Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
БиблиотекаАрхив публикаций ]
Распечатать

Виктор Аксючиц. Легенды и заблуждения царского дела. Об истории идентификации предполагаемых останков Николая II и членов его семьи [публицистика]


"Многи скорби праведным, и от всех их избавит я Господь. Хранит Господь вся кости их, ни едина от них сокрушится" (Пс. 33,19-20).
 

Казалось бы уже давно множество перекрестных исследований и экспертиз подтвердили подлинность останков императорской семьи, почему же чем дальше от захоронения, тем больше фальсификаций и вызванных ими заблуждений? Дело в том, что по всем без исключения историческим (да и естественно научным тоже) вопросам ВСЕГДА находятся сомневающиеся и альтернативные концепции. Но только при официальном решении общепризнанной экспертной или властной инстанции альтернативные «научные» гипотезы становятся действительно маргинальными, отчего резко ограничивается распространение расстройств у психически и интеллектуально ослабленных. Дальнейшее затягивание признания Патриархией останков и официального решения государства питает все новые фантасмагории. В этом смысле придётся очередной раз разоблачить кое-что и кое-кого.

Я буду говорить о прямой лжи некоторых фигурантов общественной дискуссии, - не согласные с моими утверждениями могут встретиться со мной в суде.

Прежде всего, на последнем заседании Правительственной Комиссии по изучению вопросов связанных с исследованием и перезахоронением останков Российского Императора в 1998 году НИКТО не проголосовал против, поэтому горделивые заявления об обратном некоторых вроде бы солидных людей являются ложью.

Величайшее преступление большевиков – убийство Царской Семьи и её верных слуг сопровождалось множеством слухов и провокаций.

В своем кратком выступлении я расскажу лишь о небольшой части мифов, легенд и провокаций, сопровождавших последние дни заточения, расстрел и посмертную судьбу тел членов Царской Семьи и их верных слуг. Полное изложение требует многих томов, поэтому приведу факты в самом сжатом виде.

Еще до отречения Императора враждебные ему силы распускали клеветнические слухи о государственной измене Императорской четы. Гнусная клевета сопровождала и личную жизнь Императора и Императрицы. Клеветники представляли Николая Второго как безвольного, пьяницу, попавшего под злонамеренное влияние Императрицы. Императрица, в свою очередь, изображалась едва ли не публичной женщиной, изменявшей мужу с Григорием Распутиным. Измена мужу, по словам клеветников, сопровождалась изменой Родине. Якобы в кабинете у Императрицы стоял телефон, связанный прямым проводом с германским императором Вильгельмом II. Нет никаких сомнений – всё это оказалось ложью, но при жизни царской четы, несмотря на якобы объективное расследование, проведенное Чрезвычайной следственной комиссией Временного правителя, эта ложь о Царе не была опровергнута.

Ложь продолжалась и после ареста Семьи Императора. Во время её пребывания в Тобольске большевиками распускали слухи о том, что готовится побег Царя и где-то на полярном побережье курсирует корабль, готовый увезти Царскую Семью в Англию. Большевики Урала требовали немедленно перевести Царскую Семью в Екатеринбург якобы для того, чтобы предотвратить побег. На самом деле существовало тайное решение уральских большевиков – убить всех членов Царской Семьи во время их переезда из Тобольска в Екатеринбург. С огромным трудом и героизмом специально посланный центральной властью комиссар Василий Яковлев (Мячин) доставил Царя, Царицу, Великую княжну Марию и слуг в столицу революционного Урала. Пообещав центральной власти гарантии неприкосновенности членов Царской Семьи, уральские боевики подготовили нападение на неё по дороге из Тобольска в Тюмень, а потом собирались пустить поезд с Императором под откос. На станции Екатеринбург власти натравили на Царский поезд толпу озверевшего отребья, чтобы уничтожить Семью Николая II, представив убийство «справедливым» возмущением «революционных рабочих».

Следующая ложь родилась уже в Екатеринбурге. Сотрудники УралЧК подготовили очередную провокацию. На этот раз чекисты решили выманить Царскую Семью из дома Ипатьева. От имени офицера-монархиста большевиками были подготовлены письма, где Семье и слугам гарантировался безопасный побег из Дома особого назначения. На самом деле «побег» должен был закончиться зверским убийством где-нибудь в потайном месте. Подобный «побег» с летальным исходом пермские большевики уже опробовали на брате Царя Великом князе Михаиле Александровиче, а позднее на алапаевских узниках. Впоследствии кремлевские власти лживо объясняли как одну из причин расстрела Николая II его тесные связи с белогвардейским подпольем и даже опубликовали в газетах в качестве подтверждения фальшивые документы, подготовленные уральскими чекистами.

Власть большевиков в июле 1918 года висела на волоске и они понимали, какое шокирующие впечатление может оказать на жителей России бессудный расстрел Императора, Императрицы и их невинных детей, немыслимый в православной системе ценностей. Нельзя забывать и то, что большевики в это время терпели поражения на фронтах Гражданской войны, а над Россией вдобавок висел топор Германской армии, готовой в любое время готовой возобновить военные действия. Вряд ли Вильгельм II простил бы большевикам убийство его близких родственников – Императрицы Александры Федоровны и её детей.

После расстрела Царской Семьи и слуг кремлёвские власти официально сообщили только о расстреле Царя. В шифрованной телеграмме, направленной в Кремль, большевики Урала сообщили не только о гибели Императора, но и о гибели Императрицы и детей. Одновременно уральцы предложили Ленину и Свердлову вариант лжи о том, что Царская Семья жива и «направлена в надежное место». Эта ложь стала официальной позицией Кремля.

