БИБЛИОТЕКА: Сергей Бычков. ВОСПОМИНАНИЯ: 1000-летие Крещения Руси и выборный Собор 1990 года. Часть первая [история Церкви] — Credo.Press

БИБЛИОТЕКА: Сергей Бычков. ВОСПОМИНАНИЯ: 1000-летие Крещения Руси и выборный Собор 1990 года. Часть первая [история Церкви]

КАНУН ТОРЖЕСТВ

 

23 декабря 1980 года, в разгар андроповских гонений на Церковь, Священный Синод постановил «начать подготовку к празднованию Русской Православной Церковью предстоящего великого юбилея». Была создана Юбилейная комиссия под председательством патриарха Пимена. В июне 1980 года прозвучало публичное покаяние сначала священника Димитрия Дудко, арестованного в начале 1980 года и находившегося в Лефортовской тюрьме, а затем двух мирян — Льва Регельсона и Виктора Капитанчука. В сентябре был осужден на 5 лет лагеря и 5 лет ссылки священник Глеб Якунин, стойко державшийся во время следствия. Тем не менее, именно в этом году было принято решение отметить юбилей. Первоначально предполагалось, что празднование 1000-летия Крещения Руси будет строго внутренним церковным торжеством.

Многое из того, что происходило в Русской Церкви в эти смутные годы, помогают уяснить документы, которые священнику Глебу Якунину удалось в 1979 году получить от одного из бывших сотрудников Совета по делам религий. Это были отчеты Совета по делам религий перед ЦК КПССС за 7 лет, начиная с 1967-го и вплоть до 1975 года. Более того, были похищены шесть справок доверительных бесед ответственных работников Совета по делам религий с иерархами РПЦ. Отчеты заместителя председателя Совета по делам религий Василия Фурова были избраны не случайно. Он заведовал «Православным» отделом в Совете и получил прозвище «Победоносцев». По своему мировоззрению был откровенным и убежденным атеистом, добивался искоренения религии в обществе, был яростным сторонником закрытия церквей и списками снимал с регистрации религиозные общины. Его даже в Совете не любили за сухость и заносчивость.

Отец Глеб сумел передать документы Совета за рубеж. Первая публикация отчетов Василия Фурова произошла в Вестнике РХД в конце 1979 года, когда отец Глеб был уже арестован. Они раскрывали картину бесправного положения, в котором находилась РПЦ и, в первую очередь, православный епископат: «Синод находится под контролем Совета. Вопрос подбора и расстановки его постоянных членов был и остается всецело в руках Совета, кандидатуры непостоянных членов также предварительно согласуются с ответственными работниками Совета. Все вопросы, которые предстоит обсуждать на Синоде, патриарх Пимен и постоянные члены Синода заранее обговаривают у руководства Совета и в его отделах, согласовывают и окончательные «Определения Священного Синода». Осуществляя постоянный и неослабный контроль за деятельностью Синода, ответственные сотрудники Совета проводят систематическую воспитательно-разъяснительную работу с членами Синода, устанавливают с ними доверительные контакты, формируют патриотические взгляды и настроения, а через них и с их помощью оказывают необходимое влияние на весь епископат....»1.

Фуров разделил весь епископат РПЦ на три группы. К первой группе он отнес лояльных к Советской власти: «Многолетние наблюдения, глубокое изучение настроений правящих архиереев еще раз подтверждают, что епископат лояльно относится к Советской власти. В то же время по взглядам на общество, на законы о культах, на современную церковь и ее взаимоотношения с государством, а также на свои гражданские обязанности епископат условно, весьма приближенно, можно разделить на следующие группы. Первая - правящие архиереи, которые и на словах и на деле подтверждают не только лояльность, но и патриотичность к социалистическому обществу, строго соблюдая законы о культах и в этом же духе воспитывают приходское духовенство, верующих, реально сознают, что наше государство не заинтересовано в возвышении роли религии и церкви в обществе и, понимая это, не проявляют особенной активности в расширении влияния православия среди населения. К ним можно отнести: патриарха Пимена, митрополитов - Таллинского Алексия, Тульского Ювеналия, Орловского Палладия, Одесского Сергия, Алма-Атинского Иосифа, архиепископов — Харьковского Никодима, Волоколамского Питирима, Тихвинского Мелитона, Кишеневского Ионафана, Мукачевского Григория, Винницкого Алипия, Симферопольского Леонтия, епископов - Ставропольского Иону, Воронежского Платона, Пермского Николая, а последнее время и митрополита Крутицкого Серафима....»2.

