МЫСЛИ: Владимир Татаров. ХРИСТИАНСТВО КАК ОСНОВНАЯ РЕЛИГИЯ ГОРЦЕВ СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО КАВКАЗА в исторической ретроспективе. Часть вторая

Начало – ЗДЕСЬ…

2. Поствизантийский период

В XIVв. в Северном Причерноморье и на Кавказе политические и культурные позиции Византийской империи сильно ослабли. Такой ситуацией воспользовались генуэзцы, чьи купцы еще с 1192 г. с позволения византийского императора Исаака IIАнгела имели право посещать причерноморские земли его державы, в том числе и Таманский полустров. «Вслед за купцами на эту окраину Северного Кавказа пришли клирики».[1]

К 1333 г. относится письмо Папы Иоанна XXII к адыгскому князю Вер­захту, обращенному в католическую веру и имевшему резиденцию в Восточ­ном Крыму, в Vospero[2]: Папа благодарил Верзахта за усердие в пользу католи­цизма. В 1349 г. на противоположном берегу Керченского пролива – в Матреге[3]- учреждается католическая архиепископия: францисканец Иоанн, первый католический епископ, появившийся в Черкесии, был по своему происхожде­нию адыгским аристократом.[4][5]

В 1453 г. под натиском турков-османов пал Константинополь, а в 1475 г. они захватили столицу генуэзских факторий в Северном Причерноморье – Каффу. После падения Каффы многие из генуэзцев нашли пристанище в Черкесии. «Многочисленные генуэзско-черкесские браки привели к образованию уже в XV в. своеобразной этнокультурной общности, представители которой именовали себя черкесами-франками[6]. Эта общность просуществовала, как мини­мум, до середины XVII в.».[7][8]

Завершая описание христианского периода истории горцев Северо-За­падного Кавказа, адыгский просветитель Ш. Ногмов отмечает: «Христианская вера процветала в Кавказских горах, будучи поддерживаема греческим духовенством, заменявшим убылых присылкой новых епископов и священников. От них произошли многие дворянские роды, которые говорят, что они происходят от шогеня Гиргеили от шогеня Рум, так как не все духовные были из греков, но некоторые были и из латин. Христианская вера ослабела после падения Грече­ской империи, потому что уже некому было посылать новых епископов на места прежних»[9].

После завоевания Константинополя и Каффы турки-османы стали господствовать в Причерноморском регионе и совершили ряд военных походов на территорию Черкесии: в 1475, 1479-80 гг. Эти вторжения «османы воспринимали как войну мусульман против неверных. Считается, что с этого момента начинается попытка привнесения ислама на саблях османских и крымских за­воевателей». Попытки исламизации адыгов предпринимались и со стороны восточных регионов Северного Кавказа: в 1486 г. исламские миссионеры с оружием в руках «добрались до черкесских областей Киппик, Карбат, Дидар­коссан и Кремук[10], где потерпели сокрушительное поражение».[11]

Стоит отметить, что ислам стал проникать на черкесские земли еще в XIVв., что было связано «с принятием в 1312 г. в Золотой Орде во время прав­ления хана Узбека ислама как государственной религии». В указанном столе­тии на территории, подвластной монгольским завоевателям, в районах прожи­вания восточных адыгов находились города со значительным мусульманским населением, о чем свидетельствуют руины одной из мечетей в Джулате[12], дати­руемые XIVв., и письменные источники.[13]

«Вся первая половина XVI в. проходила у адыгов в состоянии постоян­ной войны с крымцами и османами, одной из главных целей которых являлось распространение ислама», в результате чего адыгская аристократия и часть черкесского населения склонились к принятию магометанской веры. Однако ислам на территории Черкесии был еще неустойчив: «Кабардинские князья, оказавшись на службе в Москве, удивительно легко сменяли веру и принимали православие».[14]Одна из несохранившихся надписей шамхальского кладбища Гази-Кумуха сообщала, что зимой 1566-67 гг. дагестанский князь Бугдай-шамхал и его братья погибли в Черкесии как шахиды, т.е. в борьбе за веру.[15]

Как отмечает адыгский историк Р. Трахо, «с середины XVI в. Черкесия вступает в решающую эпоху своей истории: христианские, окруженные вместе с Грузией со всех сторон мусульманским тюрко-монгольским миром, обе страны ищут союза с Москвой и устанавливают дружеские отношения с ней». Свои дипломатические шаги по отношению к Москве адыги и грузины пред­принимали совместно: поэтому Грузия иногда давала дипломатические пору­чения черкесской делегации, а иногда в составе грузинской делегации оказы­вался черкес.[16]В 1560-х гг. кабардинские и черкесские князья становятся вассалами московского государя Иоанна IV.[17]