Звенья лжи нанизывались одно на другое. Большевики не смогли надежно скрыть трупы в заброшенной шахте. Около сотни человек видели тела погибших у Ганиной Ямы в Четырехбратском руднике. В то время, когда была расстреляна Царская Семья, к Екатеринбургу приближались войска белочехов и Сибирской армии. Цареубийцы понимали, что трупы будут найдены их противниками и секрет убийства всей Царской Семьи будет раскрыт. Большевиками Урала было принято решение сжечь и растворить тела погибших в серной кислоте. По стечению обстоятельств из этого ничего не получилось. Сожгли только тела Цесаревича Алексея и Великой княжны Марии. Всех остальных зарыли в неглубокой яме, вырытой посредине Старой Коптяковской дороги возле железнодорожного переезда № 184.

Для тех, кто видел трупы в районе Ганиной Ямы, в ход пошла новая ложь, Красногвардейцам объяснили, разумеется под большим секретом, что все трупы сожжены, а прах выброшен в болото. Правда о том, что тела не сожжены и захоронены в Поросенковом логу, перешла в разряд государственной тайны. Она была известна только самому узкому кругу партийных руководителей.

Бывает ложь заведомая, а бывают искренние заблуждения. Колчаковский следователь Соколов, несомненно, человек честный и искренне любящий Царскую Семью ошибся. Следователь Соколов обнаружил в районе Ганиной Ямы фрагменты разрубленных и обгоревших костей и ошибочно принял их за человеческие. Эти кости никогда не исследовались колчаковским следствием и бесследно исчезли во время Второй мировой войны. По недоразумению возник ничем не подтвержденный миф о сожжении останков Царской Семьи и слуг в районе Ганиной Ямы. Этот миф продолжил другой, о том, что кости, найденные следователем Соколовым, хранятся в Брюссельском храме Иова Многострадального. Нашлись даже «очевидцы» якобы видели эти кости после Второй мировой войны. Добросовестное заблуждение Соколова породило еще одну легенду о том, что головы Царственных узников были отчленены. В развитии этой появилась еще одна легенда о том, что военный комиссар Урала Голощекин отвез головы в Кремль. Документы говорят о том, что Голощекин после июльских событий вместе с отступающими войсками переместился в Пермь и в 1918 году не появлялся в Москве и Петрограде. Ложь порождает ложь, и вот появляется некий бывший военнопленный Мейер, который якобы был «очевидцем» расчленения трупов. Иеромонах-расстрига Илиодор Труфанов, известный своими подлостью и враньем. «Иеромонах-коммунист» в эмиграции отрабатывал свои 30 сребреников, рассказывая о том, как в его присутствии в Кремле верхушка большевиков сожгла «царскую голову». Еще один «очевидец», беглый дипломат Беседовский, множество раз пойманный на лжи, живописно повествовал, ссылаясь якобы на рассказ бывшего уральского комиссара Войкова, о том как трупы членов Царской Семьи и слуг большевики рубили мясницкими топорами, а части тел бросали в костры, исходящие из уральских шахт. Историки установили, что Войков действительно был участником трагических событий. Он принимал участие в решении о расстреле Царской Семьи, однако в самом расстреле участия не принимал и мясницким топором тел не рубил. Но легенда о нем жива!

В 1928 году в ряде немецких газет и в журнале «Двуглавый орел. Вестник Высшего монархического совета» была напечатана статья «Участь Царской Головы», подписанная неким пастором то ли Куртом Руфенбургером, то ли Куртом Ризенбургом, о том, что голова Царя была сожжена, о чем был составлен официальный протокол. Этот протокол подписали Ленин, Троцкий, Зиновьев, Бухарин, Дзержинский, Каменев, Калинин и Петерс. Разумеется, никаких подтверждений этой лжи в документах вы не найдете. Существовал ли на белом свете пастор Курт Руфенбургер, не знаю, но дело его живет.

Об отчленении голов писал и французский генерал Жанен. Откуда у него могли появиться такие сведения? Разумеется, от генерала Дитерихса, который был главным информатором по Царскому делу.

Самые главные документы, это официальные бумаги «колчаковского» следствия. Никаких подтверждений версии о сожжении всех трупов, об отчленении голов в следственном деле нет. Зато есть подробные данные о том, что в ночь с 18 на 19 июля 1918 года грузовик, перевозивший трупы, застрял в Поросенковом логу, о том, что всю ночь чекисты находились там, а на месте их пребывания появился «мостик» из шпал и бревнышек. Соколов сфотографировал и описал этот «мостик». Соколов не реализовал единственную возможность найти останки Царской Семьи и прошел мимо тайных захоронений.

Ложь 1918 года о спасении членов Царской Семьи оказалась жизнеспособной и породила десятки и десятки самозванцев. Еще бы не поверить! Осенью 1918 года большевики вели переговоры с немцами об обмене великих княжон на Клару Цеткин и Розу Люксембург. Даже посол РСФСР в Германии Иоффе вконец запутался относительно судьбы Царской Семьи. Во время случайной встречи с Дзержинским Иоффе впервые услышал, что всех членов семьи Царя расстреляли. Он с недоумением спросил у руководителя ВЧК, почему он, посол, об этом ничего не знает. На это Дзержинский процитировал Ленина, сказавшего, что если Иоффе ничего неизвестно, то он «лучше врать будет». Немудрено, что если даже представители высшей партийной номенклатуры не знали происходящего, то что можно сказать о простых советских гражданах… Многие люди, в том числе мать Николая II, вдовствующая Императрица Мария Федоровна и Великий князь Николай Николаевича искренне верили в версию о «чудесном спасении». В результате в мире и появились многие десятки самозванцев, утверждавших о том, что они и есть истинные спасшиеся Романовы.

