МЫСЛИ: Игумен Иннокентий (Павлов). ВЛАДИМИР НИКОЛАЕВИЧ ЛЬВОВ И СУДЬБА ЦЕРКОВНОЙ РЕФОРМЫ В РОССИИ. К 100-летию революции 1917 г. Часть первая — Credo.Press

МЫСЛИ: Игумен Иннокентий (Павлов). ВЛАДИМИР НИКОЛАЕВИЧ ЛЬВОВ И СУДЬБА ЦЕРКОВНОЙ РЕФОРМЫ В РОССИИ. К 100-летию революции 1917 г. Часть первая

Доклад на конференции «Революции и реформы в истории мировых религий» (Шестые научные чтения памяти Н. М. Зёрнова) – Москва, 21-22 ноября 1917 г., Всероссийская государственная библиотека иностранной литературы.

Биографическая справка: Львов Владимир Николаевич (1872-1930) – сын помещика Торжокского уезда Тверской губернии. Обучался в частной мужской гимназии Л.И. Поливанова в Москве. Окончил Историко-филологический факультет Московского Императорского университета. Был вольнослушателем в Московской духовной академии. Жил в имении Кротково Бугурусланского уезда Самарской губернии, которое его супруга передала ему в управление. В 1905 г. участвовал в создании «Союза 17 октября» в Самарской губернии. Избирался гласным Бугурусланского уездного и Самарского губернского земских собраний. В 1907 г. был избран членом III Государственной Думы от общего состава выборщиков Самарской губернии. В 1907-10 гг. - член фракции «Союза 17 октября», затем входил в состав Русской национальной фракции и группы независимых националистов. Председатель комиссии по делам Православной Российской Церкви, также входил в состав комиссий по наказу и вероисповедным вопросам, бюджетной комиссии. Был известен в Думе как Львов 2-й (Львов 1-й — его старший брат Николай). В 1912 г. избран членом IV Государственной думы от общего состава выборщиков Самарской губернии. Стал председателем фракции Центра, сохранил пост председателя комиссии по делам Православной Российской Церкви, также входил в состав комиссий по вероисповедным вопросам, по старообрядческим делам, по направлению законодательных предположений, по исполнению государственной росписи доходов и расходов, бюджетной и финансовой комиссий. Эволюционировал в сторону политической оппозиции, в 1915 г. стал членом бюро Прогрессивного блока, выступал за созыв Поместного Собора и реформу церковного управления. В том же году оппозиция рассматривала его кандидатуру на пост обер-прокурора Святейшего Синода в «ответственном министерстве». Во время Февральского переворота стал членом Временного комитета Государственной Думы. Занимал пост обер-прокурора Святейшего Синода в первом и втором (первом коалиционном) составах Временного Правительства (3 марта - 24 июля 1917 г.). Видя угрозу власти последнего со стороны набравших силу большевиков, в период 22-26 августа 1917 г. взял на себя роль посредника между Министром-Председателем А.Ф. Керенским и Верховным Главнокомандующим генералом от инфантерии Л.Г. Корниловым с целью установления в стране военной диктатуры. Однако его требование к Керенскому о передаче Верховному Главнокомандующему полноты всей военной и гражданской власти в стране до созыва Учредительного Собрания для исключения большевиков из дальнейшего политического процесса привело к обвинению «в участии в мятеже» и заключению его в Петропавловскую крепость, замененному затем домашним арестом. Последнее позволило ему незадолго до Октябрьского переворота вместе с семьей тайно покинуть Петроград и уехать в Бугурусланский уезд Самарской губернии, а затем недолго жить в Самаре. Наступление Красной армии вынудило семью Львовых выехать в Сибирь, где он жил в Томске и Омске, отойдя от политической деятельности. В конце 1919 г. Львовым пришлось эвакуироваться дальше на восток, причем его как бывшего члена правительства, в отличие от других членов его семьи, отказались брать в вагон Американского Красного Креста. Ему удалось уехать на почтовом поезде во Владивосток, откуда в 1920 г. он отбыл в Токио, а вскоре перебрался во Францию. Его семья поселилась в Китае, и более он ее не видел. Неожиданно в том же 1920 г. уже во Франции выступил с требованием прекратить помощь белым войскам генерала П.Н. Врангеля и заявил, что его поддержка Французским правительством носит незаконный характер. В 1921 г. примкнул к «сменовеховству» - эмигрантскому движению, выступавшему за отказ от борьбы против Советской власти и за сотрудничество с ней. В ноябре того же года выступил в Париже с докладом на тему «Советская власть в борьбе за русскую государственность». В самом конце 1921 г. вернулся в Россию, примкнув в мае 1922 г. к движению «обновленцев», полагая, что как лояльная Советской власти церковная сила оно сможет составить альтернативу обанкротившемуся патриаршеству в деле доведении до конца церковной реформы. В 1923 г. был включен в состав обновленческих Священного Синода и Высшего Церковного Совета. Однако осенью следующего года его деятельность в указанных органах прекратилась. Стал выступать с лекциями по городам и редактировать статьи для сборника «Возрождение и развитие промышленности, торговли и финансов в СССР». В феврале 1927 года был арестован вместе с другими сотрудниками издательского кооператива «Искра» по обвинению в «экономической контрреволюции». По постановлению коллегии ОГПУ от 29 апреля 1927 г. выслан на три года в Сибирь «с оставлением в одном из губернских городов». Отбывал ссылку в Томске, где вновь был арестован и умер 20 сентября 1930 г. в томской тюремной больнице «от упадка сердечной деятельности».