Наиболее приближенные к митрополиту Никодиму (Ротову), его ставленники - митрополиты Алексий (Ридигер) и Ювеналий (Поярков) - попали в первую группу. Тогда как сам митрополит Никодим к этому времени утратил доверие Совета по делам религий и был зачислен во вторую, менее благонадежную группу: «Вторая - правящие архиереи, которые стоят на лояльных позициях к государству, правильно относятся к законам о культах и соблюдают их, но в своей повседневной административной и идеологической деятельности стремятся к активизации служителей культа и церковного актива, выступают за повышение роли церкви в личной, семейной и общественной жизни с помощью модернизированных или традиционных концепций, взглядов и действий, подбирают на священнические должности молодежь, ретивых ревнителей православного благочестия. В их числе митрополиты - Ленинградский Никодим, Киевский Филарет, Ярославский Иоанн, Псковский Иоанн, архиепископы - Казанский Михаил, Ташкентский Варфоломей, Тамбовский Михаил, Кировский Мстислав, Краснодарский Алексий, Оренбургский Леонтий, Ивано-Франковский Иосиф, Рижский Леонид, Костромской Кассиан, Волынский Дамиан, Минский Антоний, епископы - Смоленский Феодосий, Свердловский Климент, Калининский Гермоген, Полтавский Феодосий, Новосибирский Гедеон, Виленский Герман, Рязанский Симон, Пензенский Мельхиседек...»3. Для многих верующих в СССР было странно, что по классификации Фурова верноподданный митрополит Киевский Филарет (Денисенко) попал во вторую группу. Скорее всего, как националистически настроенный епископ.

И наконец, Фуров называет третью группу епископов, которых он причисляет к неблагонадежным: «Третья - это та часть епископата, у которой в разное время проявлялись и проявляются попытки обойти законы о культах, некоторые из них религиозно консервативны, другие - способны на фальсификацию положения в епархиях и сложившихся отношений к ним органов власти, у третьих - замечены попытки подкупа уполномоченных и клеветы на них и на должностных лиц местных органов власти. В этой группе: митрополит Львовский Николай, архиепископы - Иркутский Владимир, Чебоксарский Веньямин, Житомирский Палладий, Архангельский Никон, Калужский Донат, Горьковский Флавиан, Уфимский Феодосий, Владимирский Николай, епископы - Астраханский Михаил, Саратовский Пимен, Кировоградский Боголеп, Черновицкий Савва, Вологодский Дамаскин, Курский Хризостом, Ростовский Иоасаф, Куйбышевский Иоанн...»4. Для многих российских христиан отрадно было узнать, что столь многочисленная группа епископов отстаивает церковные позиции в условиях тоталитарного государства. Среди них были выдающиеся епископы - Курский и Белгородский Хризостом (Мартишкин), Чебоксарский Вениамин (Новицкий), Астраханский Михаил (Мудьюгин), Саратовский Пимен (Хмелевской).

Василий Фуров в лучших традициях советского очковтирательства стремится подчеркнуть неусыпную бдительность сотрудников Совета по делам религий и «воспитательную работу», которую они проводят с епископатом: «Совет особенно внимательно изучает настроения и деятельность той части епископата, которая ведет себя активно внутри страны, изыскивает и пытается осуществить меры, направленные на укрепление церкви, ее влияния на население. Уполномоченный Совета по Саратовской области тов. Вельский пишет, что управляющий епархией епископ Пимен религиозным фанатиком не является. В то же время, как пишет уполномоченный: «В его деятельности просматривается недовольство положением церкви в СССР и упорное стремление к созданию «благолепия» в храмах и расширению штата священнослужителей. Например, в беседах со своими близкими он осуждающе относится к реформе в РПЦ 1961 года, считает, что эта реформа навязана властью, что она противоречит интересам церкви и ущемляет духовенство не только в материальном, но и в морально-правовом отношении, ставя его в зависимое положение от церковных старост... В личных беседах с уполномоченными он неоднократно заявлял о своей неудовлетворенности положением дел с кадрами священнослужителей в РПЦ. По его мнению, этот вопрос является главным для церкви в настоящее время....»5.

В то же время Фуров не скрывал проблем, которые возникали с некоторыми «неуправляемыми» епископами. К ним он в первую очередь относил архиепископа Курского и Белгородского Хризостома (Мартишкина): «В сентябре 1974 года стал правящим архиереем Курской епархии епископ Хризостом, зам. председателя ОВЦС патриархии, но уже в первые месяцы его правления от уполномоченного Совета по Белгородской области тов. Шаманова П. Ф. поступила информация о ретивых действиях епископа по оживлению религиозной жизни. В связи с этим Совет решил оперативно разобраться по ряду вопросов, вытекающих из информации уполномоченного Совета. С этой целью с епископом Хризостомом была проведена индивидуальная беседа, в которой Хризостом подчеркнул: «Уполномоченный по Курской области Коробко Г. Ф. душевно понимающе относится к проблемам архиерея, а уполномоченный по Белгородской области Шаманов Петр Федорович видимо не встречался с религиозными людьми, не имеет опыта. В первой беседе со мной он говорил, что в церковь ходят только старики и старухи, молодежи нет. А когда я стал говорить, что это неправильно: я вот молодой архиерей, Петр Федорович ответил: «Это еще не известно, зачем вы туда пошли». Я, архиерей, считаю для меня оскорблением такие намеки»6.