Известно, что следователь Соколов к началу 20-х годов не смог убедить мир в гибели всех членов Царской Семьи. Однако цареубийцы в эти годы, как и в 1918 году были настроены решительно. Уральским большевикам не терпелось поведать всему миру о своем «великом подвиге» - расстреле Царской Семьи. Рассказать правду о том, что теле захоронены прямо посреди проселочной дороги они не могли. Вдруг найдутся энтузиасты, найдут останки, упокоят их по православным обычаям, да еще будут поклоняться им как мощам! А рассказать-то хочется! Здесь пригодились заблуждения следователя Соколова. Большевик Павел Быков воспользовался версией Соколова и сообщил всему белу свету о том, что все тела сожжены, а прах брошен в болото возле деревни Палкино. Постепенно ложь большевиков о полном сожжении трупов завоевала весь мир и до 1991 года большая часть представителей русской эмиграции верила в полное сожжение останков Царской Семьи.

В секретных партийных и государственных архивах хранились воспоминания участников расстрела и захоронения Царской Семьи, но они были недоступны для всех людей, любящих Государя.

В 1979 году останки были найдены группой поисковиков Александра Авдонина и Гелия Рябова. Основой для поисков послужили секретные воспоминания участников уничтожения и захоронения трупов, а также топографический план из следственного дела, опубликованный в книге следователя Соколова. Место обнаружения останков точно соответствовало участку, указанному в воспоминаниях цареубийцы Юровского и месту, найденному во время осмотра следователем Соколовым и обозначенному им как «мостик из шпал» в Поросенковом логу.

Казалось бы, чудесное обнаружение останков Царской Семьи – святых Царственных Страстотерпцев, должно было вдохновить православный люд, но вызвало только серию раздоров. Причиной всему – ложь безответственных людей, сопровождавшая расследование обстоятельств гибели и захоронения. В отличие от былин древних времен, нам поименно известны сочинители легенд и вздорных слухов, не дающих добраться до объективной истины и препятствующих должному почитанию мощей русских святых. Разумеется, сочинителей разнообразного вздора нисколько не заботит соответствие их «версий» данным исторических источников и научным исследованиям.

Попытки опорочить участников обнаружения захоронения

Для того чтобы опорочить захоронение, нужно было представить инициаторов и участников поиска останков Царской Семьи в самом черном свете. Какой только грязи не вылили на головы Александра Авдонина и Гелия Рябова. Гелий Рябов из старшего лейтенанта милиции мгновенно превратился в полковника милиции или КГБ. Оказывается, Рябов искал драгоценности Царской Семьи, чтобы передать их в личное пользование партийной верхушке. По другой версии английская королева отказалась посетить Советский Союз, пока Царскую семью не похоронят достойно. Агенту КГБ Рябову выдали три отрезанных головы из тайных подвалов КГБ и он зарыл их на Старой Коптяковской дороге. Чтобы как-то отплатить Рябову за труд фальсификатора ему выдали, опять-таки из «закромов КГБ» подлинные вещи, принадлежавшие Царской Семье, чтобы у себя дома он мог продемонстрировать их иностранцам. Подчеркивалось, что Рябов и Авдонин совершили тяжкое преступление, вскрыв могилу Царя. Поток клеветы продолжается до сих пор. Какие подтверждения имеются у авторов этих грязных инсинуаций? Никаких. Прошедшее следствие доказало, что и Рябов, и Авдонин действовали самостоятельно на свой страх и риск как достойные русские люди. Вскрытие захоронения в Поросенковом логу даже в советское время не имело признаков уголовного преступления. Гелий Рябов и Александр Авдонини достойные люди и они получили полное право на уважение, открыв останки Царской Семьи и слуг и подарив православным возможность почитания русских святых.

Кого же захоронили в Поросенковом логу?

Первые фальсификации начались уже в 1991-92 годах. Тогда некий житель Екатеринбурга Вадим Винер, именующий себя профессором некой «академии истории и палеонтологии» и представителем «Императорского Союза-Ордена» в России, сделал сенсационное заявление. Замечу, что ни представителем монархической организации, ни доктором наук, ни профессором екатеринбургский «ученый» никогда не был, а следов «академии», в которой он числил себя профессором, никогда не существовало. Винер публично заявил, что у него имеется подлинник дневника участника захоронения Царской Семьи матроса Ваганова, который тот вёл в июле 1918 года. Якобы в своем «дневнике» Ваганов рассказал о том, что одновременно с Царской, была расстреляна некая купеческая семья из Екатеринбурга. Останки этой семьи и нашли Авдонин и Рябов в районе Поросенкова лога. На все требования прокуратуры, показать документ, Винер отвечал, что он находится в тайных сейфах за границей и слишком ценный, чтобы его демонстрировать просто так. То, что Ваганов был малограмотным и дневников не писал, лжеца не смущало. В конце концов, Винер признался, что «дневник Ваганова» он придумал, но ложь о «купеческом захоронении» живет. Как не странно, но идею «ложного захоронения» активно поддержал доктор исторических наук маститый ученый и академик РАН Вениамин Васильевич Алексеев. По его словам, существовал документ, где говорилось о том, что в 1946 году по заданию Кремля и лично товарища Берии, генералом КГБ Кобуловым была сделана ложная могила. Понятно, что никаких архивных источников маститый академик в своих трудах не указал, а когда речь шла о том, где же найти материалы, противоречащие основной версии, говорил примерно так: «Иди туда, не знаю куда, найди то, не знаю что…». Одновременно академик Алексеев поставил под сомнение версию о расстреле всех членов Царской Семьи и предложил заняться серьезными исследованиями множества «самозванцев» как в России, так и за границей. Источники версии академика Алексеева нашлись. Это статейка в екатеринбургской «желтой» газете начала 1990 годов. Разумеется, и там ссылок на источники не было. Действительно, в конце Великой Отечественной войны у советских спецслужб появился интерес к Российскому Императорскому Дому. Красная Армия вступила на территорию Третьего рейха. СМЕРШу поручили поиск и конфискацию на территории оккупированных СССР стран любых ценностей, принадлежащих находившимся за границей членам Дома Романовых. Спецслужбы в 1944 году затребовали данные из различных советских архивов. Этим и ограничивался интерес к Романовым. Никаких данных о том, что поиски ценностей были связаны с посмертной судьбой останков в архивных собраниях нет. Основные документы по этой теме опубликованы и находятся на хранении в ГАРФе (1).