Обращаясь к исторической фигуре Владимира Николаевича Львова, мы видим заметную изменчивость его политических позиций в зависимости от контекста быстро меняющихся обстоятельств. Однако при вдумчивом взгляде оказывается, что его оппортунизм не имеет ничего общего с приспособленчеством и беспринципным сервилизмом иных его соратников по церковному деланию, ставших впоследствии будь то «обновленцами», будь то патриархийцами. Да и как видный политический деятель он всегда стремился прежде всего служить России. Другое дело, что в решающий, в первую очередь для его собственной судьбы, момент ему не хватило мудрости понять, что для социальной революции в России еще не вызрел надлежащий социум. А посему попытка ее осуществления, да еще в условиях невиданной войны, неизбежно сорвется в новую и на этот раз уже неизбывную пугачевщину. Последнее сделает совершенно бессмысленными все благие интенции в направлении хоть государственного, хоть церковного строительства.

Но как бы то ни было, звездный час Львова настал вместе с Февральским переворотом, когда войдя во Временный комитет Государственной Думы он, наконец, «революционным» путем получил вожделенный пост обер-прокурора Святейшего Синода, а вместе с ним и мандат на проведение церковной реформы.

Взглянем на исторический контекст тех бурных дней в истории Российской Церкви, обернувшихся для нее «концом истории». Завершая трагический для России день 2 марта 1917 года, беззаконно отрешенный от власти Государь Император записал в своем дневнике: «Кругом измена, трусость и обман». Лучшей характеристики того, что тогда произошло, дать просто невозможно. Что касается измены, то на нее прежде всего пошли высшие чины Императорской армии, выступившие за отрешение от власти Государя, хотя их участие в заговоре российской «элиты» против него, судя по всему, тянется с его зарождения в 1915 году. Что касается обмана, то он с самого начала «революции» сопровождал выступления решивших ее возглавить деятелей Государственной Думы во главе с ее председателем Михаилом Владимировичем Родзянкой (1859-1924). Именно он сначала обманывал Государя, фактически лишенного рычагов управления, требованиями от него то «ответственного министерства», то отречения в пользу малолетнего Наследника при регентстве Великого Князя Михаила Александровича, то ультимативным требованием к последнему как к лицу, которому Государь передал императорскую власть, отказаться от нее до созыва Учредительного Собрания, кое и установит «образ правления Государства Российского». Далее Родзянко и клика, именовавшаяся Временным комитетом Государственной Думы, пошли на обман армии и населения, опубликовав одновременно два манифеста Николая Александровича и Михаила Александровича, которому начали было присягать в войсках, хотя между их подписанием прошли целые сутки. Дескать, знайте, российские граждане: «демократическая революция» свершилась. Далее обман продолжился. Вместо немедленных выборов в Учредительное Собрание представителей существующих политических партий их назначили аж через полгода. Понятно, что заговорщикам надо было за это время убрать с политической арены все национально-ориентированные, т. е. монархические силы. Впрочем, то, что было через полгода и позднее, это совсем другая песня, на содержание которой февралисты уже никак не могли повлиять.

