МЯТЛЕВСКИЕ ЧТЕНИЯ: Наталья Горшенкова. Обсессивно-компульсивное расстройство: что и зачем нужно знать о нем православному человеку. Доклад на VI Мятлевских чтениях — Credo.Press

МЯТЛЕВСКИЕ ЧТЕНИЯ: Наталья Горшенкова. Обсессивно-компульсивное расстройство: что и зачем нужно знать о нем православному человеку. Доклад на VI Мятлевских чтениях

Я бы сегодня хотела продолжить свою серию сообщений о психопатологиях. На этот раз я буду говорить об обсессивно-компульсивном расстройстве. В прошлый раз мы говорили о депрессии, о том, что это за недуг, что с этим можно делать, как он влияет на духовную жизнь и почему важно с ним бороться.

Сегодня у нас обсессивно-компульсивное расстройство. В России больше принято называть это термином «невроз навязчивых состояний». Но международная практика называет это так. Сокращенно я буду называть это ОКР.

Почему именно ОКР я выбрала для доклада? На самом деле это одно из самых часто встречающихся психических расстройств, в котором присутствует очень сильная тревога. Оно проявляется в том, что человек начинает создавать для себя очень сложную систему повторяющихся ритуалов. Он начинает создавать такие практики, которые якобы защищают его от чего-то плохого. Безусловно, понятно, что любая религия здесь, не только христианство, а любая развитая религиозная система тоже включает в себя большое количество ритуалов, каких-то повторяющихся действий. И тут на самом деле очень тонкая грань, почему я и говорю о необходимости изучения того, что есть психическое расстройство, чтобы не перепутать его с духовной жизнью. Потому что и депрессия часто принимается за какое-то духовное состояние. Точно так же ОКР может приниматься за норму религиозную, хотя, безусловно, разница есть. Я постараюсь ее осветить.

Безусловно, Святые отцы в своих аскетических писаниях дают нам инструкцию по технике безопасности, как я это обычно называю. Но сегодня об этом я говорить не буду. О духовном пусть говорят духовные. А я постараюсь с мирской точки зрения посмотреть на это. Потому что и Священное Предание, и Писание нам говорят о том, что лечиться у врача хорошо. Ибо Господь создал врача. Не стоит пренебрегать лечением, если оно есть.

Еще одной причиной неразличения духовного и психического является то, что в нашей стране, как, впрочем, и во всем мире, сложилась не очень хорошая ситуация с информированностью населения о психопатологиях. У нас в стране дела обстоят особенно печально: преобладают какие-то фантазии на эту тему, которые СМИ распространяют, какие-то исторические предания; ну и карательный опыт советской психиатрии накладывает свой отпечаток. Люди до сих пор не хотят идти на прием к психиатру из-за боязни, что и поставят на учет в психоневрологическом диспансере и это помешает им в жизни и работе. А частная психиатрическая практика без постановки на учет у нас очень мало распространена, почти никто о ней не знает, да и стоит она немало.

Третья причина, по которой я хочу говорить на эту тему, – это то, что все психические расстройства в нашем обществе стигматизированы. То есть об этом стыдно говорить. В этом стыдно признаваться не только перед другими, но и перед самим собой. У нас принято до последнего делать вид, что все нормально, все под контролем. И в обществе про людей, страдающих подобными недугами, обычно принято говорить, что это все ерунда, «иди поработай, все пройдет».

И вот что я могу сказать в связи с этим исходя из своего опыта прохождения через депрессивный эпизод: несмотря на то что я была достаточно продвинутой в области психологии и знала симптомы депрессии (я изучала психологию в институте, проходила личную психотерапию, а также сама занималась психологическим консультированием), но когда мне самой пришлось пережить явный депрессивный эпизод, я поняла, что никакие слова этого состояния не передают. Можно сколько угодно об этом говорить, но когда ты реально это переживаешь… Мне повезло, потому что я могла сама себя анализировать, я достаточно сохранной была, я быстро диагностировала именно депрессию. И сразу предприняла соответствующие меры. Так вот, я хочу донести до всех, что то страдание, которое человек испытывает и описывает, просто надо принять на веру. Это действительно очень страшно и очень больно. И обесценивать его ни в коем случае нельзя.