Сейчас Алексеев оправдывается, что не говорил о спасении женщин императорской семьи, а только предлагал исследовать все версии на этот счёт. Если было бы так, то солидный академик делал правительству не солидное предложение: выделить ему большие финансовые средства для проверки заведомо фантастических (на его же взгляд) версий. И опять же, академик предлагает странные (мягко говоря) критерии «научного» отбора: среди огромного множества ходящих по миру версий исследовать только те, которые пришлись по вкусу академику. Но почему бы не включить в список и подобные: в день захоронения императорской семьи во время спектакля в театре имени Ермоловой в Москве на сцену выбежала женщина и стала кричать, что она-то и является спасенной княжной Анастасией.

Академика Алексеева активно поддержал покойный профессор Дипломатической академии РФ Владлен Сироткин. Ложь Сироткина ярко раскрашена мнимыми подробностями. Теперь уже на сцену выходит «главный тиран всех времен и народов». Сироткин заявлял: «…Сталин поручает в том же году (1946 – В. Аксючиц) соорудить под Екатеринбургом “могилу” расстрелянной царской семьи, закрывая вопрос о великой княжне. Кстати, операция “Могила” была настолько серьезной, что курировал ее сооружение (уж какие кости в нее закопали – Бог ведает) лично В.М. Молотов. После смерти Сталина операцию “Крест” почему-то прекратили. Материалы ее до сих пор за семью печатями хранятся в архиве ФСБ». Еще одна ложь! Никаких документальных подтверждений операции «Крест» не было и нет.

Свою лепту в ложь о «купеческом захоронении» внёс и церковный археолог, член Правительственной комиссии 1993-98 годов церковный археолог Сергей Алексеевич Беляев. Надо сказать, что он пользовался особым доверием у Патриарха Алексия II. Воспользовался доверием и солгал. Беляев заявил, что в архивах находятся воспоминания Анатолия Ивановича Парамонова, председателя Екатеринбургского горисполкома (1919—1920), члена ВЦИК и ЦИК СССР, в которых он прямо говорит о создании ложного захоронения в Поросенковом Логу. Об этом Беляев прямо заявил на встрече с Алексием II. Ложным оказалось не захоронение, а заявление Беляева. Воспоминаний Парамонова, подтверждающих его слова, разумеется, не существовало и не существует. Подобные «ляпы» в деятельности маститого ученого наблюдались и раньше. Так, он «поразительно точно» определил принадлежность к святым некого человека, заявив, что это святой Амвросий Оптинский. Через несколько лет разразился скандал, поскольку нашлись настоящие мощи святого.

Нередко на миллионы людей транслируется откровенный бред, что сказывается на неустойчивой психике многих. Например, через несколько лет после захоронения на РЭН ТВ историк Владлен Сироткин и князь Галицин (бывший член Правительственной комиссии) убеждали, что так называемая «грузинская княжна» является выжившей Анастасией, что она в данный момент находится на даче ФСБ в Подмосковье, что Российское правительство готовит её признание, чтобы с её помощью вернуть «царское золото» и «царские миллиарды» в западных банках. При этом эти персонажи знали, что «грузинская княжна» умерла за полгода до телепередачи.

Трудно перечислить всех «псевдоученых», до сих пор с апломбом рассуждающих о «ложной могиле» и «отрезанных головах». Ни один из них не представил хоть какие-то достоверные материалы со ссылками на архивные источники. При этом их деятельность является вовсе не безобидными личными увлечениями, а наносит огромный общественный вред, порождая и распространяя всё новые мифы и фобии. Вранье, запущенное в СМИ, далее «живёт» в умах, склонных к фантазированию.

Было ли убийство Царя ритуальным

Недавно всё медийное сообщество взволновало сообщение о том, что следствием рассматривается версия о «ритуальном» убийстве Царя. Почему эта тема остается актуальной? Дело в том, что популяризаторы «соколовского» следствия журналист английской газеты «Таймс» Роберт Вильтон и генерал Михаил Дитерихс считали, что «ритуальное» убийство Царской Семьи было совершено выходцами из тайных еврейских обществ, связанных с мировым заговором против российской монархии и православия. В основе их действий якобы лежали тайные культы убиения православных младенцев и употребления для магических целей их крови. Если проанализировать публикации в Интернете и прессе, то можно убедиться, что подобный махровый антисемитизм, связанный с якобы «ритуальным убийством Царя», существует и сегодня.