Теперь перейдем к тем, кто в те дни проявил беспримерную трусость. Речь идет о Святейшем и Правительствующем (пока еще) Синоде, который в критический день 27 февраля на текущем заседании отклонил просьбу своего обер-прокурора Николая Павловича Раева (1855-1919), который, по словам современника событий, церковного историка Бориса Васильевича Титлинова (1879-1944?), хотя и февралиста в 1917 г. и «обновленца» с 1922 г., но человека интеллектуально честного: «Предложил Синоду выпустить воззвание с решительным осуждением всего освободительного движения, руководители которого, по мнению Раева, состояли из изменников, начиная с членов Гос. Думы и кончая рабочими». Однако не тут-то было. Безусловно, на синодалов уже было оказано соответствующие влияние в плане обрисовки им ближайшей перспективы страны, с тем чтобы они нарушили присягу и изменили Государю. Так что Синод, по словам Титлинова, «имел благоразумие отклонить такое предложение, указав Раеву на то, что еще является спорным, откуда идет измена – сверху или снизу» [1]. Последнее утверждение есть клевета, имевшая хождение в «обществе», муссировавшем слухи об «измене» Государыни, якобы ведшей дело к заключению сепаратного мира с Германией и ее союзниками.

Предоставим опять слово Титлинову, характерно описывающему предательство синодалов. «…Церковная власть в первые дни революции, - свидетельствует он, - обнаружила видимую готовность принять совершившийся переворот, кажется, не «за страх» лишь, а и «за совесть». Синод решил сам войти в сношение с Временным правительством и уже 4-го марта приветствовал это правительство в торжественном заседании с новым революционным обер-прокурором В.Н. Львовым. Временное правительство, в числе других свобод, декларировало и свободу церкви, о чем Львов объявил синодальным членам, как акте уничтожения прежнего цезаре-папизма. По предложению обер-прокурора синод издал затем послание, благословляющее новую свободную Россию» [2]. Указанное послание было подписано членами Синода только 9 марта. И это уже станет моментом перехода от измены к обману, если воспользоваться классической формулой свергнутого Государя.

Между тем, в промежутке между этими датами имели место довольно интересные события, связанные с деятельностью Святейшего Синода. 4 марта, в субботу, как выше указал Титлинов, состоялось его заседание, но не рабочее, а «торжественное». На самом деле имел место совершенно неприличный фарс, разыгранный Львовым, которому, впрочем, синодалы, собравшиеся почти в полном составе, вполне подыгрывали. (Отсутствовал лишь митрополит Петроградский Питирим, чье прошение об удалении на покой формально было удовлетворено на первом после переворота уже официальном рабочем заседании 6 марта). Началось всё с требования Львова «вынести в архив» императорский трон, стоявший в центре зала синодальных заседаний, как символ былого «цезарепапизма».