Епископ Хризостом был не единственным, но самым ярким архиереем, доставлявшим массу проблем чиновникам Совета по делам религий. В течение 10 лет он был правящим архиереем Курской и Белгородской епархии. Занимая высокий пост заместителя председателя Отдела внешних церковных сношений и часто выезжая за рубеж в составе церковных делегаций, он мог себе позволить порою полностью игнорировать местных уполномоченных. Поскольку основной проблемой 70-х годов в провинции была нехватка священнических кадров, епископ Хризостом часто сначала рукополагал священника, а уже потом посылал его к уполномоченному за регистрацией, без которой священник не имел права совершать богослужения в храме. Возмущенный уполномоченный отказывался предоставлять регистрацию. Аргументация владыки Хризостома была предельно простой — если вы не даете регистрацию, пусть рукоположенный священник служит тайно. Этого уполномоченный Совета по делам религий никак не мог допустить и был вынужден предоставлять регистрацию. За 10 лет таким образом архиепископ Хризостом сумел рукоположить около 200 священников, в том числе немало из числа московский интеллигенции. Он не закрыл ни одного храма в своей епархии. Совет по делам религий из-за этого вынужден был часто менять уполномоченных в Курской и Белгородской областях. И только в 1984 году архиепископ Хризостом был сослан в Иркутск. Но и там продолжал активно отстаивать интересы Церкви.

На втором месте после епископа Хризостома Фуровым упомянут епископ Астраханский Михаил (Мудьюгин). Ему в докладе посвящено несколько страниц. С возмущением Фуров повествует о борьбе владыки Михаила с местным уполномоченным и о его попытках активизировать жизнь епархии. В то же время он упоминает о теневых сторонах жизни епископата: «Остальные архиереи, как показывают факты, способны на шантаж и подкуп, во имя опять-таки своих корыстных целей. Уполномоченный Совета по Вологодской области тов. Матасов сообщает: «Фактов враждебной политической деятельности среди служителей культа в области нет. Многие из них, включая епископа Дамаскина, в беседах подчеркивают свой патриотизм к советскому государству. Но полагаться на эти патриотические заверения без определенной осторожности, на мой взгляд, нельзя. В основной массе - это порочные люди: беспредельно алчные, завистливые, двуличные и честолюбивые. Епископ Бодрый Алексей Иванович (в постриге Дамаскин) ...по уровню материальной обеспеченности и образу жизни это буржуа, обкрадывающий верующих. И этот образ жизни его удовлетворяет, он полон самодовольства. Заступив на должность управляющего епархией, Дамаскин заверил меня, что он будет работать в полном контакте с уполномоченным: «у нас с вами все будет хорошо», — заявил он. В этой же беседе сделал мне приглашение в тот же день пожаловать к нему в гости. Он говорил: у меня все есть, келейник хороший кулинар, посидим вечерок, побеседуем и т.д...»7.

Публикация документов Совета по делам религий сыграла свою роль в обновлении этой структуры. В 1981 году был уволен Василий Фуров, а вслед за ним - в 1984 году — глава Совета, генерал-лейтенант КГБ Владимир Куроедов. Празднование 1000-летия Крещения Руси было неожиданным не только для меня. Впоследствии, беседуя с бывшим председателем Совета по делам религий Константином Харчевым, который в 1984 году сменил на посту председателя Совета по делам религий чекиста Владимира Куроедова, я понял, что во многом благодаря его энергии это торжество стало не только церковным, но и государственным.

В 1986 году произошло еще одно знаковое событие для РПЦ. После смерти Ленинградского митрополита Антония (Мельникова) его преемником был назначен митрополит Эстонский Алексий (Ридигер). Согласно советской терминологии, это был «пинок вверх». Митрополит Алексий, в течение 22 лет занимавший ключевой пост управляющего делами патриархии, лишился его. Украинское лобби, которое занимало ведущее место после прихода к власти выдвиженца из Днепропетровска Леонида Брежнева в партийных структурах, усилилось и в РПЦ. Так был продвинут на должность управляющего делами РПЦ Ростовский митрополит Владимир (Сабодан).

 

ЮБИЛЕЙНЫЕ ТОРЖЕСТВА

 

В обход ЦК КПСС Константин Харчев подготовил весной 1988 года встречу патриарха Пимена и постоянных членов Священного Синода с генеральным секретарем ЦК КПСС Михаилом Горбачевым. И тот принял решение, что 1000-летие Крещения Руси должно праздноваться на государственном уровне. Харчев тщательно готовил эту встречу и репетировал с постоянными членами Священного Синода, наставляя их, о чем необходимо просить генерального секретаря. Впрочем, один из пунктов – возвращение Успенского собора Кремля, так и остался неозвученным. Константин Михайлович потом рассказывал – когда во время встречи с генеральным секретарем дело дошло до этой просьбы, митрополит, которому было поручено озвучить эту просьбу, замер. Тщетно под столом Харчев давил на ногу осекшегося митрополита.

