БИБЛИОГРАФИЯ: Дмитрий Саввин. ПРЕВЫШЕ ВСЕГО. Роман о церковной, нецерковной и антицерковной жизни. – М., Эксмо, 2017. – 672 с. — ISBN: 978-5-699-95139-0 — Credo.Press

БИБЛИОГРАФИЯ: Дмитрий Саввин. ПРЕВЫШЕ ВСЕГО. Роман о церковной, нецерковной и антицерковной жизни.М., Эксмо, 2017. – 672 с. - ISBN: 978-5-699-95139-0

С некоторым опозданием из печати выходит книга Дмитрия Саввина «Превыше всего. Роман о церковной, нецерковной и антицерковной жизни», которая имеет все шансы не только стать одним из бестселлеров отечественной литературы 2017 года, но и «более долгоиграющим фактором», влияющим на общественную оценку деятельности Русской Православной Церкви Московского патриархата, крупнейшей конфессии в РФ.

Автор, до сих пор был более известен как политик, публицист и видеоблогер. По его собственному признанию, решение писать роман появилось около 10 лет назад, после штатной работы в одном из восточно-сибирских епархиальных управлений Московской патриархии. Но окончательным стимулом создания книги стала вынужденная эмиграция из России после обысков ФСБ в 2014 году. Работа над текстом заняла около двух лет. В итоге читатель может познакомиться с талантливым нарративом, отражающим итоги мировоззренческих поисков автора, который подчеркивает, что все герои романа имеют реальные прототипы, а сюжет «основан на реальных событиях».

На страницах романа представлена широкая картина «возрождения церковной жизни» начала XXI века в одной из отделённых сибирских епархий с вымышленным названием. Город Мангазейск (название, впрочем, навивает некоторые забайкальские ассоциации) и одноименную епархию населяют обычные люди, в священном сане и без него, в которых российский читатель, даже незнакомый с обстоятельствами реальных событий, описываемых в книге, без труда узнает своё окружение, настолько сцены и конфликты романа архетипичны для нашего времени.

Особый интерес современников должен вызвать тот факт, что большинство главных героев романа – священники. Несмотря на обилие религиозной литературы и книг о религии, доступных на русском языке, сегодня найдется совсем немного произведений, главными героями которых являются клирики. Пожалуй, на ум приходит только «романическая хроника» «Соборяне» Николая Лескова, в которой автор пытался противопоставить зловещим нигилистам положительные образы священника Савелия Туберозова и диакона Ахиллы Десницына. Однако эти образы сегодня выглядят не более как археологические экспонаты.

Ещё 30 лет назад человек в рясе на улицах российских городов выглядел притягивающей внимание редкостью, сегодня это одна из массовых и по-своему престижных профессий в стране – общее число клириков в России приближается к 40 тысячам человек. В книге можно познакомиться с реальной жизнью пастырей, в том числе той, что обычно скрыта от прихожан алтарными перегородками и тайной личной жизни. Кто-то из этих пастырей стал православным, обретя истинную веру, кто-то пытается выжить в непростые 90-е, а кто-то решил пройти по ступеням церковной карьеры, которая стала для многих постсоветских людей социальным лифтом в постперестроечные годы. Нужно отметить, что негативных героев в книге практически нет. Наиболее отталкивающим персонажем на протяжении всего романа остается епархиальный секретарь, отец Василий (потом – в монашестве - Кассиан) Васильев, церковный делец, нарушитель всяческих обетов и, по совместительству, осведомитель ФСБ. Автор не страдает морализаторством и не конструирует образ «правильного православного священника». Он, подобно исследователю, подробно и с максимальной психологической точностью описывает типажи людей, в которых, как я и говорил, мы с удивлением или удовлетворением узнаём самих себя.