Что же такое обсессивно-компульсивное расстройство легкое? Это расстройство систем мышления и поведения. ОКР вызывает у подверженных ему людей симптомы сильных парализующих тревог. ОКР включает в себя две части: обсессию и компульсию. Обсессия – навязчивые мысли, одержимость; компульсия – принуждение себя к чему-то, повторяющиеся действия, которые направлены на то, чтобы защититься от навязчивых мыслей. То есть навязчивые мысли и навязчивые действия.

Данные о том, сколько людей подвержено этому недугу, очень разнятся, поэтому я не буду приводить никакие цифры. Диагностика весьма затруднена. Данные есть по США. Я в докладе использую как раз информацию с американских сайтов, потому что там и психотерапия, и психиатрия в гораздо лучшем состоянии находятся. Они гораздо дальше продвинулись и больше проводят исследований. Помимо этого еще какие-то цифры есть. По России, я думаю, ситуация такая же, как в Штатах и Европе.

Какие же это могут быть навязчивые мысли? Ну, например, мысли о том, что я могу причинить вред любимому человеку какими-то своими действиями. Очень часто выделяют религиозное ОКР – это когда человек постоянно боится, что у него навязчивые богохульные мысли возникают. И он боится быть наказанным за эти свои грехи, за свои мысли, пытается как-то защититься. Он начинает читать молитву. В общем, мы и призваны для того, чтобы постоянно молиться. Но где эта грань, как понять, где молитва, а где компульсия? А эта грань как бы есть.

Безусловно, такое поведение – обсессивно-компульсивное – занимает значительную часть времени. Хотя со стороны такая борьба может быть и незаметна. Есть самые хрестоматийные примеры. Например, человек очень часто моет руки. Это во многих фильмах о психических больных показано. Это, безусловно, ОКР. Но многие такие действия происходят внутри человека. Мы их даже никогда не видим. Чтобы понять, что такое ОКР, можно представить, что ваш ум застрял на какой-то определенной мысли, на каком-то образе. Снова и снова эта мысль проигрывается в уме. Вы что-то делаете с этим, а эта мысль все равно повторяется. Она нарастает как лавина. Приходит очень интенсивное чувство тревоги.

Тревога – это такая система, оповещающая нас о том, что мы находимся в состоянии опасности. Мы – это чисто телесная реакция, физиологическая, и духовная. А тревога говорит живому существу, что оно в опасности. Тогда надо что-то предпринять: борьба или бегство? Ты должен с этим что-то сделать, когда ты в опасности. Сейчас еще выделяют фриз. Это прикинуться трупом, что называется. А так – напасть или убежать.

В результате в кровь выделяется целый гормональный коктейль, в частности адреналин, чтобы человек мог либо более эффективно нападать, либо быстрее бежать. Конечно, если у нас такая тревожность, она постепенно становится постоянным фоном. Этот гормональный коктейль вырабатывается все время и присутствует в организме. А мы никуда не бежим, ни на кого не нападаем, а замораживаем, останавливаем в себе любое действие. Почему так эффективны, как владыка Михаил говорил, физический труд и занятия спортом? Потому что это действие. Во время занятия спортом адреналин перерабатывается. От этих гормонов, необходимых нам для действия, организм очищается. То есть физические упражнения, безусловно, полезны.

В последние годы во всем мире видна тенденция к увеличению тревожных расстройств, в том числе и ОКР. Это связано не только с тем, что научились диагностировать такие состояния, но и с общим фоном, на котором происходит наша жизнь. Раньше, где-то в Средневековье, таких именно расстройств не было. Во-первых, потому, что средняя продолжительность жизни составляла 35 лет и была очень большая смертность. И младенцы умирали, и молодые люди умирали, огромные количества эпидемий, войны уносили жизни, очень тяжелый физический труд. Как говорят, на войне никаких психологических расстройств не бывает. Сейчас продолжительность жизни увеличилась, медицина все больше развивается. Сейчас люди выживают в большем количестве случаев, нежели раньше.