В XIV-XVIII вв. на территории Черкесии происходит ряд этноформирующих процессов, в результате которых сложился этнический массив современных адыгов. Так, причерноморские черкесы, как считает известный кавказовед Л. Лавров, представляют собой расселившихся от Абхазии до низовий Кубани и ассимилированных зихами абасгов или абазин (абазэ). В течение XIV-XVI вв. абазины постепенно осуществляют экспансию на территорию Черноморского побережья северо-западнее Абхазии и частично смешиваются с местным зихским (адыгским) населением. При этом в лингвистическом отношении произошла обратная экспансия: распространение абхазского языка на северо-запад столкнулось со встречным и сильным распространением зихского языка на юго-восток, в результате чего абазинский язык был полностью вытеснен черкесским языком.[18][19][20][21]В XIV-XV столетиях из зихского этнического субстрата выделилась и сформировалась группа восточных адыгов, расселившаяся в Центральном Предкавказье и разделившаяся на кабардинцев (къэбэрдей) и бесленеевцев (беслъэней).[22][23]В XVII в. появляются темиргоевцы (кIэмгуй) и политически зависимые от них субэтносы[24][25][26], а у причерноморских адыгов – жанеевцы (жьанэ) и бжедуги (бжъэдыгъу).[27][28]Еще позднее, в течение XVIII столетия, из того же причерноморского этномассива выделились и сформировались субэтносы, имевшие общее самоназвание агучипс: абадзехи (абдзах), шапсуги (шэпсыгъ) и натухайцы (нэткъуадж).[29]К агучипсам относились и жившие в окрестностях Саше[30]убыхи (уббух) – пограничный субэтнос между адыгами-абаза и абхазами.[31][32]

В начале XVIII в. исламизации подвергается в той или иной степени большинство черкесских субэтносов, и в 1717 г. в магометанской экспансии на Северо-Западном Кавказе наступает переломный момент, определивший дальнейшую религиозную судьбу адыгского народа. Историк Ш. Ногмов, исследователь и собиратель кабардинских преданий, свидетельствовал об «окончательном уничтожении» здесь христианской веры. «По приказанию турецкого султана, – писал он, – крымские ханы Девлет-Гирей и Хаз-Гирей распространяли магометанскую веру огнем и мечом. В эту эпоху многие шогены были убиты, книги их сожжены и пастырские жезлы их расхищены и брошены с презрением, отчего произошла следующая поговорка: “Чтоб твое имущество было расхищено, как расхищены были шогенские жезлы”».[33]

Однако с утверждением, что христианская вера среди адыгов была окончательно уничтожена в первой половине XVIII в., можно согласиться лишь отчасти. В 1755 г. французский исследователь К. Пейсонель сообщал о степени распространения ислама среди адыгских субэтносов: «Племена адале, адамиевцы, бесленеевцы, бжедуги и темиргоевцы – единственные, у которых магометанство водворилось с некоторой прочностью. Трудно было бы дать точное представление о религии других племен; у одних находят остатки христианства, у других – следы язычества»[34].

 

3. Период Кавказской войны и современность

 

Своего максимального развития процесс исламизации Западной Черкесии достигает в середине XIX века, что связано с деятельностью наибов дагестанского имама Шамиля – Хаджи-Мухаммеда, Сулеймана-эфенди и Мухаммеда Эмина – проповедников воинствующего мюридизма.[35]Из них только последний заслуживает особого внимания, поскольку ему удалось провести некоторые реформы по введению у адыгов начал исламской государственности.[36]Однако настойчивое проведение магометанства, осуществляемое Мухаммедом Эмином, временами встречало упорное сопротивление адыгского народа. «Продвигаясь вдоль восточного побережья Черного моря, посланник Шамиля сжигал на своем пути христианские кресты, требовал отказа от выполнения языческих и христианских обрядов, активно строил мечети. Разумеется, в качестве реакции на непопулярные действия то тут, то там вспыхивали мятежи. В 1851 г. среди адыгов начинается колебание: поднимают мятеж шапсуги. Они сожгли здание махкама, вновь водрузили прежние кресты, сожгли лес, предназначенный для строительства мечети. От наиба, принося присягу царю, отпадают темиргоевцы, бжедуги, большая часть наиболее преданных ему абадзехов».[37][38]В 1859 г., после пленения Шамиля, Мухаммед Эмин, осознавший бесполезность дальнейшего сопротивления русским войскам и получивший от имама разрешение следовать его примеру, объявил о прекращении своей деятельности.[39]

Кавказская война продолжалась до 1864 г., 21 мая на убыхской земле в местечке Кба-ада[40]было объявлено о ее завершении: Северо-Западный Кавказ вошел в состав Россий­ской империи.[41][42][43]

Сохранилось немало интересных и ценных наблюдений, оставленных различными этнографами, политическими и военными деятелями, находившимися в период Кавказской войны в Черкесии и в своих сочинениях касавшихся современного им религиозного состояния адыгов. Вот некоторые из свидетельств, расположенные в хронологическом порядке.

