линии. И, наконец, долгожданного – но нежизнеспособного наследника, что само по себе так же символично и знаково и как недостаточная сила и воля мужского начала в этом союзе, и как предвестие конца империи. Нет нужды напоминать, что неизлечимая гемофилия передалась наследнику по материнской линии…

Цесаревичу Николаю «разрешили» поиграть немножко, по юности, в свободу-и-любовь, а короновав, обреченного последнего императора сначала усадила на его формально почетное место Аликс, по сути же – приуготовила на мученическую роль будущей жертвы, символически пожранной со всем его потомством, без остатка, Революцией. А Маля –упорхнула и полетела дальше, произвела потомство, теперь уже и неизвестно точно от кого – то ли от супруга князя Андрея, то ли все-таки от Самого? Да это уже и не важно, прожила «долгую счастливую жизнь» - аж до 99 лет, и оставила нам мемуары о своем романе с Ники…

Николай был последней символической жертвой Великой Матери – для чего он, видимо, и был предназначен «Провидением» - о его особенном отношении к своему рождению в день памяти Иова Многострадального многократно вспоминают создатели фильма «Оболганный Государь» (тот, что в процессе съемок и в период особого накала «МатильдаГейта» назывался «Ложь Матильды»). А ее закосневшую и одряхлевшую вконец плоть, ночь Российской Империи буквально взрывает изнутри новый Герой, Герой нового мира – совсем как в комедии ужасов знаменитого Питера Джексона «Живая мертвечина». Взрывает, а его символы – в первую очередь Царя – действительно «приносит в жертву».

«Эта политическая философия, основанная на регициде – убийстве Царя. Отсюда гильотина, отсюда казнь, декапитация во время английской революции Нового Времени, отсюда убийство русского царя. Здесь речь идет о том, что тот, кто смотрит вверх, должен быть принесен в жертву, должен быть убит восставшей агрессивной массой. …Цареубийство – фундаментальный принцип философии Модерна», - сообщает нам Александр Дугин в лекции с говорящим названием «Политическая философия Матери».

«Оскорбленный» режиссер «Оболганного Государя» Сергей Алиев, подчеркнуто православно прозывающийся по-церковнославянски СергИем, то ли не мог удержаться, то ли, наоборот, очень хотел добавить под завязку своего царепоклоннического опуса «версию» ритуального убийства Царской семьи. Известный своими конспирологическими страшилками и апологией Распутина «кинодокументалист» Юрий Воробьевский пересказывает основные легенды из арсенала поклонников «ритуальной версии» цареубийства. Обычные для этого сказочно-мракобесного сюжета – снова Иов Многострадальный, совпадение дня казни с днем иудейского траура 9 Ава, «видения» старца Николая Гурьянова, «каббалистическое число 11» и каббалистическая же шифровка на стене подвала… У Воробьевского есть несколько самостоятельных фильмов на эту тему – там он подробно и тщательно смакует весь набор конспирологических басен, от наиболее дремучих и древних до сравнительно недавних. Все их объединяют черты, характерные для этой популярной дисциплины – причудливое для здравомыслящего человека, и даже для относительно вменяемого конспиролога фантасмагористическое прочтение, сочетание и домысливание отдельных и разрозненных исторических фактов и свидетельств.

Однако и с мифологическо-архетипических позиций убийство Царя и Царицы - действительно «ритуальное жертвоприношение», только не какими-то химерическими сиономасонскими каббалистами из кошмарных фантазмов царебожников. Это жертвоприношение теперь уже нового, Красного Героя, победившего Дракона Империи. Революция – бунт Титанов. Хтоническо-мужское, псевдо-диурническое начало русских, столь долго – веками – подавлявшееся Матерью – Церковью, – начиная с Крещения Руси, затем Раскола, и, наконец, властью чужеродных Романовых, начиная с Петра (Антихриста для староверов), резко проснулось, очнулось, восстало и уничтожило одряхлевшую Старуху-Мачеху. Чтобы потом, в полном соответствии с логикой мифа, на осколках империи, на костях Дракона возвести «наш новый мир». «В многочисленных мифах о сотворении мира за разрубанием дракона следует построение нового мира из его расчлененных частей» (Эрих Нойманн).

