БИБЛИОГРАФИЯ: Архимандрит Тихон (Шевкунов). «НЕСВЯТЫЕ СВЯТЫЕ» И ДРУГИЕ РАССКАЗЫ. М., Издательство Сретенского монастыря; ОЛМАмедиагрупп, 2011. 640 с. Тираж 60 000 экз. — Credo.Press

БИБЛИОГРАФИЯ: Архимандрит Тихон (Шевкунов). «НЕСВЯТЫЕ СВЯТЫЕ» И ДРУГИЕ РАССКАЗЫ. М., Издательство Сретенского монастыря; ОЛМАмедиагрупп, 2011. 640 с. Тираж 60 000 экз.

В центре внимания Московской международной книжной ярмарки этого года на ВВЦ оказалась книга наместника московского Сретенского монастыря РПЦ МП "лубянского" архимандрита Тихона (Шевкунова) "Несвятые святые" и другие рассказы". Объемный том в 600 страниц выпущен усилиями преимущественно светского издательства и огромным тиражом. Менеджеры издательства "ОЛМА" сообщают, что за шесть дней было продано 15 тысяч экземпляров книги. Чем можно объяснить популярность книги, которая воспринимается как сугубо "церковная" и написанная для "церковных" людей?

Отчасти этот феномен объясняется эпиграфом, который предпослан книге. Это цитата из "Мыслей" Блеза Паскаля, которая странно звучит в устах архимандрита Тихона (Шевкунова), председателя как минимум двух Синодальных комиссий РПЦ МП, деятельного участника Межсоборного присутствия той же РПЦ МП, слывущего ретроградом и ультраконсерватором. Тем не менее, книга написана живо, остроумно и посвящена, в основном, жизни Псково-Печорского монастыря, близкого о. Тихону, но далекого не только от шумной московской жизни, но и от российского непростого быта. Казалось бы – чем могут помочь сегодняшнему россиянину, измученному борьбой за выживание, хамством и стяжательством подавляющего большинства православного духовенства, эти бесхитростные на первый взгляд рассказы?

На большинстве книг, претендующих на пресловутую "духовность" и выпускаемых различными церковными издательствами, лежит печать советского гетто. Все православные приличия, вроде бы, соблюдены, а скука при чтении неимоверная. Но не может человек жить без света, тем более того незримого света, который исходит свыше и придает смысл человеку… Известно наблюдение, что изображения отпетых злодеев удаются писателям различных времен и народов. А вот изображение святых – удел немногих. Достаточно почитать дневники Достоевского, чтобы понять, как мучился писатель, стремясь изобразить святого. Князь Мышкин в "Идиоте" бледнеет перед образом Ставрогина в "Бесах". Старец Зосима в "Братьях Карамазовых" гораздо ближе к образу подлинного святого, но ему не достает жизненности. Хотя общение Достоевского со святым старцем Амвросием (Гренковым) в Оптиной пустыни давало писателю богатый материал. Тот, кто общался с праведниками, кто прикасался ко свету, который исходил от них, знает, как трудно, порой невозможно, передать пережитое ощущение святости.

За эту непростую тему и взялся архимандрит Тихон, который два года назад дебютировал на телевидении как режиссер с весьма спорным "документальным" фильмом "Гибель империи. Византийский урок". Тогда казалось, что это последнее его публичное выступление как художника. Фильм вызвал раздражение не только у интеллигентных зрителей и критиков, но и у власть предержащих, которые усмотрели в нем стремление к менторству. А власть, как известно, не терпит, когда кто-то пытается поучать или наставлять ее на путь истинный. Казалось, что фильм канул в Лету, оставив у одних горечь раздражения, у других - желание не слушать больше неугомонного архимандрита. И действительно, вроде бы опечаленный провалом фильма наместник Сретенского монастыря целиком ушел в общественную деятельность. Казалось, что борьба с российским алкоголизмом, с "водочниками" и "пивняками", стремительно спаивающими русский народ, целиком поглотила его. А тут приспело Межсоборное присутствие, активным членом которого стал архимандрит Тихон, успешно воюя против той части православного духовенства, которая ратует за перевод церковнославянского богослужения на русский язык. Недоброжелатели наконец-то вздохнули с облегчением – мол, укатали сивку крутые горки! Ан нет! Оказалось, что он решил попробовать свои силы на поприще художественной прозы.