  1. Сведения о религии адыгов, извлеченные из дневника французского аристократа Ж.-В.-Э. Тэбу де Мариньи, в 1818 и 1823-24 гг. посетившего причерноморские земли, населенные шапсугами и натухайцами:

«К вечеру мы рискнули совершить прогулку в священный лес, находившийся неподалеку от берега моря. Грубо сколоченный крест, верхняя часть которого сделана в форметрилистника, освящает это место религиозного культа; здесь никто не решится не только срубить дерево, но даже дотронуться до предметов, развешанных на деревьях. Знак христианства достался им в наследство от их предков; сами же они не знают, что он означает… Черкесы собираются вокруг этого креста несколько раз в году по случаю торжественных праздников…

Во время своих путешествий я обратил внимание на то, что черкесы-магометане весьма равнодушны к своей религии. Я видел, как сыновья и дочери князя Мехмета между собой смеялись над церемониями, принятыми во время молитв, а часто вообще забывали о самих молитвах. Вид маленького крестика, висевшего на шее у одной дамы, как-то сопровождавшей меня в путешествии в Черкесию, доставил большое удовольствие этой семье, которая сказала, что у черкесов тоже есть такие крестики…

Самым торжественным праздником является Пасха; церемонии, которыми сопровождается этот праздник, а также время, в течение которого он отмечается, не могут оставить никакого сомнения в его происхождении

Они совершают богослужение с непокрытой головой, облаченные в “бурку”; стоя пе­ред крестом, они начинают службу с искупительной жертвы в виде барана или козла; в особо торжественных случаях в качестве жертвы приносится бык… После принесения жертвы старец берет чашу с напитком и хлебец, чтобы сделать приношение Всевыш­нему, благословляет их одновременно и передает их самому старейшему из присутствую­щих, который их потребляет. Молодые люди передают священнослужителю очередные кубок и хлебец, которыми он делает приношение Мериссе и передает затем следующему старейшине. Та же самая церемония повторяется в честь каждого из божеств, которому адресуются молитвы…

Внимательно изучая характер этих церемоний, нельзя не узнать языческие обряды и слабые представления о христианских таинствах, которые, будучи перемешаны друг с другом, образуют своеобразный религиозный культ, продукт невежества этих народов… Весьма необычно видеть тех из жителей, кто исповедует магометанство, демонстрирующими самое высокое почтениек этим празднествам и принимающими в них самое активное участие…

Я был очень удивлен, увидев в священном лесу вместо креста сооружение, напоминавшее по форме виселицу, которую черкесы наряду с крестом используют в качестве знака своей религии.

“Тау” в форме буквы “Т”иногда замещает крест… Неопределенность, которая царит в религиозных представлениях этих народов, с каждым днем все более увеличивается, и последние остатки христианства, которые вскоре совсем исчезнут, уступят место религии Магомета, уже сейчас делающей и без того слишком быстрые успехи»[44].

  1. Замечания английского разведчика Эдмонда Спенсера о религии адыгов, 1830 г.:

«Ассамблея была проведена в одной из их священных рощ, прилегающих к лагерю. Несколько деревьев были украшены жертвоприношениями; и в центре, на маленьком холмике, так сказать, единственный стоял символ христианства– разрушающиеся останки древнеримского креста, грубо вырезанного из дерева; напротив которого восседали главные вожди на травянистом дерне…

С тех пор, как разрушена империя Константина на Востоке, турки единственные были в дружеских отношениях с жителями кавказских районов, которые обязаны им введением ислама. Доктрина Магомета, однако, так и не пустила глубоких корней среди этого народа; хотя несколько племен побережья исповедуют эту веру, она настолько смешана с христианством, что почти образует отдельную религию; обстоятельство, которое часто упоминается набожным турком с чувством глубокого сожаления…

Некоторые армянские и караитские еврейские купцы, привыкшие проникать внутрь страны, подтвердили информацию, которую я получил у Бомбора[45], что жители некоторых удаленных горных районов в Верхней Абазии… исповедуют христианство, не смешанное ни с исламом, ни с языческим суеверием: сохраняют свое духовенство и созывают в определенное время на богослужение…

Главными постулатами в вере жителей Западного Кавказа являются – прочная вера в единого Бога, верховного и могущественного, и в бессмертие души, которая, они убеждены, будет переведена в другой мир, местопребывание их отцов. Подобно магометанам, они не представляют Божество в какой-либо видимой форме, но определяют Его как создателя всех вещей, Чей дух рассеян во всем космосе. Кроме единого вечного Бога, они верят в существование нескольких низших существ, или святых, которым Великий Дух – Тха, передал власть над такими земными вещами, которые он считает слишком незначительными для Его внушающего страх контроля. Каждый из этих святых имеет день рождения, который отмечают народным празднованием и молитвой в подобной манере, как праздники отмечают в католических странах. Некоторые из них представляются особенным символом; но они не поклоняются им иначе, кроме как промежуточному объекту. На сей счет я произвел строгий опрос и обнаружил, что все мои информаторы согласились с этим мнением и подтвердили то, что я слышал до этого от нескольких русских офицеров, которые в течение многих лет были связаны с черкесами…

Их духовенство не образует отдельной корпорации: пожилые и те, кто особенно уважаем среди своих сограждан за отвагу, мудрость и храбрость, всегда выбираются как самые святые и достойные личности, чтобы осуществлять молитвы и благодарственные молебны народа к трону Великого Тха (Бога богов). Их религиозные церемонии всегда отмечаются в священной роще, специально предназначенной для этой цели и отличаемой по некоторым религиозным символам, обычно по кресту, латинской или греческой формы. Один или два раза я наблюдал эмблему, когда проходил через их священные рощи, в долине Адлера, более похожую на “Т”, чем на крест; говорили, что она была чрезвычайно древней: я был, тем не менее, не в состоянии получить какую-либо информацию о его истинном смысле»[46].