29 апреля 1988 года в присутствии репортёров со всего мира состоялась встреча патриарха и постоянных членов Синода в Екатерининском зале Кремля с генеральным секретарем ЦК КПСС Михаилом Горбачевым «в связи с 1000-летием введения христианства на Руси». Горбачёв назвал Крещение Руси князем Владимиром «знаменательной вехой на многовековом пути развития отечественной истории, культуры и русской государственности» и отметил, что благодаря Перестройке стало возможным более активное участие религиозных деятелей в жизни общества. В ответ на это патриарх Пимен выразил «архитектору Перестройки и провозвестнику нового политического мышления» «всецелую поддержку», «искреннюю благодарность» и благословил Горбачёва на продолжение начатых дел. Эта встреча стала сигналом для партийных и советских органов, дозволяющим освещение празднования Юбилея как общенационального мероприятия.8

После встречи с Горбачевым в Кремле, на епископат РПЦ дождем посыпались награды и дары: «Указом Президиума Верховного Совета СССЗ от 3 июня 1988 года за активную миротворческую деятельность и в связи с 1000-летием Крещения Руси патриарх Пимен, митрополит Киевский Филарет (Денисенко), митрополит Ленинградский Алексий (Ридигер), архиепископ Горьковский Николай (Кутепов), архиепископ Дмитровский Александр (Тимофеев) (ректор МДА) были награждены орденом Трудового Красного знамени. Ряд других иерархов – орденом Дружбы народов. Накануне торжеств Церкви были переданы Козельская Введенская пустынь и Толгский монастырь. Оба монастыря в руинированном состоянии. Также были возвращены часть построек Киево-Печерской лавры и мощи святых, находившихся на хранении в государственных музеях Московского Кремля (частица Креста Господня и камни Гроба Господня, десница святого апостола Андрея Первозванного, глава святителя Иоанна Златоуста, частицы мощей святых князей Владимира и Александра Невского).

Основные юбилейные торжества проходили с 5 по 12 июня 1988 года в Загорске, на территории Троице-Сергиевой лавры, и в Москве. Генеральная ассамблея ЮНЕСКО призвала «отметить 1000-летие введения христианства на Руси как крупнейшее событие в европейской и мировой истории и культуре». Празднование проходило летом 1988 года во всех национальных республиках Советского Союза, во многих городах страны — Ленинграде, Киеве, Львове, Харькове, Минске, Владимире и, конечно, в Москве. Советские власти выпустили 500 тысяч экземпляров молитвослова и 100-тысячным тиражом Новый Завет, о чем в прежние 70 лет и подумать было невозможно. Церковные торжества впервые за всю историю СССР транслировались по центральному телевидению и широко освещались в местной, республиканской и союзной прессе. Были организованы торжественные концерты в Большом театре и на главных сценах республиканских столиц и крупных городов России. На праздновании 1000-летия Крещения Руси присутствовало 211 делегаций из 89 стран, было аккредитовано 1100 журналистов, из них 446 — иностранных.

В предъюбилейное время в Киеве, Москве и Ленинграде прошли три международные научные конференции, посвящённые деятельности Церкви за её тысячелетнюю историю. В этих конференциях, помимо русских и зарубежных богословов и церковных историков, участвовали также светские учёные. Было заслушано более 250 докладов. Материалы конференции, проведенной 21–28 июля 1986 года в Киеве, опубликованы в 28-м выпуске сборника «Богословские труды».

Запланированные на начало лета 1988 года основные церковные торжества, включая праздничное богослужение и благодарственный молебен во всех храмах РПЦ, было решено приурочить ко Дню всех святых, в земле Российской просиявших, который, в соответствии с церковным календарём, выпадал на 12 июня.

6 июня открылся Поместный Собор в Троице-Сергиевой Лавре, продлившийся до 9 июня. Собор прославил в лике святых ряд подвижников: Димитрия Донского, Андрея Рублёва, Максима Грека, святителей Макария Московского, Игнатия Брянчанинова и Феофана Затворника, преподобных Паисия Величковского и Амвросия Оптинского, блаженную Ксению Петербургскую. Собор принял ряд исторических решений, изменивших унизительное положение Церкви в советском государстве. На нём при всеобщей поддержке были отменены навязанные Архиерейскому Собору 1961 года поправки к «Положению об управлении Русской Православной Церковью», лишавшие всякой власти в хозяйственно-финансовой сфере и епископов, и настоятелей приходов. Собор принял новый «Устав об управлении Русской Православной Церкви», который был значительно дополнен и усовершенствован в сравнении с устаревшим «Положением» 1945 года. Было принято положение онеобходимости для патриарха советского гражданства (безотносительно к его национальному происхождению). Скорее всего, вспомнилось соборянам выступление на предсоборном совещании 1971 года архиепископа Брюссельского Василия (Кривошеина), в котором он настаивал на том, чтобы выборы были подлинными. На том совещании была выдвинута только одна кандидатура на место предстоятеля РПЦ — митрополита Крутицкого и Коломенского Пимена (Извекова).

В Москву на юбилейные торжества съехались не только участники Поместного Собора, но также и 517 иностранных гостей, в том числе предстоятели поместных Церквей: Патриарх Антиохийский Игнатий IV, Патриарх Иерусалимский Диодор, Католикос-Патриарх всея Грузии Илия II, Патриарх Болгарский Максим, Архиепископ Кипрский Хризостом I, Митрополит Варшавский Василий, Митрополит Пражский Дорофей, Митрополит всей Америки и Канады Феодосий. Константинопольский Патриарх Димитрий I не прибыл вследствие некоторых разногласий протокольного характера. Торжества в Константинопольской патриархии, в которых принимала участие делегация от Русской Православной Церкви во главе с архиепископом Смоленским и Вяземским Кириллом, состоялись раньше и были приурочены к Неделе Православия, 28 февраля 1988 года.