Рука не поднимается назвать жанр книги просто художественной прозой, хотя литературный язык книги выше всяких похвал. Во-первых, большей частью главные действующие лица – реально жившие старцы Псково-Печорского монастыря. Конечно, это не "Исповедь" блаженного Августина и даже не Жан-Жака Руссо. Но струя исповедальности пронизывает книгу, смывая всевозможные легенды, облепившие имя автора. Кто-то может поспорить, насколько искренна эта исповедальность. Но в то же время художественные достоинства книги не позволяют полностью причислить ее к жанру исповеди. Хотя два рассказа, которые можно было бы назвать небольшими повестями о двух проходимцах, рисуют в невыгодном свете не только самого автора, но и его друзей - в том числе, нынешнего пресс-секретаря Патриарха о. Владимира Вигилянского. Повесть о проходимце Августине, долго жившем в доме Вигилянского, - современная версия гоголевского "Ревизора". Единственным человеком, которого не удалось одурачить проходимцу, оказался наместник Псково-Печорского монастыря архимандрит Гавриил (Стеблюченко).

Вот тут возникают параллели с художественным методом Льва Толстого, к которому автор относится негативно. Некто Владимир Ульянов, обожавший яснополянского старца, подметил в одной из своих статей его художественную особенность – страсть "к срыванию всех и всяческих масок". Архимандрит Тихон не срывает маски, но, как добротный реставратор, спокойно расчищает поздние записи-легенды на ликах своих героев. Лично я никогда не слышал ничего хорошего о наместнике Псково-Печорского монастыря архимандрите Гаврииле (Стеблюченко) – символе дикости, грубости и гедонизма. И вдруг в книге "Несвятые святые" встречаюсь с иным образом сурового наместника, который порой мог употребить свою недюжинную физическую силу для вразумления непокорных монахов. Автор реалистически описывает бунт в монастыре, когда десять монахов обратились к Патриарху Пимену с требованием убрать архимандрита Гавриила. Смута окончилась тем, что монахи вынуждены были покинуть монастырь, а наместник остался. И здесь проявился несомненный талант автора – он сумел представить нам совершенно другой образ писаного "злодея" и даже в мелочах воскресить реалии советского быта, который для сегодняшней молодежи, выросшей в новой России, является тайной за семью печатями. Как сказочная Атлантида, Советский Союз навеки канул в небытие со всеми своими закорючками и заморочками, понять которые может только человек, живший в те времена.

Надо признать, что рассказы архимандрита Тихона выгодно отличаются не только обилием юмора, но и светом, которым пронизана книга. Преподаватели ВГИКа, сценарный факультет которого кончил будущий архимандрит, могут вполне гордиться своим бывшим студентом. Хотя когда-то им казалось, что талант сценариста зарыт в землю. Вернее, в навоз. Поскольку ушедший в Псково-Печорский монастырь выпускник ВГИКа сразу попал на послушание в коровник. Затем, продолжая служение скотника, угодил в помощники грозному наместнику, которого коробило от земных ароматов скотника.

Рассказы о. Тихона порой напоминают короткометражные фильмы. Трудно удержаться от того, чтобы не процитировать несколько таких кинематографических зарисовок. Вот, к примеру, картина того, как монастырский эконом тащит архимандрита Иоанна (Крестьянкина) на богослужение, зонтом отбиваясь от паломников: "Мы с друзьями-послушниками, день за днем наблюдая эту картину, от души хохотали, пока со временем до нас не стало доходить, что так потешно волочащийся за сердитым монастырским экономом отец Иоанн на самом деле — один из очень немногих людей на земле, для которых раздвигаются границы пространства и времени, и Господь дает им видеть прошлое и будущее, как настоящее. Мы с удивлением и не без страха убедились на собственном опыте, что перед этим старичком, которого недоброжелатели насмешливо именовали "доктором Айболитом", человеческие души открыты со всеми их сокровенными тайнами, с самыми заветными стремлениями, с тщательно скрываемыми, потаенными делами и мыслями. В древности таких людей называли пророками. У нас в Православной Церкви их именуют старцами.