Второй причиной является то, что на нас сейчас свалился огромный поток информации. Раньше такого количества информации человеку не приходилось перерабатывать. Причем эта информация на нас наваливается всеми потоками. Телевидение, интернет – сейчас же нет проблем с информацией. Раньше была проблема с тем, чтобы найти информацию, а сейчас есть большая проблема с тем, чтобы из этой горы мусора извлечь какие-то крупицы полезного. Мы тоже к этому не приспособлены. Это уникальная ситуация.

Кроме того, больше стало людей вокруг. Мы реагируем на каждого человека и на каждый предмет, который в поле нашего зрения появляется. Мы все равно с ним устанавливаем некую связь. Организм на самом деле испытывает стресс. Есть объекты, за которыми надо как-то следить. Какая-то связь с ними просто заставляет организм переутомляться.

Еще одна причина увеличения тревожных расстройств: мы сейчас оказываемся в ситуации большой неопределенности. Раньше такого не было: человек рождался в семье, где за него уже были сделаны многие выборы. Во-первых, это выбор социального класса, к которому относилась семья. Ты родился в определенной семье. Жизнь твоя и какие-то функции уже предопределены. Ты ничего не выбираешь. Ты делаешь то, что должен. А переходы с одного социального уровня в другой были редки. Это были уникальные случаи. Во-вторых, брак. Супруга когда-то выбирали родители. Брак был не по любви. Это в романах такое было. А в основном брак заключался по расчету родителей. Тут тоже никто особо ничего не выбирал. И вообще было много установлений. На все случаи жизни были определенные правила – надо действовать так. Сейчас человек находится в совершенно другом обществе. Он в состоянии полнейшей неопределенности и очень быстро меняющегося мира. Безусловно, все это может вызывать тревогу.

То есть тревога – это понятное состояние организма. Просто она у нас сейчас чрезмерная. Причем эта тревога, ощущаемая нами, совершенно реальная. Мы привыкли доверять чувствам. Хотя Святые отцы нас учат, что чувствам доверять нельзя. Доверять надо Богу и Церкви, а чувствам своим не очень. Современная психология вопреки Святым отцам по-своему определяет. Она говорит, что чувства не могут лгать, не может быть, что чувства лгут. Чувства, безусловно, могут лгать. Тревога действительно кажется нам интенсивной во время такого приступа. Она реальна и правдива, но на самом деле ее нет. Опасность отсутствует. То есть на самом деле наши чувства нас обманывают.

Почему так происходит? Потому что система внутреннего оповещения об опасности просто дает сбой, она просто сломана. В случае ОКР она, например, сломана. Сигнал тревоги, как пожарная сигнализация, срабатывает. Пожара нет, а сигнализация срабатывает. Причины ученые исследуют, почему именно ОКР. Но точных сведений нет. Есть несколько точных факторов, которые влияют на показатели томографии головного мозга. Хотя, например, у пациентов с ОКР и у людей без ОКР видны различия на томограмме.

Точно так же влияет семья. Причем влияет не столько воспитание, сколько наследственность. Проводились исследования близнецов, и они выявили влияние наследственных факторов. Еще выделяют конкретную группу генов, которые также встречается с гораздо большей вероятностью у людей, которые ОКР подвержены. Можно еще много перечислять, но не буду.

Еще скажу, что есть аутоиммунные расстройства у детей, которые сопровождаются ОКР. Это происходит на фоне стафилококковых инфекций. Очень внезапно они могут дать именно такое осложнение. Это всегда очень заметно, потому что это всегда внезапно. Обычно ОКР возникает как симптом, который становится все заметней и заметней. А при аутоиммунных расстройствах буквально вчера ничего не было, а сегодня это в полный рост.

Какой из этого всего можно сделать вывод – о том, что не только душа влияет на тело, но и тело на душу, на ту часть, которая связана с телом! Головной мозг генерит внутри себя такие совершенно катастрофические картины.