И не столь важно для мифа и сакральной истории, насколько плох или хорош был как человек, как муж и отец, как государь Николай Александрович Романов. Гораздо важнее, что он был символом, олицетворением низвергнутого Дракона, потому и был «ритуально» казнен, вместе с супругой, детьми-наследниками и даже слугами – именно так, как хоронили царей в древних культурах – с женами и слугами! Сначала казнен, а впоследствии стигматизирован – так новые боги, ниспровергая старых, обращают их в демонов. При очередной, последующей смене власти он, как обычно и происходит с некогда ниспровергнутыми и униженными, не просто «реабилитирован» - причислен к лику святых. И вполне в духе и логике постмодерна – лидеры уничтожившей его Империю Империи новой, Красной, при этом демонизированы не были – президент неумело и коряво пытается «привести к единому знаменателю» идеалы жертв и палачей, царебожников и атеистов, «православия-самодержавия-народности» и «заветов Ильича». Получается… да вы и сами видели, что получается последнюю четверть века из попыток оживить давно, еще при «жизни», умершие скрепы, скрещивая их с почти вымершими и сбрызгивая мертвой водой нанотехнологий.

Чего стоит одно это жуткое «царебожничество» - отечественный «стокгольмский синдром» православных патриотов – прискорбный диагноз авангарда современного путинского православия? За неимением ни достойных современников, ни собственной духовной жизни, а равно и национальной, народной онтологической идентичности руки тянутся – и ноги склоняются – в поклоне перед «царем-батюшкой». Как правило, с «сильною рукою» – Иваном Грозным, Иосифом Сталиным, Владимиром… и Владимиром. Однако пока – и, наверное, к счастью – вся это «православно-патриотическая активность» носит преимущественно диванно-сетевой характер, за исключением пары-тройки поджогов. Когда же читаешь, например, об акциях протеста радикальных индуистов против «Падмавати»(«Консервативные индуистские организации утверждают, что фильм оскорбляет их чувства, поскольку в нем рассказывается о любви индуистской царицы и султана-мусульманина»), уже прослывшей в отечественной прессе индийской «Матильдой», так и подмывает сказать отечественным оскорбленным «ревнителям» - эх вы...

Взять для примера хотя бы претензии «оскорбленных» царебожников к подбору актерского состава «Матильды», а конкретно – к исполнителю роли Николая Ларсу Айдингеру – он, дескать, по мнению ревнителей «православной морали» и памяти Государя, ПОРНОАКТЕР! Униженные и оскорбленные намекали на роль Айдингера в фильме Питера Гринуэя «Гольциус и Пеликанья компания». Но если для кого-то изобильность, а то и перенасыщенность этой и других работ режиссера откровенными эротическими сценами и темами – достаточный повод, чтобы объявить произведения признанного мэтра артхаусного кинематографа «порнографией», а успешного актера и режиссера, а также отца семейства - порноактером, то этот некто начисто лишен как художественного вкуса, так и малейших представлений о киноискусстве. Очевидно, «бомбистам»-активистам ни то, ни другое не требуется – там в моде «православие, самодержавие, народность» да пуританская имитация христианской морали, да и историческое фэнтези типа пресловутого «Викинга»…

Или тот же «Оболганный Государь» - название с «рабочей» - и пафосно-провокационной «Лжи Матильды» сменили потому, что сколько-нибудь серьезной лжи, кроме нескольких натяжек и небуквальных исторических несоответствий, в фильме нет. Но сменили именно на «Оболганного Государя» - дабы в своем унылом, почти двухчасовом опусе реабилитировать, а вернее – «просить прощения» у Государя-мученика. Создатели апологии Николая явно вдохновились покалеченными жертвами Ходынки, также «просивших прощения (у Государя) за то, что испортили (своими муками и смертью) Его праздник».