Сам отец Иоанн никогда не называл себя старцем. А когда ему что-то подобное говорили, только в ужасе всплескивал руками: "Какие старцы?! Мы в лучшем случае — опытные старички". Он и до конца жизни, по глубочайшему своему смирению, был в этом искренне уверен. Впрочем, равно как и многие, знавшие отца Иоанна, были убеждены, что в его лице Господь послал им истинного старца, знающего волю Божию. Да, это было самым главным — отцу Иоанну открывалась воля Божия о людях. Это мы тоже поняли далеко не сразу. Вначале казалось, что батюшка просто старый и очень мудрый человек. И как раз за этой пресловутой "мудростью" к нему и съезжается народ со всех концов России. И лишь позже мы с изумлением открыли для себя, то все эти тысячи людей ждали от отца Иоанна вовсе не мудрого совета".

С изумлением я узнал, что одной из ключевых фигур в монастыре был казначей архимандрит Нафанаил: "Кстати, Плюшкиным отец Нафанаил был самым нешуточным. Кроме того, что он трясся над каждой монастырской копейкой, он исступленно кидался выключать все праздно горящие электрические лампочки, экономил воду, газ и вообще все, что можно было сберечь и поприжать. И еще он строго бдел над вековыми устоями монастыря и древними иноческими уставами. К примеру, он терпеть не мог, когда кто-то из братии уезжал в отпуск. Хотя лечебный отпуск полагался для тех, кому это было необходимо, отец Нафанаил все равно совершенно не принимал и не выносил этого. Сам он в отпуск, разумеется, за все пятьдесят пять лет пребывания в обители не ходил ни разу. Наместник архимандрит Гавриил тоже никогда отпуском не пользовался и косо смотрел на тех, кто приходил к нему с подобными просьбами.

Как-то, помню, наместник все же благословил поехать в летний отпуск одного иеромонаха. Благословить-то он его благословил, но деньги на дорогу велел получить у казначея. Я тогда дежурил на Успенской площади и был свидетелем этой сцены. Началось с того, что собравшийся в отпуск иеромонах долго и впустую стучался в дверь кельи отца Нафанаила. Казначей, сразу поняв, о чем пойдет речь, затаился и не открывал. Тогда батюшка решил брать отца казначея измором. Он присел на скамью поодаль и стал ждать. Часа через четыре отец Нафанаил, опасливо озираясь, вышел на площадь, и тут его настиг отпускник с письменным благословением наместника выдать деньги на дорогу.

Увидев бумагу, отец Нафанаил замер, совершенно убитый, а потом с воплем повалился на землю и, задрав к небу руки и ноги (при этом под подрясником обнаружились драные башмаки и синие выцветшие кальсоны), закричал во весь голос:

— Караул! Помогите! Грабят!!! Деньги им давай! В отпуск хотят! Устали от монастыря! От Матери Божией устали! Грабят! Караул! Помогите!!!

Бедный батюшка даже присел от ужаса. Иностранные туристы на площади застыли в изумлении. Схватившись за голову, иеромонах опрометью бросился в свою келью. А наместник, стоя на балконе настоятельского дома, страшно довольный, взирал на всю эту картину. Увидев, что опасность миновала, отец Нафанаил спокойно поднялся, отряхнулся от пыли и отправился по своим делам".

Судя по всему, этой книге суждена долгая жизнь. Сегодня многие из тех, кто родился и жил в Советском Союзе, ностальгируют по тем "блаженным временам", когда рекой текли водочные реки, людям исправно платили зарплаты и пенсии, которых хватало, чтобы регулярно отдыхать в санаториях. В чем-то, быть может, они и правы. В современной разрухе, бесправии, беспредельном и безудержном воровстве трудно, почти невозможно выжить нормальному человеку. Но они забывают о том, что в советские времена верующий человек был причислен к людям второго сорта. Он не мог преподавать в школе, даже работать в библиотеке. Именно благодаря советским безбожникам и партийцам удалось вытравить в сердцах россиян такие понятия как совесть и стыд. Потому-то сегодня Россия в руках у грязнохватов, по меткому выражению Александра Солженицына. В Церковь коммунисты внедряли порочных людей, чтобы подрывать веру. Уничтожались храмы и монастыри. Но праведники выживали. Сегодня их забыли. Кто помнит молодого иеромонаха Рафаила (Огородникова), светлого, молитвенного, вынужденного не по своей воле покинуть монастырь, готового отдать последнее нуждающемуся? Архимандрит Тихон, завершая свою книгу, посвятил ему проникновенные страницы. Книга заняла давно пустующую нишу – никакие "букеры" и "антибукеры" не в состоянии дать современному россиянину образ праведника.