На самом деле у четырех из пяти людей навязчивые мысли возникают на протяжении жизни. Но с ними благополучно справляются. Но у одного человека из пятидесяти (от 1 до 3 процентов в популяции, точнее) эти мысли приобретают характер невыносимости. То есть это невозможно переносить. Это тяжелейшие страдания. Поскольку у каждого из нас есть навязчивые мысли, мы можем не обращать внимания на жалобы родственников или знакомых. Мы говорим: ничего страшного. Это так же как при депрессии. Когда объяснить другому человеку свое состояние очень сложно. Но что хорошо: это излечимо. Может быть, не на сто процентов, но значительное облегчение состояния возможно.

Приведу, наверное, несколько примеров, как ОКР проявляется. Какие навязчивые мысли бывают. Это боязнь всякого заражения: микробов, ВИЧ, герпеса, экологических загрязнений, бытовой химии, страх того, что я потеряю контроль над собой, страх подействовать как-то импульсивно и причинить вред себе, страх причинить вред другим, страх, что за мои действия или мои кощунственные мысли Господь накажет близкого мне человека. И человек всегда чувствует себя ответственным за то, что случается с ним или с другими. Если что-то идет не так, он считает, что это он виноват. Хотя может казаться, что есть явная связь: я что-то ужасное сделал, и тут мой близкий человек пострадал. Так вот: тут мы нарушаем Божью заповедь о том, что не судите и не судимы будете. Эту заповедь Господь ко всем обратил. То есть откуда вы знаете суды Божьи? Это вообще гордыня считать, что для того, чтобы меня вразумить, Господь другого человека наказал. Это надо о себе очень хорошего мнения быть. Но человек в таком состоянии таким критическим мышлением не обладает.

Есть еще страх, что что-то украдут. Или страх, что я упаду. То есть человек постоянно ощущает страх, что что-то случится. Есть страх, что я забуду какую-то важную информацию. Еще бывает такое, что я забыл выключить утюг. Все суеверия – тоже проявления ОКР: есть, например, счастливые числа, надо обязательно что-то сделать три раза. У христиан обязательно найдется оправдание, «почему я так делаю». Или постоянная мойка и чистка. Тут вопрос в мере. Понятно, что любой человек моет руки, убирает квартиру. Но, как у нас всегда владыка Григорий говорит, тут главное – без маразма. Это хороший критерий, потому что когда эта мойка и чистка доставляет человеку мучения, это очень важный признак ОКР, человек в этом состоянии очень мучается как от этих мыслей, так и от этих действий. Они призваны нейтрализовать эти мысли.

Допустим, у человека возникает какая-то богохульная мысль, он начинает молиться, чтобы она исчезла. Это как не думать о белой обезьяне. Тут начинается замкнутый круг. Эти мысли образуют замкнутый круг. Молитву прочитать – когда-то помогает, но это уже вовсе не молитва. Есть молитва, а есть навязчивая идея. Это все важно различать. Чрезмерно, например, желание предотвратить все контакты с источниками всякого заражения. Есть еще орторексия, такое новое заболевание. Это когда люди очень озабочены качеством еды. Они не могут что-то купить в супермаркете, пока не прочитают всю этикетку и не проверят, нет ли там какого-то вредного продукта. Это все доставляет нам много беспокойства.

Еще есть повторяющиеся действия, например, когда ты несколько раз дверь потрогаешь, когда выходишь. Есть специальные приложения, которые с утюгами интегрируются, проверяют, выключен ли утюг. На самом деле жизнь адская. Занятие борьбой с этими мыслями, этими очистительными процедурами, начинает занимать катастрофическое время. Человек не может нормально работать, не может нормально общаться, он не общается с друзьями, он не занимается никакой деятельностью, он постоянно находится в этом.

