БИБЛИОТЕКА: Михаил Бабкин. Поместный Собор 1917-18 гг. о присяге правительству вообще и бывшему императору Николаю II в частности. (К 100-летию Собора) [история Церкви]

В сокращенном варианте статья опубликована в журнале «Вопросы истории», 4/2010

Поместному собору 1917–1918 гг., известному главным образом тем, что на нём в Русской православной церкви (РПЦ) [1] было восстановлено патриаршество, посвящено множество исторической литературы [2]. Однако в отношении вопросов, так или иначе связанных со свержением монархии, позиция Собора продолжает оставаться практически не исследованной. Задача же данной статьи – отчасти восполнить этот пробел.

Поместный собор был открыт в Москве 15 августа 1917 г. Для участия в его работе было избрано и назначено по должности 564 человека: 80 архиереев, 129 лиц пресвитерского сана, 10 дьяконов из белого (женатого) духовенства, 26 псаломщиков, 20 монашествующих (архимандритов, игуменов и иеромонахов) и 299 мирян [3]. Собор работал более года. За этот период состоялись три его сессии: первая – с 15 (28) августа по 9 (22) декабря 1917 г., вторая и третья – в 1918 г.: с 20 января (2 февраля) по 7 (20) апреля и с 19 июня (2 июля) по 7 (20) сентября.

18 августа председателем Собора был избран митрополит Московский Тихон (Беллавин): как архипастырь того города, в котором собрался церковный форум. Сопредседателями (заместителями, или по терминологии той поры – товарищами председателя) из архиереев были избраны архиепископы Новгородский Арсений (Стадницкий) и Харьковский Антоний (Храповицкий), из священников – протопресвитеры Н.А. Любимов и Г.И. Шавельский, из мирян – князь Е.Н. Трубецкой и М.В. Родзянко (до 6 октября 1917 г. – председатель Государственной думы). «Всероссийский» митрополит Владимир (Богоявленский) (в 1892–1898 гг. он был экзархом Грузии, в 1898–1912 гг. – митрополитом Московским, в 1912–1915 гг. – С.-Петербургским, а с 1915 г. – Киевским) стал почётным председателем Собора [4].

Для координации деятельности собора, решения «общих вопросов внутреннего распорядка и объединения всей деятельности» был учреждён Соборный совет, который не прекращал свою деятельность и во время перерывов между занятиями Собора [5].

30 августа в составе Поместного собора были сформированы 19 отделов. Их ведению подлежало предварительное рассмотрение и подготовка широкого круга соборных законопроектов. В каждый отдел входили епископы, клирики и миряне. Для рассмотрения узкоспециализированных вопросов названные структурные подразделения собора могли формировать подотделы. Согласно Уставу собора [6], порядок рассмотрения дел на нём был следующим. Для представления своих материалов Собору отделы могли выдвигать одного или нескольких докладчиков. Без поручения или разрешения отдела никакие обсуждавшиеся вопросы не могли быть доложены на соборном заседании. Для принятия соборного постановления, из соответствующего отдела должны были поступить в письменном виде доклад, а также (по желанию участников его заседаний) особые мнения. Заключение отдела следовало излагать в виде предполагаемого соборного постановления. О заседаниях отделов составлялись письменные протоколы, в которых фиксировались время заседания, имена присутствовавших, рассматривавшиеся вопросы, сделанные предложения, постановления и заключения [7].

Поскольку весной-летом 1917 г. духовенством РПЦ в центре (Св. Синодом) и на местах (архиереями и различными церковными съездами) так или иначе уже была высказана точка зрения относительно свержения монархии [8], то на Поместном соборе рассмотрение вопросов, связанных с политическими событиями Февральской революции, не было запланировано. На это было обращено внимание православных, приславших в августе-октябре 1917 г. Поместному собору по меньшей мере десяток соответствующих писем. Большинство из них было непосредственно адресовано митрополитам Московскому Тихону и Киевскому Владимиру.