Во время осмотра «расстрельной» комнаты следователями Сергеевым и Соколовым были обнаружены некие надписи. Одна из них на немецком языке – отрывок из стихотворения Гейне: «Belsatzar ward in selbiger Nacht / Von seinen knechten ungeracht»». В переводе это означает: «Белзацар был убит этой ночью своими слугами». Вторая надпись, на мой взгляд, лишена смыслового значения. Трудно сказать, что это. Скорее всего, проба пера. Знаки невелики по размеру и были доступны для обозрения только после тщательного осмотра комнаты. Тем не менее, некоторые «горячие головы» придали им вселенское значение. Любитель каббалы и оккультизма русский полковник Михаил Скарятин вертел эти знаки и так и эдак, установил, что если знаки поставить вверх ногами и изрядно пофантазировать, то получится, что текст включает в себя буквы на арамейском, самаритянском и греческом языке и расшифровывается следующим образом: «Здесь по приказу тёмных сил Царь был принесён в жертву. О чём извещаются все народы». Во-первых, весьма сомнительно, что все народы извещались несколькими штрихами на подоконнике, доступными только для мух и пауков. Во-вторых, до сих пор не найдено ни одного исторического источника, начиная с египетских древностей до наших дней, где бы встречалось подобное сочетание букв с подобным смыслом. Российские «знатоки» древней криптологии, в том числе и участвующие в данной конференции, не затрудняют себя познаниями в древних языках. Интересно, смогут ли они перевести на арамейский, самаритянский и греческий языки хотя бы простейшие фразы из букваря, вроде, «мама мыла раму» или более близкую для древних фразу: «осел несет поклажу»? Очень сомневаюсь в этом. Тем не менее, сложнейшие вопросы древней тайнописи эти «специалисты» решают запросто. Утверждение о том, что убийство Царской Семьи носило не политический, а «ритуальный» характер – это еще одна вопиющая ложь в «Царском деле».

Еще одна ложь в «Царском деле», это то, что сигнал об убийстве Царской Семьи последовал по телефону или телеграфу от «мирового правительства» из США. Где подтверждения этого? Их нет!

Нет подтверждения и тому, что Кремлём для убийства Царской Семьи был направлен специальный отряд. На лживую «удочку», помещенную в виде «подлинных» документальных свидетельств, помещенных в книге И.Бунича «Быль беспредела или Синдром Николая II» попался даже такой опытный историк революционного движения Урала, как Иван Федорович Плотников. Плотников принял на веру байку о том, что московский чекист А.Е. Лисицын возглавил специальный кремлевский отряд и расстрелял Царя. Снова ложь! И еще один интересный факт. В следственном деле Соколова говорится о некой карете, которая непонятно как попала на Старую Коптяковскую дорогу. В карете находились люди с «черными бородами». Член Уралоблсовета Сафаров, привлекавшийся в 30-е годы к уголовной ответственности как троцкист, показал на допросе, что в Екатеринбурге у местного архиерея конфисковали карету и в этой карете разъезжал военный комиссар Урала Голощекин, что служило поводом для шуток со стороны совслужащих.

Существует множество публикаций, где в превратном свете рисуется принятие решение о расстреле Царской Семьи. Здесь и специально подобранный дом с названием дом Ипатьева (подгонка под Ипатьевский монастырь, где находился Михаил – первый русский царь из династии Романовых, и даты, и некие сатанинские обряды… Ничего этого в исторических документах нет.

Удивительно, как могло получиться, что та же уральская организация большевиков, по мнению историка П.В. Мультатули, «переполненная» «сатанистами», забыла совершить «ритуальное» убийства брата Царя Михаила Александровича и его родственников в Алапаевске.

Борьба вокруг «записки» Юровского

Битва с целью «дезавуировать» «записку» коменданта дома Ипатьева участника расстрела и захоронения Царской Семьи Якова Юровского идет уже свыше 20 лет. Начал её покойный доктор исторических наук Юрий Алексеевич Буранов. Каковы были его аргументы в пользу того, что «записка» не имеет отношения к Юровскому, а подготовлена по «партийному поручению» историком-академиком М.Н. Покровским? Никаких. Буранов не привел ни одного значимого аргумента. Он так считал и точка. Позднее по «записке» и по тексту выступления Юровского перед старыми большевиками в Екатеринбурге в 1934 году были проведены криминалистические экспертизы, которые подтвердили авторство Юровского. Факты, приведенные Юровским, совпадают с данными осмотров, приведенных в следственном деле Соколова, они нашли подтверждения и в воспоминаниях лиц, принимавших участие в расстреле и захоронении, но разве это убеждает оппонентов? Именно на том месте Поросенкова лога, о котором писал Юровский в 1991 и 2007 годах были вскрыты захоронения одиннадцати человек, погибших в злосчастную ночь в Ипатьевском доме. Исследование тел погибших полностью подтвердило утверждение Юровского о месте нахождения могил у переезда № 184. Оппонентам факты не нужны. Им интересно слушать самих себя.

«Патриоты» и «приспешники Запада» в «Царском деле»

В Интернете нередко можно найти утверждения о том, что некие «тайные силы» на Западе нашли себе в России «приспешников» и решили провести тайную, но сокрушительную операцию по дискредитации православия. Основным проводником «тайных сил» называют первого вице-премьера Бориса Николаевича Немцова. Я был его советником и курировал работу правительственной Комиссии по идентификации и захоронению останков российского императора Николая II и членов его семьи. Разумеется, я был полностью в курсе дел, связанных с работой Правительственной комиссии, расследованием уголовного дела, а также со всеми тонкостями взаимодействия Правительства России со священноначалием Русской Православной Церкви. Вся ответственность за захоронение останков Царской Семьи в Петропавловском соборе лежит не только на Борисе Немцове, но и на мне. Перед тем как поставить точку в вопросах идентификации останков, Правительство внимательнейшим образом изучило все представленные исторические и естественнонаучные материалы. Решение Правительственной комиссии, а позднее и Правительства, основывалось на результатах совокупной оценки результатов исторических исследований, антропологической, медико-криминалистической, портретной и генетической экспертиз.