Увы, это, похоже, действительно такой человеческий тип, у которого раболепство в крови. Печально видеть в их компании таких достойных людей, как путешественник Конюхов, балерина Лиепа, актер Бурляев. Впрочем, несмотря на все их заслуги перед культурой, искусством и обществом, и независимо от их собственного личного отношения к последнему императору, фильму и всей этой истории, они никак не могут представлять собой даже ВСЕХ ПРАВОСЛАВНЫХ страны, не говоря уж об остальных ее гражданах, инако- или вовсе неверующих. Превозносить же царя как великого государственного деятеля, ассоциируя все достижения страны за время его правления с ним самим - возможно, на такую ширпотребную пропаганду и поведется наивный младшеклассник. Или даже взрослый, называющий себя «монархистом со стажем». И если «Матильда» позиционирована как пусть и «исторический блокбастер» (рекламный слоган), но все же художественный фильм, то, например, выставки Тихона Шевкунова «Россия – моя история» («которую историки назвали «пропагандистской игрушкой») с многомиллиардным бюджетом претендуют не на развлечение - на просвещение россиян. Очевидно, в нужном Церкви и государству ключе – не зря же они получили неоднократную резко критическую оценку от профессиональных историков именно за несоответствие фактам.

Опубликовано: 06.02.2019 в 21:51

Рубрики: Главные новости, Лента новостей, Мысли



Пожалуйста, поддержите "Портал-Credo.Ru"!

В сюжете:

Главные новости

Впервые в истории "самой крупной конфессией" США стали нерелигиозные

Впервые в истории "самой многочисленной деноминацией" в США стали «нерелигиозные». Об этом свидетельствуют результаты регулярно проводимого с 1972 года опроса ...
Подробнее

МЫСЛИ: Валерий Овчинников. НАЦИИ ИСЛАМА. К 2060 году число мусульман в мире сравняется с числом христиан, а первое место по числу мусульман займет Индия

О «христианской части» прогноза наш Портал рассказывал ЗДЕСЬ...   Международная организация «Pew Research Center» подготовила прогноз развития первой десятки стран мира с ...
Подробнее

КОММЕНТАРИЙ ДНЯ: Автокефалия «от противного». Победа Зеленского дает хороший шанс вернуть «проекту автокефалии» Украинской Церкви неформальность и народность

После второго тура выборов президента в Украине началась некоторая эйфория, которую можно охарактеризовать как «головокружение от успехов». В это состояние ...
Подробнее

Одним из первых Владимира Зеленского поздравил с победой на выборах президента Украины митрополит Онуфрий (Березовский)

Свои поздравления де-факто избранному президенту Украины Владимиру Зеленскому высказал 22 апреля глава УПЦ МП митрополит Онуфрий (Березовский), передает "ДС". Он ...
Подробнее

Во время празднования Пасхи на Шри-Ланке произошли взрывы: число погибших превысило 200 человек

Во время празднования Пасхи, 21 апреля, на Шри-Ланке произошло шесть взрывов, в результате чего погибли люди. Утром сообщалось о 42 ...
Подробнее

Скончался историк Церкви, автор трехтомника "Свидетельство обвинения" Владимир Русак

Выдающийся церковный историк, автор церковного бестселлера эпохи "перестройки" - трехтомника "Свидетельство обвинения", бывший протодиакон РПЦ МП и преподаватель Свято-Троицкой семинарии ...
Подробнее

МЫСЛИ: Александр Солдатов. ЗЕ-АВТОКЕФАЛИЯ. Что известно о религиозных взглядах Зеленского и что ждет УПЦ МП после 21 апреля?

Немного политинформации   У бывшего КВНщика и самого богатого комика Украины не было бы шансов на регистрацию в качестве кандидата ...
Подробнее

Владимир Легойда продолжает продвигать рэпера Гнойного: он похвалил его за знание имен персонажей Достоевского

Российский рэпер Гнойный, также известный под псевдонимами Слава КПСС и Соня Мармеладова, получил известность благодаря знанию романа Федора Достоевского «Преступление и наказание». ...
Подробнее

МЫСЛИ: Игумен Иннокентий (Павлов), кандидат богословия. ПУТИ ИПЦ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ. И некоторые выводы из истории церковных национализмов и гегемонизмов

Чтобы понять путь и перспективы развития Истинного Православия, нам сперва следует хотя бы кратко рассмотреть ситуацию в греко-православном мире в ...
Подробнее

Один из главных российских политиков призвал не восстанавливать Нотр-Дам, назвав пожар возмездием за 1812 год

Лидер ЛДПР Владимир Жириновский написал в своем телеграм-канале, что не нужно предлагать помощь французам в восстановлении собора Парижской Богоматери, так ...
Подробнее