В письмах высказывалось определённое смятение, которое возникло среди мирян после отречения императора Николая II от престола. Говорилось о неминуемом излиянии на Россию гнева Божьего за свержение монархии и фактическое отвержение православными помазанника Божия. Собору предлагалось объявить о неприкосновенности личности Николая II, вступиться за находящегося в заточении государя и его семью, а также исполнять положение грамоты Земского собора 1613 г. о необходимости верности народа России династии Романовых. Авторы писем обличали пастырей за их факическое предательство царя в февральско-мартовские дни 1917 г. и за приветствие различных «свобод», приведших Россию к анархии. Священнослужители РПЦ призывались к покаянию за свою деятельность по поддержке свержения монархии. Поместному собору излагались настоятельные просьбы разрешить народ России от прежней присяги на верность императору [9]. (В марте же 1917 г., как известно, Святейший синод распорядился приводить паству к присяге Временному правительству без освобождения паствы от прежней – верноподданнической, принесённой ранее императору) [10].

Таким образом, по мнению авторов писем, над народом России с первых дней весны 1917 г. тяготел грех клятвопреступления. И этот грех нуждался в определённом соборном акте покаяния. Православные просили церковную власть разрешить свою совесть от клятвопреступления.

Однако несмотря на продолжительное время своей работы, Собор не сделал каких-либо ответных действий в отношении упомянутых писем: в протоколах его заседаний об этом никаких сведений не обнаружено. Есть все основания полагать, что митрополиты Тихон и Владимир, посчитав эти письма «неугодными» для оглашения и «неполезными» для обсуждения, положили их, как говорится, «под сукно». Такая позиция иерархов становится тем более понятной, если учесть, что оба владыки в феврале-марте 1917 г. являлись членами Св. синода, причём митрополит Владимир – первенствующим. А вопросы, поднимаемые в письмах монархистов, так или иначе побуждали к пересмотру и переоценке политической линии Русской церкви в отношении к свержению самодержавия, заданной членами Св. синода в первые дни и недели весны 1917 г.

Всё же одному из писем, подобному упомянутым, на Поместном соборе был дан ход. Оно было написано 15 ноября 1917 г. крестьяном Тверской губернии М.Е. Никоновым и адресовано архиепископу Тверскому Серафиму (Чичагову). Письмо начиналось словами: «Высокопреосвященнейший Владыко, прошу Вашего Святительского благословения для передачи сего послания Святейшему Всероссийскому Собору». Таким образом, фактически оно являлось посланием Поместному собору. Владыка Серафим, соответственно, и вынес его на рассмотрение высшего органа Русской церкви.

В письме М.Е. Никонова среди прочего содержались и оценки действий иерархии в период Февраля 1917-го. Автор говорил: «[…] Нам думается, что Святейший Синод сделал непоправимую ошибку, что преосвященные [11] пошли навстречу революции. Неведомо нам сей причины. Страха ли ради Иудейска [12]? Или по влечению своего сердца, или по каким-либо уважительным причинам, но всё-таки поступок их в верующих произвёл великий соблазн, и не только в православных, но даже в среде старообрядцев. Простите меня, что коснулся сего вопроса – не наше дело о том обсуждать: это дело Собора, я только поставил на вид народное суждение. В среде народа такие речи, что якобы поступком Синода [13] многие здравомыслящие люди введены в заблуждение, а также многие и в среде духовенства. […] Православный русский народ уверен, что Святейший Собор в интересах Святой матери нашей церкви, отечества и Батюшки Царя, самозванцев и всех изменников, поругавшихся над присягой, предаст анафеме и проклятию с их сатанинской идеей революции. И Святейший Собор укажет своей пастве, кто должен взять кормило правления в великом Государстве. […] Не простая же комедия совершаемый акт Священного Коронования и помазания Святым миром царей наших в Успенском Соборе [Московского Кремля], принимавших от Бога власть управлять народом и Тому Единому отдавать ответ, но никак не конституции или какому-то парламенту». Оканчивалось послание словами: «Всё вышеизложенное, что здесь написал, не моё только личное сочинение, но голос православно-русского народа, стомиллионной деревенской России, в среде которого нахожусь я» [14].

Письмо было передано владыкой Серафимом в Соборный совет, на котором оно было рассмотрено 23 ноября. В делопроизводственной документации «Послание» было охарактеризовано как «…о предании анафеме и проклятию всех изменников родины, надругавшихся над присягой, и о принятии мер к побуждению пастырей Церкви соблюдать требования церковной дисциплины». Соборный совет препроводил «Послание» для рассмотрения в отдел «О церковной дисциплине» [15]. Председателем этого отдела в то время был митрополит Киевский Владимир, 25 января 1918 г. убитый в Киеве неустановленными людьми (не без содействия насельников Киево-Печерской лавры) [16].