Лично мне трудно не удержаться от цитирования текста романа, где персонаж практически копирует слова руководителя одного из епархиальных отделов Санкт-Петербургской митрополии РПЦ МП. По одной из сюжетных линий священник, проводящий миссионерскую работу в военном госпитале, беседует с солдатами: «…Так вот, нужно понимать: время сейчас непростое. Тяжелое, прямо сказать, время. Страны блока НАТО продолжают свое продвижение на восток. В настоящее время уже принято принципиальное решение о развертывании системы ПРО, направленной на подавление нашего ядерного оружия. В этих условиях необходимо сохранять и крепить боеготовность наших вооруженных сил. Здесь, в восточной Сибири, ситуация также остается непростой. На протяжении многих лет Китай готовится к вооруженному вторжению на нашу территорию. Не секрет, что территорию Мангазейской области китайцы на своих картах закрашивают в свои цвета. Напряженной также остается обстановка и в соседних регионах. Со времен вооруженных столкновений на Даманском, а также на Жаланашколе, ничего не изменилось. Принципиально не изменилось, - поправился Ревокатов, вспомнивший о том, что с тех пор прошло уже больше тридцати лет, а Жаланашколь и вовсе остался в теперь уже независимом Казахстане.

Дежурный офицер слушал с явным удовлетворением. Штампованные фразы, стандартные для арсенала всякого замполита старой школы, одна за другой вылетали изо рта отца Владимира, лаская суровую советско-офицерскую душу. На солдат они тоже действовали успокаивающе, причем в буквальном смысле: многие из них, интуитивно распознав привычную словесную жвачку, коей их регулярно угощали на службе, начали потихоньку дремать».

Реальные образцы таких, с позволения сказать, «проповедей» можно регулярно наблюдать на многочисленных официозных ресурсах Московской патриархии.

Руководит процессом церковного возрождения в Мангазейске назначенный из Москвы епископ Евсевий (имя на 80 процентов совпадает с прототипом), бывший настоятель крупного монастыря в центральной России. Символом возрождения веры в Мангазейске, а заодно пропуском на перевод в более престижную епархию, по мысли Евсевия, должно стать строительство кафедрального собора в областном центре, «второго по величине после храма Христа Спасителя». Именно вокруг строительства собора формируется сюжетная нить романа. Строительство порождает огромное количество неудобств и трудностей для героев. Но они смиренно их несут, ведь послужить Святой Церкви - величайшее благо для христиан. Катарсисом должны стать надежды, связанные с завершением строительства, которое привнесёт серьезные изменения как в духовную, так и в материальную жизни героев. Ход событий требует от них принятия многообразных решений, преодоления нравственных и житейских развилок, итог которых в 90 процентах случаев приводит к одному результату: потере веры и уходу из Церкви. Выживают сильнейшие. То есть циники, конформисты и расчетливые атеисты. При этом жертвователи на храм по своим качествам недалеко отстоят от просящих «на храм» попов:

«- Скажите, Владыка, а нет ли там у вас еще какого ордена, ну или еще чего-нибудь в этом роде… Ну, или чтобы таким же, если надо будет, наградить еще кого?

- Ну, другие ордена, конечно, есть… - немного смущенно ответил Евсевий, - Но награждают ими за определенные заслуги. Вот вы, например, храм построили. Кто-то помогает сейчас в строительстве кафедрального собора…

- Так это вообще не вопрос! – с готовностью и горячностью прошипел Котлярский, - Владыка, мы же люди взрослые, деловые! Вы скажите: сколько?

- Ну, ордена не продаются, а вручаются…

- Да это все понятно! Пожертвования там… Благотворительность?

- Ну, миллионов шесть где-то…

- А чего? Нормально! – весело сказал Котлярский, - По-божески! – и тут он даже засмеялся».