Здесь следует отметить, что Петр Великий, учреждая в 1721 г. Духовную коллегию, названную Святейшим Правительствующим Синодом, согласно данному ей Духовному Регламенту, как Самодержец Всероссийский почитался «крайним судией» той коллегии. (До 1901 г. члены Синода давали присягу на верность Государю в этом качестве). Последнее положение, вероятно, было принято под влиянием беседы, имевшей место еще в 1698 г. с английским королем Вильгельмом III Оранским, советовавшим Петру объявить себя главой Российской Церкви по англиканскому образцу. Однако преобразователь России на поставленном в зале собрания Духовной коллегии императорском троне восседал лишь единственный раз при ее открытии 14 февраля 1721 года. С тех пор никто из Всероссийских Самодержцев заседания Синода не посещал и на этом троне не сидел.

Дальше имел место курьез. Трон оказался прибитым к полу при помощи специальных косяков, так что пришлось вызывать кого-то из синодской обслуги, дабы его отодрать. Когда же это было сделано, то ассистировать Львову в выносе трона из зала заседаний взялся первоприсутствующий в Синоде митрополит Киевский Владимир. Ну а дальше пошли речи. На уже известное нам выступление Львова первым «по чину» ответил митрополит Владимир, затем выступил архиепископ Черниговский Василий (3). Наконец взял слово, которое затем было опубликовано в подведомственных ему «Епархиальных ведомостях», архиепископ Новгородский Арсений. Этот видный сановник Империи, выделявшийся особой респектабельностью, активный член Государственного Совета, осыпанный монаршими милостями, включая бриллиантовый крест на клобуке, выглядел в этом собрании особенно мерзко, понося былой «цезарепапизм» и благодаря Временное правительство от избавление от него (3).

Ну, а с понедельника, 6 марта, у Синода начались напряженные трудовые будни, сменившие прежний «покой кладбища», как характеризовал его тогдашний влиятельный синодал, протопресвитер армии и флота Георгий Шавельский его деятельность перед «революцией». Профессор Михаил Анатольевич Бабкин (р. 1967) на основе архивных данных и публикаций в церковной печати представляет хронику этой «бурной деятельности» так: 6-8 марта (понедельник-среда) - серия определении? о признании Временного Правительства, в частности: «Об обнародовании в православных храмах актов 2 и 3 марта 1917 года» и «Об изменениях в церковном богослужении в связи с прекращением поминовения царствовавшего Дома» (4).

Далее происходят следующие события. 7 марта – установление Временным Правительством текста «Присяги или клятвенного обещания на верность службы Российскому государству для лиц христианских исповеданий». Тогда же Временное Правительство под давлением Исполкома самозванного Петросовета, без которого оно, впрочем, не могло уже распоряжаться войсками, принимает постановление об аресте Николая II и его семьи. Последний осуществляется на следующий день, когда под арестом оказалась Императрица Александра Федоровна с детьми. А 9 марта, когда в Царское Село прибыл Государь, то в качестве «полковника Романова» арестовывается и он.

Но вернемся к клятвопреступному Синоду, который как ни в чем не бывало в четверг, 9 марта, объявит новую форму государственной присяги по духовному ведомству «для исполнения» (5), и, наконец, выпустит затребованное еще 4 февраля Львовым послание «К верным чадам Православнои? России?скои? Церкви по поводу переживаемых ныне событии?», которое ввиду его краткости имеет смысл привести целиком.

“БОЖИЕЮ МИЛОСТИЮ СВЯТЕЙШИЙ ПРАВИТЕЛЬСТВУЮШИЙ СИНОД

верным чадам Православной Российской Церкви.

Благодать вам и мир да умножится (2 Петр. 1,2).

Свершилась воля Божия. Россия вступила на путь новой государственной жизни. Да благословит Господь нашу великую Родину счастьем и славой на ее новом пути.??

Возлюбленные чада Святой Православной Церкви.??

Временное Правительство вступило в управление страной в тяжкую историческую минуту. Враг еще стоит на нашей земле, и славной нашей армии предстоят в ближайшем будущем великие усилия. В такое время все верные сыны Родины должны проникнуться общим воодушевлением.??