  1. Сведения о сохранившихся у адыгов рудиментах христианства, почерпнутые из этнографических записей русского генерала И.Ф. Бларамберга, 1833 г.:

«У черкесов много праздников в честь Пресвятой Девы, которые падают на те же дни, что и у русских, хотя у них совершенно нет календаря и они определяют день праздника в соответствии со своими обычаями… Известно, что часть черкесов соблюдает большой пост, наподобие того, как это делается у русских, после чего у них наступает праздник– такой же, как у русских Пасха. По случаю этого праздника они делают друг другу подарки, едят яйца… Среди прочих увеселений во время этого праздника есть стрельба из лука в цель, причем мишенью служит яйцо, и попавший в него получает подарок от хозяина дома…

В каждом доме, где еще не окончательно восторжествовал ислам, на одной из стен имеется дощечка, на которую повешено полотенцеи поставлен кусочек воска, в каждый праздник черкесы делают свечку, зажигают ее и молятся перед дощечкой, стоя на коленях с непокрытой головой. Когда воск кончается, добавляют еще»[47].

  1. Наблюдения о религии адыгов, извлеченные из дневника английского разведчика и корреспондента газеты «Таймс» Джемса Белла, находившегося в Черкесии в 1837-39 гг.:

«10 июля 1838 года. Когда я изъявил желание увидеть один из древних крестов… меня отвели на вершину возвышенности, что господствует над местностью. Там я действительно увидел крест, висевший на толстой ветке старого дуба, к которой он был прикреплен железным поясом… Некоторые жители желали, чтобы этот крест был снят как свидетельство ошибок и суеверий их предков, а также из-за боязни, что русские захотят найти в нем некое основание для своих притязаний, утверждая, что некогда край был христианским; тогда как остальные смотрели на этот символ с поклонением. К их числу относится Али Ахмет-Бей, главный вождь этих мест, отстаивающий свое право на защиту этого памятника древней веры своих отцов…

4 ноября 1839 года. Я должен этот район[48]внести в список тех областей, где еще сохраняются следы христианского культа… Краткий статистический обзор побережья между Анапой и Гагрой покажет, я думаю, почти равное распределение населения между приверженцами этой древней веры и представителями ислама. Последующее верховенство первой или второй веры в значительной степени должно зависеть от политической судьбы, что будущее приберегает для этой страны; так как эта часть человеческого сообщества… должна, по всей видимости, быть в конечном счете поглощена одним или другим из числа двух крупных соседних миров, московским или мусульманским. От результата их столкновения должна зависеть судьба Черкесии»[49].

  1. Замечание о религии адыгов английского разведчика Дж. А. Лонгворта, сделанное в 1839 г.:

«Все, что может быть найдено в окрестностях Пшады, или, я бы сказал, в Черкесии, относящееся к древностям, может быть суммировано в нескольких словах. Это – разваливающийся деревянный крестна возвышении неподалеку от берега моря, который… уже давно перестал отражать малейшее представление черкесов о христианствеили хотя бы о луче его света. Правда, сопровождавшие нас сняли свои колпаки при приближении к нему, но когда их спросили, почему они это делают, они отвечали, пожав плечами, что до них так делали их отцы»[50].

  1. Описание адыгского синкретического культа, составленное польским полковником Теофилом Лапинским, участвовавшим в Кавказской войне на стороне горцев (натухайцев, шапсугов, абадзехов и убыхов) в 1857-59 гг.:

«Чтобы дать представление о религиозных обрядах этого маленького народа, некогда бывшего христианским, хочу подробно описать один из ритуалов, который я наблюдал от начала до конца с большим вниманием и интересом. Это было летом 1858 года…

Первый взгляд на предназначенное для богослужения место вызвал в моей памяти то, что я читал о священной дубраве древних друидов. Мощные столетние дубы, образующие круг, бросали густую тень на род грубого каменного алтаря, в середине которого возвышался очень старый, грубо сделанный деревянный крест. Вокруг алтаря стояли четыре молодых быка, восемь баранов и восемь козлов, которых держали за рога молодые мужчины. На каменной плите, заменяющей престол, стояли большие чаши с хлебом, пшеничными и маисовыми пирогами, медом и маслом, а также сосуды с молоком и со шветтом. Против алтаря в середине жертвенных животных стоял высокий, очень бодрый старик с прекрасной серебряной бородой и обнаженной головой… В отдалении полукругом у алтаря стояли мужчины с меховыми шапками под мышкой, немного далее назад – многочисленная группа женщин и девушек…