Кульминацией праздника стало 12 июня, когда в Москву съехались иерархи почти всех православных Церквей. На площади только что восстановленного Данилова монастыря была отслужена Божественная литургия, которую совершили Патриарх Антиохийский Игнатий IV, Патриарх Иерусалимский Диодор I, Патриарх Московский Пимен, Католикос-Патриарх всей Грузии Илия II, Патриарх Румынский Феоктист, Патриарх Болгарский Максим, Архиепископ Кипрский Хризостом. Торжества продолжались в Киеве, Ленинграде и Владимире, а после 18 июня — во всех епархиях РПЦ. Основная нагрузка по приёму многочисленных иностранных гостей легла на плечи тогдашнего председателя Отдела внешних церковных сношений митрополита Минского и Белорусского Филарета (Вахромеева). В тот период я часто бывал в Отделе и помню, как напутствовал накануне торжеств своих сотрудников владыка Филарет: «Помните – самое главное, это хорошо встретить, разместить и сытно накормить гостей. И, наконец, достойно проводить!»

В июне в Москву начали прибывать иностранные делегации. Только из США прибыли 400 христиан различных конфессий. После того, как в Лавре завершились торжества, было принято решение показать иностранцам, как живут православные христиане СССР. Для гостей был разработан маршрут, во время которого они могли свободно общаться с верующими различных регионов. Такого доселе не бывало за всю историю Советского Союза. Это было время неслыханной свободы. Я смог участвовать в торжествах в Лавре и даже попал на обед в храм преподобного Сергия с Трапезной палатой. Более того – сумел провести друга, Сергея Белавинеца, которого не хотел пускать влиятельный протодиакон Владимир Назаркин, который тоже входил в узкий круг патриарха Пимена.

Позже Харчев вспоминал: «Государство обеспечило площадку для проведения торжеств, охрану, предоставили льготные условия передвижения для гостей, гостиницы. Конечно, здесь без государства они просто не могли бы ничего сделать. Это был общенародный праздник. Но Церкви напрямую денег не давали. Большой банкет в «Праге» они организовали за свои деньги, оплачивали гостиницы. Концерт в Большом театре – да, организовало Министерство культуры. Но это было государственное мероприятие, там присутствовала супруга Горбачева.

Когда Совет разрабатывал план празднований, предполагалось начать праздник с крестного хода, который должен был начаться в Кремле, у Патриарших палат. Не прошло. Большинство, в том числе и иерархи Церкви, – за то, чтобы центром празднований стало торжественное заседание. В спокойном советском стиле. Было принято решение провести заседание в Большом театре. Планировалось присутствие генерального секретаря ЦК КПСС. Отвергли с порога. От правительства присутствовал Николай Талызин – первый зампред правительства. В последний момент сенсация: будет Раиса Максимовна Горбачева.

Я отправился к А.Н. Яковлеву посоветоваться: с кем рядом ее сажать? Накануне торжественного дня мы весь день согласовывали этот вопрос и никак не могли согласовать. Я звонил Яковлеву, он с кем-то советовался наверху. В конце концов он мне сказал: подбери в первом ряду президиума самого видного епископа, чтобы ей как женщине было приятно. Cамым импозантным оказался Минский митрополит Филарет (Вахромеев)»9.

Список награждаемых епископов проходил через ЦК КПСС и тщательно фильтровался. В него попали только два постоянных члена Священного Синода РПЦ. Два епископа – Нижегородский и Дмитровский - не были постоянными членами Синода. Архиепископ Николай (Кутепов) прошел Отечественную войну, почитался среди епископата как человек независимый. Архиепископ Александр (Тимофеев)10 лишь в 1982 году стал ректором Московских духовных школ. Но уже в 1986 году возглавил Учебный комитет РПЦ. Я знал его, это был энергичный, просвещенный человек, который стремился преобразовать духовные школы. Он привлек к написанию новых учебников протоиерея Александра Меня. А тот, в свою очередь, привлек нескольких прихожан. Круг общения владыки Пимена был очень узким, особенно после избрания его патриархом в 1971 году. Можно пересчитать по пальцам тех людей, которые входили в этот круг. Ректор МДА, епископ Александр, был из числа немногих доверенных людей, к которым благоволил патриарх. Именно поэтому попал в список награжденных к 1000-летию Крещения Руси престижным орденом.

Огромным доверием патриарха Пимена пользовался протопресвитер Матфей Стаднюк, настоятель Богоявленского (Елоховского) собора, который с 1973 года был секретарем патриарха. Он был тем фильтром, через который должны были проходить люди, желавшие познакомиться с патриархом. Вместе со старостой Богоявленского собора Николаем Капчуком отец Матфей пользовался полным доверием патриарха и умел оказывать на него влияние, проводя нужных ему людей на различные церковные послушания и посты. Стаднюк был негласным, но признанным главой украинской диаспоры на территории России. При этом всегда оставался в тени, умея ладить и с Советом по делам религий, и с КГБ. Ему доверяли на всех уровнях – он прошел прекрасную аппаратную школу. Служил за рубежом, а это в советское время доверяли только проверенным людям.