Приблизительно через два месяца после опубликования советского декрета «Об отделении церкви от государства и школы от церкви» от 20 января (2 февраля) 1918 г. [17], в рамках соборного отдела «О церковной дисциплине» было создано специальное структурное подразделение – IV подотдел. В его задачу входило рассмотрение нескольких вопросов, первым из которых – «О присяге Правительству вообще и бывшему Императору Николаю II-му в частности» [18]. 16 (29) марта 1918 г. в московском епархиальном доме состоялось первое, организационное заседание этого подотдела. Помимо его председателя – протоиерея Д.В. Рождественского и секретаря В.Я. Бахметьева присутствовало ещё 6 человек. Второе (первое рабочее) заседание подотдела проходило 21 марта (3 апреля) 1918 г. На нём присутствовало 10 лиц духовного и мирского званий [19]. Был заслушан написанный ещё 3 октября 1917 г. доклад отделу «О церковной дисциплине» священника Василия Беляева – члена Поместного собора по избранию от Калужской епархии. В нём затрагивались по существу те же проблемы, что и в письме М.Е. Никонова: о присяге и клятвопреступлении православных в феврале-марте 1917 г. Доклад был следующего содержания:

«Революцией вызваны такие явления, которые, оставаясь в плоскости церковно-гражданской, крайне смущают совесть верующих. К таким явлениям в первую очередь нужно отнести присягу на верноподданство бывшему императору Николаю II. Что этот вопрос действительно волнует совесть верующих и ставит в тяжёлое положение пастырей, видно хотя бы из следующих фактов. К пишущему эти строки в первой половине марта месяца [1917 года] обратилась одна из учительниц земских школ с требованием категорического ответа на вопрос, свободна ли она от присяги, данной императору Николаю II. Если не свободна, то просит освободить с тем, чтобы ей была дана возможность с спокойной совестью работать в новой России. В мае месяце пишущий эти строки имел публичный разговор с одним из старообрядцев, который всех православных называл клятвопреступниками за то, что они, не будучи освобождены от присяги императору Николаю II, признали Временное правительство. Наконец, в сентябре месяце автору доклада поступило от одного из священников следующее письмо: «Смею обратиться к вам, как делегату нашей епархии, нельзя ли Вам возбудить вопрос пред членами Собора об освобождении православных верующих от присяги, данной Николаю II при вступлении его на престол, так как истинно верующие в сомнении относительно этого вопроса».
И в самом деле, вопрос о присяге – один из кардинальных вопросов церковной дисциплины, как вопрос совести в связи с практическим осуществлением гражданских прав и обязанностей. От того или иного решения этого вопроса зависит отношение православного христианина к политике, отношение к творцам политики, кто бы они ни были: императоры ли то, президенты ли?.. И является совершенно необходимым для православно-христианского сознания решить вопросы:
1) Допустима ли присяга вообще в верности правителям?
2) Если допустима, то безгранично ли действие присяги?
3) Если действие присяги не безгранично, то в каких случаях и кем верующие должны быть освобождаемы от клятвы?
4) Акт отречения императора Николая II-го – достаточный ли повод для православных считать себя свободными от данной присяги?
5) Сами ли православные, каждый в отдельности, в известных случаях считают себя свободными от присяги, или же требуется авторитет Церкви?
6) Если требуется авторитет Церкви, то не являемся ли мы клятвопреступниками, как сами себя освободившие от обязательств присяги?
7) И если на нас лежит грех клятвопреступничества, то не должно ли Собору свободить совесть верующих?» [20]

(…)

Опубликовано: 28.08.2017 в 17:58

Рубрики: Библиотека, Лента новостей



Пожалуйста, поддержите "Портал-Credo.Ru"!

В сюжете:

  1. МОНИТОРИНГ СМИ: Правсомол у красных стягов
  2. РПЦ МП претендует на два здания Ризоположенского монастыря в Суздале, находящиеся в муниципальной собственности
  3. Власти Кирова установили в городе памятник Дзержинскому, возглавившему в 1918 г. красный террор против «буржуев и попов»
  4. МОНИТОРИНГ СМИ: Соборное отсутствие. Ольга Филина — о том, как в РПЦ МП сложилась вертикаль власти (+показательные сравнения с состоянием дореволюционной Церкви)
  5. «Грех клятвопреступления 1613 года народом русским не раскаян!» — в Москве, Петербурге и Екатеринбурге появятся билборды с призывом покаяться за свержение монархии в России в 1917 г. и рекламой фильма «Ложь Матильды»
  6. МОНИТОРИНГ СМИ: 100 лет без реформ. «В случае социальных проблем в обществе голос Церкви окажется никому не интересен, как и сто лет назад»
  7. МОНИТОРИНГ СМИ: «Креативное общество взяло власть в свои руки и загубило страну». Духовник Путина прочитал в Екатеринбурге лекцию о вреде революций
  8. МОНИТОРИНГ СМИ: Венок на соборную могилу. Кураев о «нежизнеспособности» некоторых решений Поместного Собора 1917-18 гг.
  9. Известный священник-антикультист РПЦ МП возложил вину за нападение на памятник Николаю II в Новосибирске на мэра-коммуниста
  10. Невзирая на требования православных, Путин пообещал Зюганову, что «пока он сидит», оставит тело Ленина в Мавзолее на Красной площади
Главные новости

В Москве задержали главу компании, подозреваемого в хищении и выводе в офшоры 330 млн рублей из бывшего «банка РПЦ»

Совладельца и гендиректора девелоперской группы компаний "Пересвет-Инвест" Олега Пронина задержали в Москве 12 ноября. Его подозревают в мошенническом хищении из ...
Подробнее

МОНИТОРИНГ СМИ: Хоть святых уноси. Епископ Григорий (Лурье) рассказал популярному петербургскому журналу о войне между Москвой и Константинополем

Русский мир придумали в РПЦ? Да, в патриархии в начале нулевых годов, примерно тогда же, когда и социальную концепцию РПЦ. ...
Подробнее

МОНИТОРИНГ СМИ: Православный блокчейн. Помощник председателя ОВЦС МП призывает отказаться от «вертикальной модели» церкового управления

Одна из ключевых концепций русского религиозного сознания — «Москва — Третий Рим» — имеет не количественный, а качественный смысл. Третий ...
Подробнее

Председатель ОВЦС МП заявил, что Патриарх Варфоломей «ушел в раскол», поэтому в Турции будут созданы приходы РПЦ МП

"Сейчас, в ситуации разрыва, у нас не будет иного выхода, кроме как направлять священников Русской православной церкви для пастырского окормления ...
Подробнее

Все архиереи УПЦ МП получили распоряжение митрополита Антония (Паканича) явиться 13 ноября на встречу с Петром Порошенко

Управделами УПЦ МП разослал всем архиереям этой Церкви предписание в обязательном порядке явиться 13 ноября в Киев для встречи с ...
Подробнее

МОНИТОРИНГ СМИ: История отца Гедеона. Кто и зачем подал иск в светский суд против украинской автокефалии?

23 октября 2018 г. Верховный Суд [Украины] открыл производство по иску настоятеля скандально известного храма у фундамента Десятинной Церкви епископа Гедеона. Он ...
Подробнее

МНЕНИЕ: Депутат муниципального района Лосиноостровский г. Москвы НАТАЛЬЯ ФЕДОРОВА: «У нас Патриарх – законодательная власть, оказывается» (о развитии событий в парке Торфянка)

“Credo.Press”:На какой стадии сейчас находится снос самовольных построек представителей РПЦ МП на территории парка Торфянка в Москве? Наталья Федорова:Много лет ...
Подробнее

МОНИТОРИНГ СМИ: Болгарская православная Церковь скрывает миллионы долларов на тайных счетах в российских банках

Расследование, проведенное болгарскими журналистами, поражает масштабами деятельности некоторых епископов БПЦ. Публикуется с сокращениями и редакторскими правками (перевод с болгарского - Илья ...
Подробнее

МЫСЛИ: Антон Коломыцкий. РАЗГУНДЯЙСТВО В ТЕНИ ВАТИКАНА. Мысли о религиозной жизни Беларуси в преддверии украинской автокефалии. Часть вторая

Начало – ЗДЕСЬ…   «Око государево» в религиозных делах   «Господь нам сказал: “Будьте здесь. Здесь ваше счастье”. И я ...
Подробнее

Президент Украины подписал закон о передаче под ставропигию Константинопольского патриархата Андреевского храма Киева

Президент Украины Петр Порошенко подписал одобренный Верховной Радой законопроект, предусматривающий передачу Андреевской церкви в Киеве в пользование Константинопольскому патриархату для ...
Подробнее