ОКР может начаться в любом возрасте. Этот дебют происходит с 8 до 12 лет или уже около 30 лет. Что сейчас предлагается для лечения ОКР? Во-первых, надо правильно диагностировать ОКР. Оно очень похоже по некоторым признакам на шизофрению, другие заболевания. Диагноз ОКР может поставить только квалифицированный специалист. Никаким самолечением, никакой самодиагностикой тут заниматься не надо. У нас очень большая проблема, чтобы найти хорошего специалиста, но здесь нужно потрудиться. Если нам нужен какой-то хирург, нам нужна операция, мы ищем по знакомым. А этот врач называется психиатр или клинический психолог. Никакой простой психолог, которых сейчас множество, этот диагноз поставить не может. Надо искать врача. Врач проведет определенный тест, тогда он может поставить диагноз, назначить лечение.

Какое есть лечение стандартное? Тут все очень похоже на депрессию. Стандартное лечение – это совмещение медикаментов и психотерапии. Очень хорошо показывают себя антидепрессанты. Особенно серотонинового ряда в этом случае. Этот ряд антидепрессантов в 65% случаев, как я читала, дает серьезно заметное улучшение состояния. Но не все виды психотерапии подходят. При ОКР, как сейчас считается, совершенно не подходит психоанализ. Подходят другие виды терапии. Особенно хороший эффект дает одна из разновидностей когнитивно-поведенческой терапии – по-английски ERP (Exposure and Response Prevention) Therapy), по-русски «техника конфронтации с подавлением тревожной реакции». Это когда человека врач готовит к тому, что он со своим страхом встретится.

Приведу такой пример. Когда есть боязнь высоты, с человеком поднимаются сначала на балкон первого этажа, он смотрит вниз. Возможно, даже здесь он испытывает страх, навязчивые мысли и желание эти мысли «обезвредить», например читая молитву. Врач стоит с пациентом до тех пор, пока пациент не сможет смотреть в открытое пространство без навязчивого повторения молитвы. Это может продолжаться час и два. На следующем сеансе или через несколько сеансов переходят на второй этаж, и так далее, пока человек не сможет нормально стоять. Конечно, нужен квалифицированный специалист.

А что можно сделать для себя самого, для своего близкого самостоятельно? Если это случилось с вашим близким, ни в коем случае нельзя обесценивать его страданий. В отношении себя не нужно тоже говорить: я потерплю. Господь нам заповедовал: возлюби близкого своего, как самого себя. О себе тоже надо позаботиться. Не надо обесценивать и свои страдания, а надо искать специалиста.

Когда голова занята ОКР, человеку не до духовной жизни. Ведь ОКР – это такое заболевание, как, впрочем, и любое другое психическое заболевание, которое, как костер, все горящее, использует для поддержания пламени. Поэтому все, что в религиозной жизни может как-то способствовать усилению ОКР, ОКР будет использовать. Поэтому тут и забота о собственной душе должна быть такая, чтобы к доктору идти.

Стандартная рекомендация – это сон, нормальный сон. При расстройствах сна обязательно надо обращаться к специалисту. Должна быть сбалансированная диета. Это и просто нормальное, здоровое питание. Никаких специальных вещей, экзотических продуктов не надо. Нужно просто нормально питаться, не есть фастфуд.

Нужна зарядка, хотя бы 10 минут. Конечно, врачи говорят, что хорошо использовать медитацию. Она должна быть ежедневной: 15 минут утром и 15 минут вечером. Для православного человека про медитацию можно не говорить, но практика молитвы Иисусовой, безусловно, должна быть. Она используется, конечно, не для излечения ОКР, но у нее есть такой приятный побочный эффект. Она терапевтичная даже в таком плане.

Надо ходить гулять, обязательно выполнять физическую работу, заниматься спортом. Почему надо ходить гулять? Потому что тогда мы выходим на открытое пространство (для сельской местности это не так актуально, а для городских жителей очень актуально). Мы живем в своих квартирах, наше мышление сужается. Когда мы выходим на открытое пространство, горизонт расширяется, это тоже на психику оказывает влияние.