Уже в 60-е годы выходцы из Украины начали занимать ключевые посты в РПЦ. В 1973 году ректором Московских духовных школ стал епископ Владимир (Сабодан), который оставался на этом посту в течение 10 лет. Он сумел создать в академии украинское землячество. Совет по делам религий и местный уполномоченный смотрели на это новшество сквозь пальцы. Тогда была распространена семинарская шутка: «Не хлебом единым будет жив человек, но всяким словом, исходящим из Украины». Украина в отличие от России сохранила живую веру, несмотря на Голодомор и богоборческие гонения. Она в послевоенное время постоянно поставляла студентов в Московские духовные школы. Те, кто выбирал путь священства, брали себе жен из местных, московских. При академии была создана школа регентов, в которой обучались девушки в основном из священнических и верующих семей. Отбор в регентский класс был очень строгим - семинаристы и академисты знакомились с девушками, которые после женитьбы становились матушками.

С 1988 года начинается переход советского государства к признанию религиозных прав граждан и лояльному отношению к Церкви. Итогом этого периода стало принятие осенью 1990 года Закона СССР «О свободе совести и религиозных организациях», после чего в стране сложилась принципиально новая система государственно-церковных отношений. Церковь получила должную правовую основу своей деятельности и приобрела правоспособность юридического лица. По статье 13 Закона, впервые с 1918 года права юридических лиц были утверждены за отдельными приходами и церковными учреждениями, в том числе и за патриархией. Согласно статья 18, религиозные организации признавались собственниками зданий, предметов культа, объектов производственного, социального и благотворительного назначения, денежных средств и иного имущества, необходимого для осуществления их деятельности. Статья 6 открывала юридическую возможность для религиозного воспитания детей. Религиозные организации получили право заниматься производственной и хозяйственной деятельностью, учреждать благотворительные и социальные заведения, беспрепятственно публиковать и распространять религиозную литературу, направлять граждан за границу для паломничества, обучения и участия в религиозных мероприятиях.

 

(Продолжение следует)

 

ПРИМЕЧАНИЯ:

1 - “Из отчета Совета по делам религий – членам ЦК КПСС”, Вестник РХД, Париж, 1979, № 130, с. 277

2 - Там же, с. 278

3 - Василий Григорьевич Фуров (1907—1998) — заместитель председателя Совета по делам религий при Совете министров СССР с 1965 по 1981 год. Инспектор Совета В.Г. Подшибякин вспоминал: "«Православным» отделом в Совете командовал Фуров Василий Григорьевич, который получил прозвище «Победоносцев». Он являлся заместителем председателя Совета и моим непосредственным начальником. Что о нем можно сказать? По своему мировоззрению это был откровенный и убежденный атеист, который добивался искоренения религии в обществе. Он был яростным сторонником закрытия церквей! Целыми списками снимал с регистрации религиозные общины! Почему? Хрущев в свое время дал задание: 50 процентов религиозных организаций закрыть! Всех: православных, мусульман, католиков и т.д. Но… не получалось! В.А. Куроедов прекратил эту практику. Именно благодаря ему стали разбираться в каждом случае индивидуально.
Фуров, по сравнению с Куроедовым, держался официально. Он подчеркивал, что является администратором. Сам он был из партийных работников. Командовал Павлово-Посадским районом, потом Орехово-Зуевским, постепенно дошел до ЦК, потом попал в Совет. На пенсию не хотел уходить, хотя ему было под 80. Духовенство, верующих Фуров не любил. Но и духовенство его не переносило, особенно патриарх Пимен. Допустим, патриарху надо идти решать какой-нибудь вопрос в Совет, а он всё тянет, тянет… В конце концов Шиловский Григорий Петрович (заместитель Фурова) вызывал меня и просил позвонить и пригласить Патриарха. Только после этого он приходил. А так — нет.

На пенсию Фурова отправили в 1981 году. На его место пригласили Генриха Александровича Михайлова, работавшего до этого уполномоченным по делам религий по Ивановской области. Во главе мусульманского отдела был доктор философских наук, профессор Нуруллаев Абдул Абдулвагапович. Протестантскими конфессиями руководил Евлампий Алексеевич Тарасов. Вот он был родом из старообрядцев, почему носил такое необычное для советского времени имя. Он был очень эмоциональный человек. Международный отдел был сферой КГБэшников. Руководил им вначале генерал Титов, и работали там в основном отставные комитетские. Потом его сменил Фицев Владимир Васильевич.» В.Г. Подшибякин: «Со старообрядческим духовенством я находил общий язык». // Сайт "Русская вера"

В отчете Василий Фуров утверждал: «Определенную озабоченность вызывает деятельность некоторых молодых правящих архиереев, которые в разное время привлекались к зарубежной работе, а внутри страны нередко проявляют религиозную ретивость, не считаясь с рекомендациями уполномоченных Совета и местных органов власти. К их числу относятся архиереи Николай Владимирский, Владимир Иркутский, Гермоген Калининский, Дамаскин Вологодский, Хризостом Курский, Савва Черниговский, Михаил Астраханский и некоторые другие. Совет и местные органы власти в прошлом году вынуждены были проводить неоднократные беседы с Николаем, архиепископом Владимирским и Суздальским, который, как выяснилось, инспирировал письма верующих против органов власти, принявших решение о реставрации Успенского собора в г. Владимире, при этом он опирался на религиозных фанатиков из своего окружения. По заданию этого архиерея они писали многочисленные жалобы и заявления, направляли ходоков в местные и центральные организации и учреждения, возбуждали верующих, угрожали провокациями».