Страница за страницей разворачивается действия романа. На смену ушедшим из повествования персонажам появляются неофиты. Стены собора растут вверх, вместе с авторитетом и самомнением епископа. Счастливым итогом стройки должен стать визит патриарха с торжественным освящением храма и раздачей наград, но огромную церковь так и не успевают закончить к согласованному сроку. Не хватает ни денег, ни сил. В результате финалом романа становится даже не торжество инфернальной клерикальной справедливости, а банальный облом, при котором вместо патриарха на освящение недостроенного собора приезжает митрополит Кирилл, а оценкой титанического труда и лишений участников строительства становится недовольство митрополичьего протодиакона, для которого служба в пыльном недостроенном храме всего лишь досадная задержка на пути к креветкам в любимом ресторане Сингапура, а епархиальное духовенство и немногочисленные прихожане - жалкая массовка глупцов, не стоящих даже разговора.

Интересно, что за последние два года, когда писалась книга, появились материалы, которые можно назвать «расширенными комментариями» к роману. Это книга Марии Кикоть «Исповедь бывшей послушницы» или контент совсем еще свежего интернет-проекта «Ахилла». Все это подтверждает, что сюжеты и типажи романа архетипичны для церковной жизни. Современная РПЦ МП оказалась неготовой, а скорее, неприспособленной ко «второму Крещению Руси», как она сама окрестила собственную деятельность за последние 25 лет. В реальности, даже если «второе крещение» можно назвать состоявшимся, воцерковление Руси эффектно и эффективно подменили созданием огромного бизнес-проекта с привлечением финансовых преференций от государства. А люди, которые восприняли идеи о «втором крещении Руси» всерьез, оказались серьезно пострадавшими, понеся материальные, но, главным образом, нравственные потери. Неудивительно, что сегодня 30 % людей, называющих себя православными, говорят, что «Бога нет», и только около 2-5 % населения Российской Федерации хотя бы раз в году участвуют в Евхаристии в храмах РПЦ МП.
Этим так называемым «воцерковленным людям» читать роман будет особенно интересно, потому что автор говорит с ними на одном языке и живописует до боли знакомые им картины приходской и епархиальной жизни. Но не менее интересное чтение ждет и остальные 80 % номинально православных российских граждан. Фактически книга показывает процесс того, как вместо Поместной Церкви все мы получили департамент администрации президента по делам Русской Православной Церкви.
И вот на каком важном факте стоит еще остановиться. Автор, в отличие, например, от Марии Кикоть, не делает радикальных выводов о вреде и ложности Православия как вероисповедания. Повторюсь, дидактики в романе вовсе нет. Но представленная деконструкция процесса «укрепления веры и торжества Православия», а фактически - строительства очередного собора, в итоге оборачивается возведением Вавилонской башни. Мы становимся свидетелями нарастающей богооставленности причастных к «делу» людей, осознаём тупиковость вектора церковного строительства Московской патриархии, которое достигло своего апогея после провозглашения Патриархом Кирилла (Гундяева). Более того, данный модус уже приводит к разочарованию людей в наличной церковной жизни, к утрате веры и реальной дехристианизации России. С той лишь разницей, что она проходит не под давлением советских репрессий, как в XX веке, а добровольно.

Видит ли это автор? Конечно же, да. Именно осознание пагубности для Церкви и христиан такого пути он пытается донести до читателей. При этом не предвосхищая события и не навязывая им собственных выводов. Но не заметить их по прочтении книги становится невозможным.

Замечательный писатель и христианский мыслитель Гилберт Кийт Честертон, чуть более 100 лет назад начал публикацию всемирно известных в настоящее время детективных рассказов о католическом священнике Дж. Брауне - самодеятельном сыщике, расследовавшем преступления, свидетелем которых он становился. Одной из причин, побудивших Честертона к созданию цикла, стали собственные религиозные поиски, завершившиеся сознательным присоединением к Римско-Католической Церкви, а рассказы вошли в число наиболее заметных апологетических книг столь безрелигиозного XX века. При погребении писателя Папа Римский Пий XI назвал его «защитником веры». Остается надеяться, что искренний читатель, а тем более искренний христианин вполне сможет наградить таким эпитетом и Дмитрия Саввина. Впрочем, подобно ему, я не буду предвосхищать события, а только посоветую прочитать и оценить роман всем желающим самостоятельно.