Высокий старик молился перед алтарем; его взгляд был пристально устремлен на символ спасения, значения которого он не понимал. Он молился. Его губы двигались, руки то поднимались вверх, то опускались крестообразнона грудь; это движение повторяли все мужчины. Я приблизился настолько, насколько позволяло мне приличие, чтобы уловить смысл молитвы; к этому времени я мог уже понимать почти все сказанное на адыгском языке. Слова “Tha dahe, Tha skhua, thamitsche; Iesha, Tha-kua; Mara, Tha-nan; Tha! Tha!”[51], которые повторялись всем собранием, раздавались непрестанно у меня в ушах…

Шесть здоровых парней повалили молодого быка перед серединой каменного алтаря на землю и держали его так, пока старик, бормоча все время слова “Tha! Tha!” и т.д., разрезал ему горло и нацедил кровь в чашу. Тогда убитое животное было убрано, и после того, как другие три быка таким же образом пали под жертвенным ножом, животных потащили к кострам, где занялись их приготовлением…

Следующая сцена была, так сказать, богослужением женатых людей. Старик стоял в нескольких шагах от креста; мужчины и женщины подходили один за другим с различными просьбами и жалобами, которые должны были через его посредничество быть переданы Тха…

Началась христианская часть богослужения. Старик подошел к алтарю, взял в руки большую плоскую лепешку и сказал внушительным голосом, обернувшись к собранию: “Хлеб, который вы принесли Великому Тха в жертву, лежал на Его столе и сделался святым, ешьте этот хлеб, и это принесет вам счастье”. Он отламывал маленькие кусочки от лепешки и разделил таким образом ее и несколько других между присутствующими. Затем он взял деревянный сосуд, наполненный шветтом, и все пили из него один за другим. Я уже выше заметил, что в этой части церемонии принимали участие только женатые мужчины и замужние женщины. Она имеет много сходства с причащением святых тайн, мне казалось, что я нахожусь на богослужении в первые времена христианства»[52].

Таким образом, суммируя вышеприведенные сведения о религиозном состоянии адыгов, можно согласиться со словами проф. П.В. Знаменского, что некогда распространенное между кавказскими племенами православие «было давно уже подавлено здесь язычеством, а более всего мусульманством… но в горах Кавказа еще повсюду сохранялись ясные следы его… в народных обрядах… в соблюдении некоторых постов и праздников и в христианском оттенке самих суеверий народа»[53].

До настоящего времени рудименты христианства сохраняются в наименованиях некоторых дней недели. Древнегреческое слово παρασκευή (параскеви) – пятница, вполне узнается в адыгских названиях среды – бэрэскэжъый, и пятницы – бэрэскэшху, где бэрэскэ- (пэрэскэ) – сокращенная форма от «пара­скеви», -жъый – мало, малый, а -шху – большой. Морфемы -жъый» и -шху вво­дят различие между малой и большой «Параскевой», т.е. между малым постомв среду и большим постомв пятницу. Адыгское название субботы «шэмбэт» является «калькой» со среднегреч. формы σάμβατον; для обозначения субботы также используется слово «мэфэзакъу» – единственный день: от «мафэ» – день, и «закъо» – единственный. Воскресенье у адыгов – тхьаумаф, что букв. озна­чает «день Божий», день Господень.[54][55][56]Вполне очевидно, что этимология указанных наименований визан­тийская или раннехристианская, что свидетельствует о длительном периоде церковностиу адыгов и о раннем проникновении к ним христианства.

Во второй половине XIX в. русские и европейские авторы констатиро­вали, что воен­ные операции, проводимые против непокорных горцев, способствовали успешной исла­мизации коренного населения Северного Кавказа. «Необходимо заметить, – писал Н.Ф. Дубровин, – что развитию магометанства много способствоваливраждебные отношения между черкесами и русскими»[57]. К подобному выводу склонялся и другой военный исто­рик, русский генерал барон П.К. Услар: «Никакая цель цивилизации не может быть дос­тиг­нута в продолжении самой войны. Так, хирургические операции про­изводятся для об­легчения страданий, но последние только усугубляются в продолжении самой операции. Если бы Турция, в XVI веке, в то время, когда находилась она на верху своего могуще­ства, а Россия помышлять еще не могла о Кавказе, – если бы Турция предприняла тогда завоевание Кавказа, то, конечно, это столько же послужило бы в пользу языческо-христи­анской ре­лигии, как и наша столетняя война послужила в пользу языческо-мусульман­ской»[58]. Аналогичного мнения придерживался и Т. Лапинский: «Пока Турция делала по­пытки поработить страну, она оставалась, по крайней мере, по некоторым обрядамхри­стианской, когда же Россия начала ее завоевывать, она сделалась магометанской»[59].