Ради миллионов лучших жизней, сложенных на поле брани, ради бесчисленных денежных средств, затраченных Родиною на защиту от врага, ради многих жертв, принесенных для завоевания гражданской свободы, ради спасения ваших собственных семейств, ради счастья Родины оставьте в это великое историческое время всякие распри и несогласия, объединитесь в братской любви на благо России, доверьтесь Временному Правительству; все вместе и каждый в отдельности приложите усилия, чтобы трудами и подвигами, молитвою и повиновением облегчить ему великое дело водворения новых начал государственной жизни и общим разумом вывести Россию на путь истинной свободы, счастья и славы.??

Святейший Синод усердно молит Всемогущего Господа, да благословит Он труды и начинания Временного Российского Правительства, да даст ему силу, крепость и мудрость, а подчиненных ему сынов Великой Российской Державы да управит на путь братской любви, славной защиты Родины от врага и безмятежного мирного ее устроения.??

??

Смиренный Владимир, митрополит Киевский

Смиренный Макарий, митрополит Московский

Смиренный Сергий, архиепископ Финляндский

Смиренный Тихон, архиепископ Литовский

Смиренный Арсений, архиепископ Новгородский

Смиренный Михаил, архиепископ Гродненский

Смиренный Иоаким, архиепископ Нижегородский

Смиренный Василий, архиепископ Черниговский

протопресвитер Александр Дернов” (6).??

Теперь позволим себе небольшую рефлексию на представленный выше текст. Эх, и любят же отечественные церковники уже как сто лет всякую творящуюся в стране гадость прикрывать «волей Божией», чему я мог бы привести немало примеров. Идейный же центр данного документа заключен в одной фразе, которую, несомненно, требовала от синодалов новая власть в лице своего обер-прокурора. Вот она: «Доверьтесь Временному Правительству». Понятно, что не к «обществу», в основной своей массе безбожному, она была обращена. И даже не к «народу» в лице преимущественной части солдатской массы. А к еще относительно многочисленным национально ориентированным (монархическим) кругам. И даже не потому, что этот призыв будет услышан. Но именно для того, чтобы вырвать из их рук церковное знамя, каковым оно было до тех пор у того же Союза русского народа и других монархических объединений. Ну а обман, пусть в данном случае и невольный, раскрывшийся вскоре (года не прошло), состоял уже во фразе о предстоящей перспективе России на пути «истинной свободы, счастья и славы». Спрашивается, где они? Сто лет не было у страны ни свободы в плане реализации гражданами своих прав, ни счастья в смысле мира и экономического процветания. И как- то они до сих пор не предвидятся. Не в этом ли ее истинная слава, далекая от славы цивилизованных стран? И да не кудахтают нынешние прекраснодушные российские интеллигенты, почитающие себя наследниками Февраля: «Ах, если бы не большевики! Ах, если бы ими не было разогнано Учредительное Собрание». В том-то и дело, что Февраль со своего начала открыл путь Октябрю. А что до Учредительного Собрания, выборы в которое состоялись уже после Октябрьского переворота, то единственная к тому моменту демократическая Партия народной свободы (конституционные демократы), стоявшая у истоков Февраля, была там полностью маргинализирована, а затем и еще до его открытия разгромлена большевиками как «партия врагов народа».

(Продолжение следует)

ПРИМЕЧАНИЯ:

1 - Титлинов Б. В., Церковь во время революции. Пг: Издательство «Былое», 1924. – С. 55.

2 - Там же. – С. 56.

3 - Новгородские епархиальные ведомости. – 1917, № 7, часть неофициальная. – С. 324-325; № 11, часть неофициальная. – С. 451. – См.: Бабкин М. А. – сост., Российское духовенство и свержение монархии в 1917 году. Материалы и архивные документы по истории Русской православной церкви. М.: Издательство «Индрик», 2006. – С. 54-55 (№ 27-28).