Сейчас нередко утверждают, что представителям Церкви в Правительственной комиссии постоянно ставили «палки в колеса», скрывали от них необходимую информацию, отказывали в проведении нужных исследований. Это ложь. В 1995 году Святейший Патриарх Алексий II поставил перед следствием и правительством 10 вопросов, касающихся идентификации останков и выяснения исторических фактов. По каждому из этих вопросов проводились солидные научные исследования с привлечением квалифицированных специалистов. Напомню, что по инициативе Патриарха Алексия II и члена Правительственной комиссии митрополита Коломенского и Крутицкого Ювеналия после 1995 года был полностью сменен состав экспертной комиссии. Во главе основных направлений по инициативе Церкви были поставлены ведущие ученые, до этого не принимавшие участие в экспертных исследованиях. Например, направление по антропологии и ряду других направлений судебной медицины возглавил доктор медицинских наук Виктор Николаевич Звягин, до этого скептически относившийся к ранее проведенным работам. По просьбе Патриарха, генетическую экспертизу проводил лауреат Государственной премии доктор биологических наук Евгений Иванович Рогаев. За 20 лет много забылось, но напомню, что ученые постоянно контактировали с представителями Церкви и решали все, поставленные священноначалием задачи. Позицию Церкви в Правительственной комиссии представляли церковный археолог Беляев, председатель Дворянского собрания князь Голицын, заместитель министра культуры Брагин, художник Илья Глазунов, директор Института истории и археологии РАН Алексеев. Я могу смело сказать, что в 1997-98 годах работа, как следствия, так и Правительственной комиссии сосредоточилась на получении исчерпывающих данных по 10 вопросам Святейшего Патриарха. Результаты работы комиссии были доложены Немцовым, мной и следователем Соловьевым в январе 1998 года лично Святейшему Патриарху Алексию II. Помимо официального письма, в котором содержались вопросы, поставленные Священным Синодом, Святейшему Патриарху Алексию II были представлены подробные материалы исторических, судебно-медицинских, генетических и иных исследований. Святейший Патриарх в беседе, продолжавшейся около трех часов, полностью подтвердил свою уверенность в правильности сделанных Правительственной комиссии выводов. Где же здесь «злонамеренность» и «грубое обращение» со стороны Немцова и Правительственной комиссии.

В российском обществе и некоторых околоцерковных кругах произошло странное разделение. Те, кто считал, что «екатеринбургские останки» принадлежат Царской Семье и слугам, считались «созидателями фальшивых мощей». Их обвиняли в том, что они пытаются навязать православному сообществу в качестве «мощей» Царской Семьи останки неизвестных людей, обвиняли в попытках заставить молиться едва ли не дьяволу и пустить русское православие «под откос». Те же, кто не верил в истинность «екатеринбургских останков» почитали себя русскими патриотами и истинными носителями православия.

Постараюсь показать истоки этого противостояния. В начале 90-х годов, когда обрушился «железный занавес», появилась возможность тесного контакта с русскими православными людьми, проживавшими за границей. Как российские граждане, так и представители русского зарубежья тянулись друг к другу. Многие православные церковные общины, как в России, так и за рубежом выражали желание объединиться, порвать тот порочный круг времен революции 1917 года, когда множество русских были вынуждены эмигрировать и потерять всякую связь с Родиной. В начале 1990 годов я посещал многие страны зарубежья и видел теплое отношение православных Запада к православным России. Мне приходилось вести беседы со многими священнослужителями, в том числе и с первоиерархом Русской Православной Церкви заграницей митрополитом Виталием. Одним из вопросов, разделявших Церкви было отношение к Царской Семье. На Западе Императорскую Семью канонизировали, в России только начиналось обсуждение этого вопроса. Вопрос о принадлежности «екатеринбургских останков» оказался актуальным не только в России, но и на Западе. Однако далеко не все на Западе мечтали о вхождении о Москвский патриархат. Среди непримиримых противников объединения Церквей оказался и глава РПЦЗ митрополит Виталий. Митрополит Виталий, который отличался особенной непримиримостью к советской власти, к СССР...

Исключительно негативную роль в вопросе признания останков Царской Семьи святыми мощами сыграла зарубежная экспертная комиссия (2), созданная из числа потомков первой волны русских эмигрантов. Сейчас можно с большой степенью достоверности предположить, что вопросы, связанные с идентификацией Царской Семьи, стали лишь прикрытием в работе этой комиссии. Основной целью было не допустить объединения Русской Православной Церкви и Русской Православной Церкви за рубежом. Мало кто обращает внимание на название этой комиссии, а оно очень важно. Уже в нем прописано то, чем хотела заниматься комиссии. Во второй части наименования сказано, что члены комиссии собираются заняться вопросами восстановления исконного правопорядка в России. Как это ни странно, но под «исконным правопорядком» члены комиссии понимали полное подчинение демократической России интересам США. Как говорится, дерево познается по плодам его. Сегодня спустя более чем 20 лет после событий, мы видим конечные цели Зарубежной комиссии. Все её активные участники решительно выступили против объединения Церквей, а, когда оно состоялось, Колтыпин-Валловский и Магеровский вышли из РПЦЗ.

Возглавил комиссию Петр Николаевич Колтыпин-Валловский. Его отец, Николай Евгеньевич Колтыпин-Валловский еще до Второй мировой войны в качестве шпиона проникал на территорию СССР, а во время войны служил на фашистов в штабе генерала Шкуро. Сам П.Н. Колтыпин-Валловский первоначально занимался секретными разработками боеголовок американских баллистических ракет. Закончил курсы «Психологические войны действующих армий». Активно сотрудничал с Барри Голдуотером, служившем в советской печати символом агрессивной политики США. В 1972-м выдвинул свою кандидатуру в Палату представителей Конгресса США от Консервативной партии штата Коннектикут. Два десятка лет возглавлял Имперский союз, отставной полковник стратегической разведки США. Именно Колтыпин-Валловский запустил в свет легенду о том, что в конце 1980 годов Горбачев во время встречи с английской королевой услышал от нее то, что вопрос о визите королевы в СССР может быть рассмотрен только после установления судьбы останков царской семьи. Якобы, Горбачев «намек понял» и уже через две-три недели после визита в российской прессе появилось сенсационное сообщение о находке Гелия Рябова. Цель этой байки простая «замарать» и первого Президента СССР и российские спецслужбы, обвинив их в фальсификации захоронения.