После поражения в Кавказской войне значительная часть адыгов была вынуждена пе­реселиться в Турцию и страны Ближнего Востока, где ислам сун­нитского толка стал мен­тальным стержнем адыгской диаспоры.[60][61]В то же время, как отмечают исследователи, у оставшихся на ро­дине адыгов «продолжали функционировать некоторые культы хри­стиан­ского и языческого происхождения. Сельский мулла участвовал в кол­лектив­ных обря­дах, часто носивших языческий характер…Языческие свя­тыни в XX в. были объектами культа у шапсугов, которые продолжали воз­носить им молитвы в священных рощах»[62].

С момента окончания Кавказской войны религиозное сознание адыгов не претерпело значительных изменений, оставшись мусульманско-синкретическим. В XX в. оно «под­верглось мощной атаке воинствующего атеизма, в результате чего религиозные воззрения верующих, взаимодействуя с рациональными и атеистическими идеями эпохи, частично потеряли свою ортодоксальную форму».[63]

Завершая обзор религиозной истории адыгов, приходится констатировать, что корен­ные изменения, произошедшие в религиозном сознании адыгов, связанные с их пора­же­нием в Кавказской войне, определили собой контрвектор их религиозного движения по отношению к христианству, сделав основную массу народа не­восприимчивой к христиа­низации. Авторы «Адыгской энциклопедии», касаясь аспекта межнациональных отноше­ний в религиозном вопросе, с неким сожале­нием отмечают: «Отголоски эпохи христианства еще четко различались в начальный пе­риод утверждения российского владычества на Кавказе. Следует отметить, что эта уникальная религиозная ситуацияпредставляла реальную возможность мирного присоединения Кавказа к России. Христианская традиция, возобнов­ленная усилиями миссионеров русской православной церкви, могла бы послу­жить сближению адыгов и России на почве общей религии. Однако изначаль­ная приверженность царской администрации к жестоким силовым методам решения черкесской проблемы привела к созданию негативного образа как самой России, так и ее государственной религии. Реальный шанс был сознательно упущен, а дальнейшая ситуация открытого военного противостояния… предо­пределила успех миссии мусульманских проповедников»[64].

Таким образом, «оказавшись в течение многих веков на перекрестке политических инте­ресов христианских и мусульманских государств, вынужденные защищаться то от одних, то от других, адыги так и не стали ни православными христианами, ни истин­ными мусульманами»[65]. При этом самым длительным из двух религиозных периодов в истории адыгов был христианский. Принимая во вни­мание отмечаемое этнографами по­стоянство горцев в сохранении своих куль­турных традиций и дошедшие до времени рус­ского военного присутствия на Кавказе многочисленные рудименты адыгского христиан­ства, можно предпо­ложить, что степень проникновения христианства к горцам Северо-За­падного Кавказа мало чем отличалась от степени христианизации соседних народов, ис­поведующих до настоящего момента православие. Немаловажен и тот факт, что культур­ная идентичностьадыгов окончательно сформировалась в визан­тийско-христианский пе­риод, когда они стали известны всему миру под име­нем черкесов(circassians), сохраняя за собой данный этноним до настоящего времени.

Известно, что жизнь народа измеряется не десятками лет, а веками и ты­сячелетиями. Учитывая все вышесказанное, можно согласиться с мнением не­которых ученых, что христианство стало основной религией горцев Северо-Западного Кавказа в исторической ретроспективе.[66]

ПРИМЕЧАНИЯ:

[1]Криштопа А. Е.Католицизм в Дагестане (Средние века). – URL:

http://web.archive.org/web/20140409062325/http://history.catholicspb.ru/?append Дата обращения: 03.03.2016.

[2]Бывший Пантикапей (Боспор), совр. Керчь.

[3]Генуэзское название Матрахи.

[4]Хотко С. Х.История Черкесии в средние века и новое время. – СПб. Издательство СПбГУ. 2002. С. 273, 275.

[5]Криштопа А. Е.Католицизм…

[6]«Френккардаш», что в переводе означает – френки наши братья.

[7]Хотко С. Х.История… С. 290.

[8]Гарданов В. К.Адыги… С. 65-66.

[9]Ногмов Ш. Б.История… С. 77.

[10]Центр черкесского княжества Кремук располагался примерно в р-не соврменных Белореченска и Майкопа.

[11]Кагазежев Ж. В.Принятие ислама адыгами // Вопросы истории. № 1 (2010). – Москва. Издательство РАН. 2010. С. 161.

[12]Село в Терском р-не Кабардино-Балкарии.

[13]Кагазежев Ж. В.Принятие… С. 160.

[14]Там же. С. 161.

[15]Лавров Л. И.Из эпиграфических находок Дагестанской экспедиции // Сборник Музея антропологии и этнографии. Том XVII. – Москва. Ленинград. Издательство АН СССР. 1957. С. 379.

[16]Трахо Р.Черкесы… С. 23.

[17]Смирнов И. И., Сахаров А. М., Коротков И. А.Иван IV Васильевич // БСЭ. Издание 2. Том. 17: Земля–Индейцы. – Москва. Издательство «Большая советская энциклопедия». 1952. С. 267.