4 - «В ходе беседы в Совете Хризостом твердо и настойчиво проводил мысль о том, что как епископ он обязан искать и подбирать кадры духовенства, трижды подчеркнув «с кадрами у нас дело обстоит катастрофически». Он выражал недовольство тем, что духовные школы мало принимают слушателей, отказывают в приеме бывшим комсомольцам, не обеспечивают потребности приходов в служителях культов, а поэтому ему приходится брать кандидатов для рукоположения из Тамбовской, Липецкой и других епархий, представлять большие списки уполномоченному, который не всех из них пропускает. Хризостом сказал: «Мой предшественник епископ Николай не принимал верующих, а я принимаю и стремлюсь внушить им надежду на возобновление работы храма. У меня сейчас в епархии около сорока церквей не действуют из-за отсутствия священников, а я как зам. председателя ОВЦС и как епископ не хочу, чтобы про меня говорили: этот епископ - атеист, епископ - чекист, как про нас говорят. Я хочу быть чистым епископом в глазах верующих и иностранцев. Что же касается обвинения в мой адрес со стороны уполномоченного в активизации религиозной жизни, то я же не езжу по церквам и не предлагаю верующим ходатайствовать об открытии церквей. Они сами приходят ко мне. Я епископ, мне 40 лет. Из церкви я уходить не собираюсь. Хотя я слышал от атеистов немало обидного и оскорбительного, но теперь время такое, что сделаешь. Вчера от настоятеля Белгородского собора я узнал, что в сентябре 1975 г. в собор приходила секретарь уполномоченного и запретила крестить детей в обычные дни, а только крестить по воскресеньям. Это делать нельзя и незаконно. Уполномоченного я еще не видел и с ним еще об этом не говорил. Против Белгородского уполномоченного у меня обиды нет. Нам нужно работать в контакте». Совет разъяснил епископу Хризостому, как начинающему правящему архиерею, каковы должны быть взаимоотношения архиереев с уполномоченными, а также основные положения законодательства о религиозных культах».

5 - Там же, сс. 284-285. Уже после увольнения Василий Фуров опубликовал книгу «Буржуазные конституции и свобода совести». - Москва, Политиздат, 1983.  

6 - Евгений Пархаев, директор церковного завода «Софрино», рассказывал мне, что весной 1988 года его вызвал к себе патриарх Пимен. Пархаев был его доверенным лицом. Патриарх спросил его: «Женя! У тебя есть деньги?» «Есть, ваше святейшество. Отложены на оплату нового корпуса, который заканчивает строить Владимир Ресин». Ресин тогда был начальником Главмоспромстроя. Патриарх сказал: «Рассчитаешься потом. Все, то есть, вези сюда. Все деньги пойдут на празднование 1000-летия Крещения». Финансовая ситуация в РПЦ на тот момент была не из лучших. В 1983 году Церкви были переданы руины Даниловского монастыря. Наместником был назначен архимандрит Евлогий (Смирнов), а казначеем (хотя официально он стал им только в 1985 году) мой давний знакомец по Латвии, энергичный игумен Виктор (Пьянков). Большая часть церковных доходов уходила на восстановление Даниловского монастыря, в котором намечалось провести основные торжества.

7 - «Вообще вопрос рассадки гостей был важен. Куда сажать католиков, которых на дух не переносила советская власть? Куда – иудеев, чтобы не обидеть? Ведь от них во многом зависела помощь в контактах с американской стороной. Конечно, все косили глаза на Раису Максимовну. Присутствие первой леди государства придало торжествам особый колорит. Раньше я не встречался с Раисой Максимовной. Но всегда с большим уважением относился к ее представительской деятельности. Чем-то она была сродни Маргарет Тэтчер, с которой мне посчастливилось провести несколько незабываемых часов один на один. Я сопровождал ее в Сергиеву лавру накануне 1000-летия Крещения Руси. Они обе были образцом женской привлекательности и царственно-державного поведения на публике.

Уже через 15 минут, сидя с Тэтчер в ЗИЛе на пути в лавру, я понял, что в отношениях Церкви и государства в СССР она разбирается ничуть не хуже, чем я, и откровенно, без дипломатии, отвечал на ее непростые вопросы. Кажется, мы нашли общий язык. С Раисой Максимовной сердечности не получилось. Был протокол. Чувствовалось, что я не пришелся ко двору. Почему? Не знаю. Организацией торжеств и концерта она осталась довольна. По окончании концерта она наклонилась ко мне и сказала: «Константин Михайлович, это ваш звездный час». Сначала я воспринял это как похвалу, а когда поразмыслил, пришел к выводу, что «звездный час» может означать и конец карьеры. Достигнув вершины – дальше только вниз». // Мельников Андрей, Перестройка наделила Церковь правами, а обязанностями не успела». - НГ-религии, 03.06.2015, http://www.k-istine.ru/pseudoconfession/pseudoconfession-165.htm)

8 - Ректору МДА благоволил патриарх Пимен, у которого в 1986 году диагностировали рак прямой кишки. За ним ухаживала супруга московского священника Петра Дьяченко, Надежда Николаевна. Владыка Александр был дружен с семьей Дьяченко. Отец Петр служил в храме Илии Обыденного. Патриарх Пимен любил этот старый московский храм и почти каждую неделю бывал в нем. Он любил служить у чудотворной иконы Божией Матери Нечаянная Радость. Патриарх был очень замкнутым человеком. В его биографии до сих пор остаются «белые» пятна. Никто не знает, за что он был осужден до начала Отечественной войны. И все же был призван в действующую армию в начале войны.