Не менее колоритная личность, секретарь Российской Зарубежной Экспертной Комиссии Евгений Львович Магеровский, отставной полковник генерального штаба Армии США. Магеровский 35 лет посвятил службе в стратегической разведке, консультировал Военное министерство США в области восточно-европейских отношений. Служил оперативным офицером, затем — командиром оперативного отделения стратегической разведки. Активный противник объединения Русской Православной Церкви Заграницей (РПЦЗ) с Московским Патриархатом. За четыре года перед смертью Евгений Магеровский только в «Живом Журнале» поместил более одной тысячи комментариев против РПЦ. Евгений Магеровский, отвечавший в соответствующих структурах за работу с Русской Церковью, являлся одним из кураторов проекта под названием «Киевский патриархат», направленного на разрыв Украины с Русской Православной Церковью Московского партиархата.

Отец Евгения Магеровского, Лев Флорианович Магеровский до окончания Второй мировой войны жил в Праге и стоял у истоков создания Русского заграничного исторического архива (РЗИА). Поставлял информацию разведслужбам, направленным против СССР. При подходе Красной Армии к Праге перебрался сначала в западную зону оккупации, а позднее эмигрировал в США. Один из создателей русского Бахметьевского архива при Колумбийском университете и без малого 30 лет им заведовал.

Еще один активный участник экспертной комиссии Алексей Павлович Щербатов, полковник ЦРУ. Служил в американской разведке с 1944 года. В течение многих лет он возглавлял русское Дворянское собрание Северной Америки.

В качестве консультанта в деятельности Зарубежной комиссии активное участие принимал санкт-петербургский судебный медик профессор Вячеслав Леонидович Попов.

Деятельность Зарубежной комиссии носила своеобразный характер. Надежды на конструктивное сотрудничество с ней не оправдались.

По приглашению России члены Зарубежной комиссии Колтыпин-Валловский, Магеровский и князь Щербатов в 1995 году прибыли в Москву. Им предложили следующую программу. Они могли ознакомиться с любыми архивными материалами, побывать в Екатеринбурге и на месте с участием специалистов изучить «екатеринбургские останки», провести встречи и дискуссии с российскими учеными. Мнение членов комиссии выразил Лев Магеровский. Он заявил, что комиссия приехала не для того, чтобы изучать документы и останки, а для того, чтобы обличить русских ученых и государственных деятелей за совершенную ими фальсификацию. Ни одного значимого документа, связанного с гибелью Царской Семьи, Зарубежная комиссия не представила.

Члены комиссии настаивали на том, чтобы расследование велось в рамках американского законодательства. Они заявляли, что выводы по идентификации останков могут делать только люди, никоим образом ранее не связанные с коммунистическим режимом, не состоявшие на работе в государственных учреждениях Советского Союза. Разумеется, при таких условиях сотрудничество с Зарубежной комиссией представлялось невозможным. Тем не менее, с ней продолжали нянчится. Члены Зарубежной комиссии выступили в Правительстве, Государственной Думе, на центральных каналах радио и телевидения, заполнили своими «меморандумами» страницы ведущих газет. Не думаю, что на такую встречу могли бы рассчитывать в США патриотически мыслящие работники российских спецслужб.

В конечном счете, Колтыпин-Валловский заявил: «Наша комиссия пришла к выводу, что в России расследование шло совсем не так, как положено или как требуют специально установленные всемирные правила. Это нас насторожило, поставило в такое положение, что мы начали все больше и больше убеждаться, что захоронение, происшедшее в 1998 году, является неправильным».

Комиссию не интересовал сбор исторических материалов за рубежом, изучение работы русских экспертов. Главным было опорочить официальные органы власти, столкнуть лоб в лоб Церковь с Правительством и Президентом. Как ни странно, Зарубежная комиссия нашла в России много единомышленников, которые до сегодняшнего дня активно пропагандируют её идеи, и слово в слово используют её терминологию.

Можно с большой степенью вероятности сказать, что в своей разрушительной деятельности комиссия шла на прямой подлог.

В 2004 году появилась информация о том, что по инициативе Зарубежной комиссии в генетической лаборатории Стэнфордского университета и Лос Аламосской национальной лаборатории США Львом Животовским и Алеком Найтом был проведен сравнительный анализ данных опубликованных ДНК Императрицы Александры Федоровны и её родной сестры святой Елизаветы Федоровны. Анализ показал, что родство людей, чьи биологические препараты были использованы для анализа, полностью исключается, хотя у сестер должна быть одинаковые митохондриальные ДНК. Ряд генетических исследований показал, что данные по митохондриальным ДНК у четырех женщин и одного подростка из захоронения под Екатеринбургом полностью совпадают с подобными у членов английской королевской семьи. ДНК пальца, исследованного Животовским и Найтом, свидетельствует о том, что носитель гена не был в родстве с английской королевой Викторией. Эти исследования не ставят под сомнение того, что в Иерусалиме похоронена родная сестра Императрицы. Они говорят лишь о том, что члены Зарубежной комиссии сознательно передали генетикам биологические препараты, которые никакого отношения не имели к Великой княгине Елизавете Федоровне и членам Российского Императорского Дома. Цель такой акции ясна, поставить под сомнение результаты, полученные учеными при исследовании так называемых «екатеринбургских останков» и в конечном счете сорвать их возможное признание в качестве святых мощей. На этом этапе Зарубежная комиссия полностью добилась своей цели.