[18]Бушуев С. К.Очерки истории Адыгеи. Том 1. – Майкоп. Адыгейское книжное издательство. 1957. С. 154.

[19]Волкова Н. Г.Этнический состав населения Северного Кавказа в VIII – начале XX века. – Москва. Издательство «Наука». 1974. С. 21.

[20]Лавров Л. И.«Обезы» русских летописей // Советская этнография. № 4 (1946). С. 166-167, 170.

[21]Лавров Л. И.Абазины (историко-этнографический очерк) // Избранные труды по культуре абазин, адыгов, карачаевцев, балкарцев. – Нальчик. 2009. С. 126.

[22]Волкова Н. Г.Этнонимы и племенные названия Северного Кавказа. – Москва. Издательство «Наука». 1973. С. 45.

[23]Бетрозов Р. Ж.Этническая история адыгов: с древнейших времен до XVI века. – Нальчик. Эльбрус. 1996. С. 221.

[24]Хотко С. Х. Черкесия и княжество Кремук на «Карте мира» (Mappamondo) Фра Мауро, 1459 г. // Вестник Адыгейского государственного университета. Выпуск 3(144) 2014. – Майкоп. АГУ. 2014. С. 99.

[25]Волкова Н. Г.Этнонимы… С. 39-41.

[26]Волкова Н. Г.Этнический… С. 38.

[27]Там же. С. 17, 32-33.

[28]Штырков С. А.Северный Кавказ. Традиционное сельское сообщество – социальные роли, общественное мнение, властные отношения. Сборник статей. – СПб. «Наука». 2007. С. 209.

[29]Волкова Н. Г.Этнонимы… С. 35.

[30]Совр. Сочи.

[31]Там же. С. 69, 35.

[32]Штырков С. А.Северный… С. 232.

[33]Ногмов Ш. Б.История… С. 77.

[34]Гарданов В. К.Адыги… С. 201.

[35]Адыгея // Православная энциклопедия. Том 1. – Москва. Церковно-научный центр РПЦ «Православная энциклопедия». 2000. С. 329.

[36]Блиев М. М., Дегоев В. В.Кавказская война. – Москва. «Росет». 1994. С. 498.

[37]Дашлай Ф. З.Лики Кавказа. – Москва. Традиция. 2012. – URL: https://www.proza.ru/2011/01/21/383 Дата обращения: 18.03.2016.

[38]Блиев М. М., Дегоев В. В.Кавказская… С. 501.

[39]Там же. С. 569.

[40]Совр. Красная Поляна, поселок в Адлерском р-не г. Сочи.

[41]Бухурова З. Х.Шариатское движение в Кабарде и Западной Черкесии в эпоху Кавказской войны. Дипломная работа. Южный федеральный университет. – Ростов-на-Дону. 2015. С. 60.

[42]Кавтарадзе А. Г.Кавказская война 1817-64 // БСЭ. Издание 3. Том. 11: Италия–Кваркуш. – Москва. Издательство «Советская энциклопедия». 1973. С. 121.

[43]Адыгея // Православная… С. 328.

[44]Гарданов В. К.Адыги… С. 303-306, 319.

[45]Локализуется в р-не совр. Гадауты, Абхазия.

[46]Спенсер Эдмонд.Путешествие в Черкесию. – Майкоп. РИПО «Адыгея». 1994. С. 52, 105-106, 108.

[47]Гарданов В. К.Адыги… С. 373.

[48]Окрестности Саше, совр. Сочи.

[49]Белл Дж. С. Дневник пребывания в Черкесии в течение 1837-1839 годов. Том 2. – Нальчик. «Эль-Фа». 2007. С. 41, 277.

[50]Гарданов В. К.Адыги… С. 542.

[51]Прекрасный Бог, Великий Бог, мы бедные (молимся Тебе); Иисус, Сын Божий; Мария, Матерь Божия; Бог! Бог!

[52]Лапинский Теофил.Горцы Кавказа и их освободительная борьба против русских. Описание очевидца Теофила Лапинского (Теффик-бея), полковника и командира польского отряда в стране независимых кавказцев. – Нальчик. «Эль-Фа». 1995. С. 92-96.

[53]Знаменский П. В.Учебное руководство по истории Русской Церкви. Изд. 2-е. – СПб. Синодальная типография. 1904. С. 382.

[54]Люлье Л. Я.Верования, религиозные обряды и предрассудки у черкесов // Записки Кавказского отдела Императорского Русского Географического Общества. Кн. V. – Тифлис. 1862. С. 128.

[55]Дубровин Н. Ф.История войны и владычества русских на Кавказе. Том I. Книга I. – СПб. 1871. С. 98.

[56]Водождоков Х. Д.Русско-адыгейский словарь. – Москва. Государственное издательство иностранных и национальных словарей. 1960. С. 889, 144, 906, 104.

[57]Дубровин Н. Ф.История… С. 99.

[58]Услар П. К. Начало христианства в Закавказье и на Кавказе // Сборник сведений о кавказских горцах. Выпуск II. – Тифлис. 1869. С. 23.