Протоиерей Алексий Лебедев,
для «Портала-Credo.Ru»



Пожалуйста, поддержите "Портал-Credo.Ru"!

Всего комментариев: 0

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.

В сюжете:

Главные новости

Московская патриархия официально признала, что Кирилл привился от коронавируса (предположительно - ковиваком)

Патриарх Кирилл (Гундяев) в марте сделал двухкомпонентную прививку от коронавируса "одной из российских вакцин" и чувствует себя после вакцинации хорошо, сообщил ...
Подробнее

Синод РПЦ МП разделил Московскую епархию на 5 частей и произвел назначения и перемещения архиереев

Заседающий в московском Даниловом монастыре 13 апреля Священный Синод РПЦ МП решил разделить Московскую (областную) епархию на пять частей, преобразовав ...
Подробнее

ДОКУМЕНТ: "В Российской Церкви до сих пор не дана должная оценка неправому учению об Имени Божьем". Письмо санкт-петербургского прихода РПАЦ Суздальскому митрополиту Феодору

Орфография и особенности оформления оригинала сохранены Высокопреосвященнейший Владыко Феодор! Мы, члены Санкт-Петербургского прихода во имя святой преподобномученицы Марии Гатчинской, при ...
Подробнее

Телеканал «Спас» официально извинился перед протоиереем Алексием Уминским за оскорбления и клевету в эфире

Представители телеканала «Спас» извинились 12 апреля перед настоятелем московского храма РПЦ МП во имя Святой Троицы в Хохлах протоиереем Алексием ...
Подробнее

На телеканале РПЦ МП потребовали привлечь к уголовной ответственности о. Алексия Уминского за «симпатии к Навальному»

На телеканале РПЦ МП «Спас» жестко осудили 10 апреля выступление популярного московского протоиерея той же Церкви Алексия Уминского, настоятеля храма ...
Подробнее

45-летнего настоятеля монастыря РПЦ МП разыскивают в Костромской области

45-летнего игумена Андрея (Козлова) разыскивают в Костромской области, пишет 12 апреля портал «K1NEWS». Сообщается, что настоятель Свято-Предтеченского Иаково-Железноборовского мужского монастыря, ...
Подробнее

МЫСЛИ: Александр Зорин. СВЕТЛОЕ БУДУЩЕЕ ВМЕСТО ЦАРСТВИЯ БОЖИЯ: Бабель как свидетель кризиса иудаизма в России перед революцией. Часть вторая

Часть первая — ЗДЕСЬ… Положение еврейского студенчества в Российской империи начала ХХ века подробно освещено в документах университетов – Московского, ...
Подробнее

МЫСЛИ: Петр С-в. ТЕМНИЦА, ИЛИ О НАШЕМ ЭКСТРЕМИЗМЕ. Российский центр “Э” еще не выявил смыслы Недели четвертой Великого поста...

Накануне празднования памяти святого отца монашествующих Иоанна, написавшего прекрасную книгу о деятельном восхождении - "Лествицу", позволю себе обратить внимание на ...
Подробнее

Коронавирус унес жизни предстоятеля и иерархов греческого Синода митрополита Ангела (Анастасиу)

Председатель Священного митрополичьего Синода отеческого календаря ИПЦ Греции митрополит Авлонский и Виотийский Ангел (Анастасиу) скончался 7 апреля, на праздник Благовещения ...
Подробнее

Основатель Кестонского института каноник Майкл Бурдо скончался на 88-м году жизни

Основатель Кестонского института, занимающегося исследованиями религии в России, англиканский каноник Майкл Бурдо скончался 29 марта на 88-м году жизни, сообщает ...
Подробнее