4 - Бабкин М. А., Духовенство Русской православной церкви и свержение монархии (начало ХХ в. - конец 1917 г.). – М.: Государственная публичная историческая библиотека, 2007. – С. 149-151.

5 - Бабкин М. А., указ. соч. – С. 176-193.

6 - Церковные ведомости. – 1917, № 9-15. – С. 57. – См.: Бабкин М. А. – сост., Российское духовенство и свержение монархии в 1917 году. – С. 32-33 (№ 9).

Опубликовано: 23.11.2017 в 20:58

Рубрики: Лента новостей, Мысли



Пожалуйста, поддержите "Портал-Credo.Ru"!

Всего комментариев: 0

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.

В сюжете:

Главные новости

В ответ на свое отлучение о. Сергий (Романов) призвал патриарха РПЦ МП "всенародно отказаться от еретических взглядов"

Находящийся в Среднеуральской монастыре о. Сергий (Романов) ответил 21 октября патриарху Кириллу (Гундяеву) на его решение об отлучении о. Сергия ...
Подробнее

Епископ Богородский РПЦ МП совершил экуменическую молитву в Ватикане с папой Франциском и патриархом Варфоломеем

Епископ Богородский Амвросий (Мунтяну), викарий патриаршего экзарха Западной Европы РПЦ МП, принял участие 20 октября в экуменической молитве за мир ...
Подробнее

Скончался перенёсший коронавирус протоиерей Димитрий Смирнов, почетный председатель патриаршей комиссии по вопросам семьи РПЦ МП

Почётный председатель патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства РПЦ МП, бывший настоятель нескольких московских храмов протоиерей Димитрий ...
Подробнее

КОММЕНТАРИЙ ДНЯ: Миротворчество или умывание рук? Позиция Московской патриархии и христианский пацифизм в контексте войны в Нагорном Карабахе

Заповедь Спасителя призывает христиан быть миротворцами, а апостол добавляет: "Вера без дел мертва". В эти трагические дни, когда вопреки достигнутому ...
Подробнее

Скончался автор Портала "Credo.Press", мыслитель, публицист и дипломат Валерий Овчинников

Один из активных и наиболее уважаемых авторов нашего Портала, кандидат исторических наук, советник дипломатической службы 1 класса Валерий Григорьевич Овчинников ...
Подробнее

Патриарх Варфоломей, прибывший в Рим на встречу "Никто не спасется в одиночку", поучаствовал в экуменической молитве (+ ВИДЕО)

Экуменическая молитва с участием Вселенского патриарха Варфоломея состоялась 19 октября в базилике Санта-Мария-ин-Трастевере в Риме. Во время молитвы предстоятель Константинопольского патриархата ...
Подробнее

Екатеринбургская епархия РПЦ МП решила застроить своими объектами каждый микрорайон под лозунгом "Больше храмов - меньше больниц!"

"В каждом микрорайоне (...) должен быть храм - приходской, общинный, куда могут прийти с детьми, привести больного человека. (...) Мы ...
Подробнее

От коронавируса скончался глава Союза «Христианское возрождение», бывший политзаключённый Владимир Осипов

Глава Союза «Христианское возрождение», активист Союза православных братств РПЦ МП, член Союза писателей России Владимир Николаевич Осипов скончался 20 октября, вскоре ...
Подробнее

На 87-м году жизни скончался бывший предстоятель ПЦА митрополит Феодосий (Лазор)

Находившийся на покое бывший предстоятель Православной Церкви в Америке (ПЦА) митрополит Феодосий (Лазор) скончался 19 октября на 87-м году жизни ...
Подробнее

Находящийся на карантине патриарх Кирилл (Гундяев) отлучил от РПЦ МП о. Сергия (Романова)

Патриарх РПЦ МП Кирилл (Гундяев) утвердил 19 октября решение церковного суда Екатеринбургской епархии Московского патриархата от 10 сентября об отлучении ...
Подробнее