[59]Лапинский Теофил.Горцы… С. 96.

[60]Адыгея // Православная… С. 329.

[61]Кумукова М. З.Распространение ислама среди черкесов // Известия Российского государственного педагогического университета им. А. И. Герцена. № 30(67). – СПб. 2008. С. 143.

[62]Кагазежев Ж. В.Принятие… С. 163.

[63]Ахохова Е. А.Адыгский религиозный синкретизм. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук. МГУ им. М. Ломоносова. – Москва. 1996. С. 21, 26, 22.

[64]Ахохова Е. А., Бузаров А. К., Губжоков М. Н., Кажаров В. Х., Мукожев Н. А., Нефляшева Н. А., Прасолов Д. Н. Христианство / Религия // Адыгская (черкесская) энциклопедия. Автор проекта: профессор М. А. Кумахов. – Москва. Фонд им. Б. Х. Акбашева. 2006. С. 598.

[65]Ляушева С. А. Эволюция религиозных верований адыгов: история и современность (философско-культорологический анализ). – Ростов-на-Дону. Издательсво СКНЦ ВШ. 2001. С. 98.

[66]Рябцев А. А., Черкасов А. А. Христианство как основная религия горцев Черноморья (первая половина XIX в.) // Вестник СГУТиКД. 2011. № 1(15). – Сочи. 2011. С. 154.

Опубликовано: 05.10.2018 в 20:26

Рубрики: Главные новости, Мысли



Пожалуйста, поддержите "Портал-Credo.Ru"!

Всего комментариев: 0

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.

В сюжете:

Главные новости

РПЦ МП угрожает Иерусалимскому патриархату, если он поддержит Константинопольский

РПЦ МП приостановит участие в службах в Храме Гроба Господня, если Иерусалимский патриархат примет сторону Константинопольского патриархата и допустит туда ...
Подробнее

МОНИТОРИНГ СМИ: Креста ради. Решение Вселенского патриарха и непримиримая позиция, занятая синодом РПЦ, ведут к разрушению структуры «мирового православия». Анализ Александра Солдатова

Синод Московского патриархата, собравшийся на заседание 15 октября в помещениях Минского епархиального управления РПЦ, вынес, с одной стороны, ожидаемое, а ...
Подробнее

МОНИТОРИНГ СМИ: Разлад между Москвой и Константинополем: Как отреагируют поместные церкви? Отвечают Светлана Солодовник, Александр Солдатов и Сергей Фирсов

По мнению экспертов, большинство автокефальных и автономных церквей предпочтут нейтралитет По итогам заседания Синода Русской православной церкви 15 октября в ...
Подробнее

Митрополит Александр (Драбинко) объявил о том, что считает себя клириком Константинопольского патриархата

Известный иерарх Украинской Православной Церкви Московского патриархата, бывший секретарь ныне покойного митрополита Киевского Владимира и председатель ОВЦС УПЦ МП митрополит ...
Подробнее

МЫСЛИ: Проф. Михаил Бабкин. ТИТУЛАТУРА МОСКОВСКОГО ПАТРИАРХА В КОНТЕКСТЕ «ПАРАДА АВТОКЕФАЛИЙ». Исторический прогноз

Автор - доктор исторических наук, профессор Российского государственного гуманитарного университета   Исследование эволюции официальных титулатур московских патриархов в период 1589-1700 ...
Подробнее

Появились подробности совещания Совбеза РФ, на котором Путин поднял вопрос православной Церкви в Украине

В Кремле поставили знак равенства между УПЦ МП и Русской Православной Церковью. Как передает 15 октября корреспондент УНИАН в РФ, ...
Подробнее

МЫСЛИ: Антон Чивчалов. ОХОТА НА ПЕВЦОВ И КЛАДОИСКАТЕЛЕЙ. Правоохранительные органы признались, за что преследуют Свидетелей Иеговы на самом деле

В Кирове пять верующих – Свидетелей Иеговы арестованы за «экстремизм». И что интересно в данном процессе, впервые на моей памяти правоохранительные ...
Подробнее

Синод РПЦ МП может отлучить от Церкви президента Украины, предполагает экс-председатель ОВЦО МП

Президента Украины Петра Порошенко можно отлучить от Церкви за его слова про аннексию Киевской митрополии со стороны РПЦ МП и другие прегрешения. Такое ...
Подробнее

В Минске началось заседание Синода РПЦ МП, который формулирует «жесткий ответ» Константинополю

Под председательством Патриарха Кирилла (Гундяева) днем 15 октября в Минске началось заседание Священного Синода РПЦ МП, которому предстоит сформулировать "жесткий ...
Подробнее

Церковь ответственна за хорошее настроение граждан, заявил президент Лукашенко на встрече с Патриархом Кириллом (Гундяевым)

Встреча президента Беларуси Александра Лукашенко с Патриархом Кириллом (Гундяевым) состоялась утром 15 октября, сообщает официальный сайт Лукашенко. Президент Беларуси в ...
Подробнее