Важно и то, что автор постоянно и много фотографировал своих героев. Это означает, что он давно и исподволь готовился к написанию этих страниц. Поэтому старцы и послушники, как живые, смотрят на нас со страниц книги.

Сейчас много говорят, а точнее, безудержно и безответственно болтают о миссионерстве. И хотя Шевкунов, известный ригорист и ретроград, принадлежит как раз к партии "антимиссионэров", его книга, помимо воли автора, стала эффективным примером православной миссии.

Сергей Бычков,
для "Портала-Credo.Ru"

Опубликовано: 14.09.2011 в 18:00

Рубрики: Библиография, Лента новостей



Пожалуйста, поддержите "Портал-Credo.Ru"!

Всего комментариев: 0

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.

В сюжете:

Главные новости

ИНТЕРВЬЮ: Религиовед, эксперт Международного института гуманитарно-политических исследований к.ф.н. МИХАИЛ ЖЕРЕБЯТЬЕВ о выходе из правовой ловушки со Свидетелями Иеговы в РФ. Часть третья

Часть первая – ЗДЕСЬ...  Часть вторая – ЗДЕСЬ...    Портал ”Сredo.Press”: Выход итоговой части нашего интервью о ситуации со Свидетелями ...
Подробнее

КОММЕНТАРИЙ ДНЯ: Все-таки они решились... На зыбком каноническом основании РПЦ МП приступает к формированию «параллельного мирового православия»

Как ни печально это признавать, но заседание Синода РПЦ МП сегодня в Даниловом монастыре началось с исторической неправды. Она содержится ...
Подробнее

МЫСЛИ: Игумен Иннокентий (Павлов). В НАЧАЛЕ БЫЛ ЛОГОС… Несколько слов о моем подходе к переводу Нового Завета на современный русский язык

Что касается новозаветных и вообще библейских переводов на современные литературные языки, в частности – русский, то здесь следует иметь в ...
Подробнее

Власти Петербурга намерены снести храм РПЦ МП как незаконную постройку

Под угрозой сноса оказался храм РПЦ МП во имя святителя Николая в петербургском районе Озерки, признанный незаконной постройкой. "Очевидно, что ...
Подробнее

Якутский шаман Александр Габышев, шедший "изгонять Путина", отложил начало нового похода на Москву до весны

Якутский шаман Александр Габышев решил отложить начало нового похода на Москву до весны. Об этом он сообщил 14 октября изданию ...
Подробнее

МНЕНИЕ: Председатель Ассоциации культурно-просветительских объединений «Собрание» МУХАМЕД САЛЯХЕТДИНОВ: «Российские мусульмане подверглись гибридному воздействию» -

Портал «Credo.Press»: Мухамед-эфенди, недавно прошел VII съезд Совета муфтиев России. Продемонстрировал ли он усиление реальной роли так называемых духовных управлений, ...
Подробнее

Движение «Голос» заявило о применении «колоссального админресурса» на опросе о храме в Екатеринбурге

Координатор движения «Голос» по Свердловской области Александр Грезев заявил об использовании «колоссального админресурса» во время опроса жителей Екатеринбурга 13 октября ...
Подробнее

ДОКУМЕНТ: Официальное коммюнике Архиерейского Собора Элладской архиепископии о признании автокефалии ПЦУ

Сегодня, в субботу, 12 октября 2019 года, Архиерейский Собор Элладской Православной Церкви под председательством Блаженнейшего Архиепископа Афинского и всея Эллады ...
Подробнее

Архиерейский Собор Элладской архиепископии признал автокефалию ПЦУ

Архиерейский Собор Элладской архиепископии, собравшийся 12 октября в Афинах на свое чрезвычайное заседание, признал автокефалию ПЦУ, дарованную Константинопольским патриархатом 6 ...
Подробнее

КОММЕНТАРИЙ ДНЯ: Секретный Собор. В Риге – на фоне интереса властей Латвии к Константинопольскому патриархату - внезапно прошел Поместный Собор ЛПЦ МП

В обстановке строжайшей секретности прошло 9 октября в Риге единственное заседание Поместного Собора Латвийской Православной Церкви Московского патриархата. На Соборе ...
Подробнее