Творческое самовыражение должно присутствовать. Что-то надо создавать. Помогает то, что человек не оценивает результаты своего труда, своего творчества. А то может начаться: это не то, это не так, то, что я создал, ужасно, сравнение с какими-то эталонными образцами – надо от этого избавляться. Тут важен не результат, а сам процесс создания хоть какой-то ценности. У нас в обществе культура такова, что мы больше говорим о разрушении. Мы видим больше примеров разрушения, нежели созидания. Вот почему мне очень понравился предыдущий доклад. Это опыт созидания. Как мы видим, все равно пришли те, кто разрушил, но, слава Богу, у нас есть те, кто созидает. Поэтому надо созидать. Я, например, цветочки выращиваю. Это тоже такое творчество. Поэтому дай Бог всем здоровья.

Обсуждение

Слушатель:

У меня вопрос: как все же отличить норму и патологию?

Наталья Горшенкова:

– Есть различия, которые помогают определить, в каком состоянии находится человек. Если у человека просто навязчивые мысли, а не ОКР, то он может обойтись без «нейтрализующих» действий. Например, человек боится выйти из дому без паспорта. Он думает, что его не опознают в случае, если с ним что-то случится. Человек с ОКР действительно не сможет выйти за дверь без паспорта, а обычный человек, даже если у него возникла такая мысль, выйдет на улицу спокойно. Если у человека ОКР – это ему мешает жить. Это болезненно и мучительно. И эти действия навязчивые, которые он должен предпринять.

Вообще, какими бы ужасными ни казались нам иногда наши мысли, надо понимать, что эти мысли возникают оттого, что наш мозг исследует мир, задает этому миру разные вопросы. Смотрит на него с разных сторон: в эту сторону, в эту сторону и в эту сторону. И мы это как-то по-детски делаем, озабоченности нет, а есть просто свойство мозга в разные стороны смотреть. С точки зрения аскетики рекомендация простая: не обращать на эти мысли внимания. Но человек с ОКР просто так этого сделать не может. Хотя он был бы очень рад их прекратить.

Слушатель:

– То есть мучительность состояния является критерием?

Наталья Горшенкова:

– Да, можно так сказать.

Слушатель:

– Много раз звучали слова: «мешает голова», «мешает мозг». Еще необоснованные страхи, которые порождают их, влияют на головной мозг. То, что происходит сейчас, момент существования, уничтожается, как было сказано. Но жизнь не протекает так, как должна. Человек не общается. Он пытается занять время этими действиями, чтобы как-то жить, как-то успокоиться. Удивительно, что совсем случайно попалась мне в руки книга одна, может быть, знаете, автор Экхарт Толле. Именно с этого и начинается книга, что он проснулся ночью и не в силах больше жить из-за этого страха. И потом он совсем спокойно начал исследовать его. Я понял, что вначале очень небольшая задача ставится: чтобы свой мозг от себя отставить в сторону. Нужно сказать себе, что я – это не он, что мешает мне жить. Значит, я правильно вас понял.

Наталья Горшенкова:

– Да. Надо отделить себя от неправильно срабатывающей пожарной сигнализация в головном мозге.

В некоторых ситуациях излечение может не наступить никогда. Но серьезное облегчение состояния возможно. Что неправильного в навязчивых действиях? С их помощью пытаются найти успокоение в период тревоги. Тут не надо искать успокоения. Нужно просто спокойно быть в этой неопределенности. В этой тревоге надо попробовать быть. Решение нужно предоставить Божьей воле. Это и есть доверие Богу. Все, что случается, случается по воле Божьей. Бог желает спастись каждому человеку. И это как скала посреди бушующего океана. Не надо пытаться его остановить, надо просто стоять.

Слушатель:

– Надо еще понять, что то, что тревожит, не реально, а это навязчивые страхи. То, что может произойти, еще не случилось, а уже занимает жизненную энергию. И я еще прочитал в этой книге: надо осмотреться вокруг, понять, что вокруг тебя происходит.

– Наталья Горшенкова:

Да, внимание к здесь и сейчас – хорошо. Но кто может, для кого-то это невозможно, ОКР может доходить до такой степени, что нужна госпитализация.

Слушатель:

– Есть ли какой-то другой, неверный выход из этой ситуации постоянной тревоги, кроме навязчивых действий, который человек может самостоятельно предпринять?

Наталья Горшенкова:

– Водка, наркотики.

Слушатель:

– А может быть алкоголизм как навязчивое действие?