Документы из архива Министерства обороны противоречат друг другу. По одним сведениям, он был в списке пропавших без вести в 1943 году. Другие подтверждают его успешную службу санинструктором вплоть до окончания войны. В конце войны он дослужился до чина майора. Незадолго до конца войны был арестован и отправлен в лагерь, в Воркуту. Генерал КГБ, создатель Аналитического отдела в этой структуре Филипп Бобков в частной беседе утверждал, что весной 1945 года Сергей Извеков получил увольнение и уехал в Москву. В столице в этот период восстанавливалась церковная жизнь. В это время он был в сане игумена и принимал активное участие в богослужениях. Когда был остановлен военным патрулем, то оказалось, что он просрочил на несколько дней возвращение в часть. Был осужден как дезертир на 10 лет лагерей. Время было военное, суд был скорым и неправым. Воинское начальство принялось разыскивать его и, благодаря хлопотам командира части, Сергей Извеков был освобожден.

В окружении патриарха Алексия I его считали «темной» личностью из-за «белых» пятен в его биографии. Ссылки и лагеря наложили отпечаток на характер будущего патриарха. Он с трудом сходился с людьми, мало кому доверял.

Опубликовано: 12.12.2018 в 22:30

Рубрики: Библиотека, Главные новости, Лента новостей, Мысли



Пожалуйста, поддержите "Портал-Credo.Ru"!

Всего комментариев: 0

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.

В сюжете:

Главные новости

Правительство Москвы отказало старообрядцам РПСЦ в просьбе провести молебен у бывшего кафедрального собора в Москве, занятого общежитием

Правительство Москвы ответило отказом на ходатайство воссоздаваемой старообрядческой общины храма во имя Успения Пресвятыя Богородицы, что на Апухтинке (Таганский район, ...
Подробнее

МОНИТОРИНГ СМИ: FT рассказала о разладе между Кремлем и РПЦ. В последнее время отношения Путина и Кирилла резко ухудшились, констатирует авторитетное британское издание

С приходом к власти президента Владимира Путина между Кремлем и Русской православной церковью (РПЦ) всегда были хорошие отношения, однако в ...
Подробнее

Предприниматель, создавший в Москве музей русской иконы, погиб в авиакатастрофе в Греции

Основатель Музея русской иконы, предприниматель и меценат Михаил Абрамов погиб в авиакатастрофе в Греции 20 августа, сообщает РИА "Новости" (https://ria.ru/20190821/1557732093.html). ...
Подробнее

В руководстве РПЦ МП выразили беспокойство в связи с проведением в Чернигове конференции, посвященной БАПЦ

В Московском патриархате предполагают, что Константинопольский Патриарх Варфоломей "решил консолидировать раскольнические движения по всему миру", заявил 19 августа глава синодального ...
Подробнее

Конференция "Белорусская интеллигенция в поддержку Белорусской Автокефальной Православной Церкви" прошла в Чернигове

Более 90 участников - священнослужители, гражданские активисты, ученые, писатели, публицисты - приняли участие в проходившей 17-18 августа в Чернигове международной ...
Подробнее

Популярный петербургский священник Алексий Мороз стал епископом ПРЦ/РПЦЗ Зосимой (+ ВИДЕО)

Архиерейская хиротония иеромонаха Зосимы (Мороза) во епископа Санкт-Петербургского и Северо-Российского ПРЦ/РПЦЗ состоялась 12 августа, в день памяти св. мученика Иоанна ...
Подробнее

Росимущество через суд пытается забрать у лютеран церковь в центре Воронежа

Упраление Росимущества по Воронежской области обратилось в арбитражный суд с иском к местной религиозной организации (МРО) «Евангелическо-лютеранский приход Святой Марии ...
Подробнее

МОНИТОРИНГ СМИ: Разогнанные и очень обиженные. Как патриарх Кирилл сам создал себе мощную оппозицию в РПЦ, «уволив» почти всех членов своей прежней команды

После 10 лет патриаршества Кирилла (2009—2019) от его легендарной «команды мечты» почти ничего не осталось. Наиболее креативные члены «команды» (отцы ...
Подробнее

КОММЕНТАРИЙ ДНЯ: Десятилетие абсурда. Признание «экстремистскими» прописных религиозных истин началось в РФ в 2009 году

Новый скандал с признанием в Кирове «экстремистским текстом» цитаты из Библии (православного Синодального перевода!) показателен с разных точек зрения. Это и прогнившее ...
Подробнее