Наталья Горшенкова:

– Ну, водка всегда помогает снять тревожность. Она помогает справиться с невыносимостью бытия, но на самом деле, конечно, не помогает, а состояние ухудшает.

Слушатель:

– Эти навязчивые мысли можно направить на то, чтобы думать о чем-то хорошем?

Наталья Горшенкова:

– Как только вы начинаете с недугом бороться, начинаете обращать на это внимание, начинается еще веселее. Этот замкнутый круг только усиливается.

Слушатель:

– Я о том, можно ли направить свои мысли в хорошее русло?

Наталья Горшенкова:

– Надо просто понимать, что эти ужасающие мысли бывают, но они пройдут. Ничего не надо специально делать, чтобы они прошли. Потому что специальные действия – компульсия – только увеличивает обсессию.

Мировая практика показывает, что успеха добиваются только те, кто имеет признание собственной беспомощности. Человек должен понять, что это болезнь, что он не сможет сам с ней справиться.

[На страницу Мятлевских чтений]

Опубликовано: 09.06.2016 в 18:21

Рубрики: Лента новостей, Мятлевские чтения



Пожалуйста, поддержите "Портал-Credo.Ru"!

Всего комментариев: 0

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.

В сюжете:

Главные новости

Предприниматель, создавший в Москве музей русской иконы, погиб в авиакатастрофе в Греции

Основатель Музея русской иконы, предприниматель и меценат Михаил Абрамов погиб в авиакатастрофе в Греции 20 августа, сообщает РИА "Новости" (https://ria.ru/20190821/1557732093.html). ...
Подробнее

В руководстве РПЦ МП выразили беспокойство в связи с проведением в Чернигове конференции, посвященной БАПЦ

В Московском патриархате предполагают, что Константинопольский Патриарх Варфоломей "решил консолидировать раскольнические движения по всему миру", заявил 19 августа глава синодального ...
Подробнее

Конференция "Белорусская интеллигенция в поддержку Белорусской Автокефальной Православной Церкви" прошла в Чернигове

Более 90 участников - священнослужители, гражданские активисты, ученые, писатели, публицисты - приняли участие в проходившей 17-18 августа в Чернигове международной ...
Подробнее

Популярный петербургский священник Алексий Мороз стал епископом ПРЦ/РПЦЗ Зосимой (+ ВИДЕО)

Архиерейская хиротония иеромонаха Зосимы (Мороза) во епископа Санкт-Петербургского и Северо-Российского ПРЦ/РПЦЗ состоялась 12 августа, в день памяти св. мученика Иоанна ...
Подробнее

Росимущество через суд пытается забрать у лютеран церковь в центре Воронежа

Упраление Росимущества по Воронежской области обратилось в арбитражный суд с иском к местной религиозной организации (МРО) «Евангелическо-лютеранский приход Святой Марии ...
Подробнее

МОНИТОРИНГ СМИ: Разогнанные и очень обиженные. Как патриарх Кирилл сам создал себе мощную оппозицию в РПЦ, «уволив» почти всех членов своей прежней команды

После 10 лет патриаршества Кирилла (2009—2019) от его легендарной «команды мечты» почти ничего не осталось. Наиболее креативные члены «команды» (отцы ...
Подробнее

КОММЕНТАРИЙ ДНЯ: Десятилетие абсурда. Признание «экстремистскими» прописных религиозных истин началось в РФ в 2009 году

Новый скандал с признанием в Кирове «экстремистским текстом» цитаты из Библии (православного Синодального перевода!) показателен с разных точек зрения. Это и прогнившее ...
Подробнее

Слоган ресторанов KFC «В начале была курица» оскорбил православных в лице прот. Всеволода Чаплина

Ходить в рестораны KFC до тех пор, пока там используется слоган «В начале была курица», значит помогать врагам Христа и ...
Подробнее

12 % православных россиян оказались некрещеными, причем большинство из них креститься не хочет, а некоторые и в Бога не верят

63 % россиян считают себя православными, при этом не все из них приняли крещение и вообще верят в Бога. Такие ...
Подробнее