Тесно сотрудничая с Зарубежной экспертной комиссией профессор Вячеслав Попов длительное время рекламировал исследования японского профессора Тацуо Нагаи. Вместе с японским профессором он опубликовал научную статью, где подверг серьезному сомнению возможность принадлежности «екатеринбургских останков» Царской Семье». За эти «заслуги» Попов стал почетным доктором японского университета. В конце концов, оказалось, что исследование сделано на низком научном уровне и никоим образом не может претендовать на решение вопросов идентификации. Образцы останков Великого Князя Георгия, украденные профессором Поповым из морга и переданные в Японию, заведомо не были пригодны для сравнительного генетического исследования по причине их гнилостного распада.

Сейчас Вячеслав Попов пытается сидеть на двух стульях и якобы склоняется к признанию останков, но одновременно не отказывается от совместной публикации с Тацуо Нагаи. Ведь в таком случае нужно признать научную несостоятельность Тацуо Нагаи и отказаться от такого привлекательного «титула» как почетный доктор наук японского университета.

Единым фронтом с Зарубежной экспертной комиссией против признания останков выступила вдова племянника Императора Николая II Ольга Николаевна Куликовская-Романова. Сравнительные исследования ДНК крови её мужа Тихона Николаевича Куликовского-Романова и «екатеринбургских останков» показало, что Тихон Николаевич является ближайшим родственником человека, представленного скелетом № 4, о чем свидетельствует опубликованная еще в 1998 году экспертиза, проведенная лауреатом Государственной премии Евгением Рогаевым. Еще в 1995 году об этих результатах было известно Ольге Николаевны, но она ввела и вводит сейчас в заблуждение общественность и священноначалие, утверждая о «подложности» «екатеринбургских останков». Почему бы Ольге Николаевне не решить все сомнения относительно её позиции и не показать Патриарху, следствию и общественности подлинник заключения специалистов?

Напомню, что Зарубежная комиссия и Ольга Николаевна Куликовская-Романова в 1995-1998 годах добились локальной «победы». Святейший Патриарх отказался участвовать в захоронении останков Царской Семьи в Петропавловском соборе, несмотря на то, что в этой скорбной процедуре участвовал Президент России.

Интересно, что «русскими патриотами» риторика полковников ЦРУ, генерального штаба Армии США и стратегической разведки США используется в полной мере, в том числе и участниками сегодняшней конференции. Так кто же работал и работает на наших оппонентов в США, так называемые «русские патриоты» или Правительство вместе со Следственным комитетом?

«Великие опровержения»

В свое время сенсациями о «великих» исследованиях ДНК проведенных в генетической лаборатории Стэнфордского университета и Лос Аламосской национальной лаборатории в США Найтом и Животовским были заполнены многие передовицы крупных газет.

Сенсацией, якобы опровергнувшей выводы Правительственной комиссии, считали исследования, проведенные учеными Вячеславом Поповым и Тацуо Нагаи. Где они теперь эти исследования? Лопнули как мыльный пузырь. Никто из серьезных ученых в мире их не воспринимает за истину. Появились рецензии двух первых лауреатов Нобелевской премии по генетике Уотсона и Ниренберга, поддерживающие утверждения генетиков о том, что под Екатеринбургом действительно найдена Царская Семья. А кто из серьезных ученых поддержал выводы по генетике Животовского, Гилла, Попова и Тацуо Нагаи? Таких сегодня нет.

Что нам скажут стоматологи?

Последняя сенсация сегодняшнего дня – это «экспертиза» по состоянию зубов тех, кого в свое время официальные эксперты признали членами Царской Семьи. Снова «сенсация», снова броские заголовки в газетах! Взять хотя бы последнюю публикацию от 20 апреля 2018 года из «Московского комсомольца»: «Николая II подменили»: загадка царских зубов вызвала бурю».

Из ряда публикаций можно было представить, что врач-стоматолог высшей категории Эмиль Агаджанян из Санкт-Петербурга, историк Алексей Оболенский и журналист Леонид Болотин провели официальное «исследование зубочелюстной системы и историко-источниковедческое исследование».

Я поинтересовался, проводилось ли это исследование в рамках уголовного дела. Нет, не проводилось. Авторы не несут уголовной ответственности за заведомо ложное заключение. Это не экспертиза, а опубликованное частное мнение или популярный очерк на темы развития стоматологии в начале XX века. По словам участников, результаты и сделанные выводы переданы ими Святейшему Патриарху Кириллу и Церковной комиссии по исследованию «екатеринбургских останков».

Из «заключения экспертизы» Агаджаняна, Оболенского и Болотина трудно понять, на основании каких данных они пришли к выводам о том, что останки не принадлежат членам Царской Семьи и лицам из окружения.

«Эксперты» постоянно выходят за рамки своей компетенции и «учат» юристов основам правоведения. Они утверждают, что «Комиссия нарушила основной принцип генетической идентификации личности: она не рассмотрела результаты проведенной ДНК-идентификации останков по нормам судебного расследования». Почему бы умничая в этой области, не сослаться на конкретные нормы уголовно-процессуального права. Только потому, что таких норм в российском законодательстве нет.

Звучат голословные обвинения в адрес следствия и Правительственной комиссии о том, что принимая решение о захоронении останков эти государственные органы сделали выводы не проработав исторические источники.

Как человек, активно участвующий в деятельности Правительственной комиссии, я могу сказать, что историко-архивным поискам уделялось огромное внимание. По поручению Правительственной комиссии в её рамках была создана группа историков под руководством академика-секретаря РАН Ковальченко, которая подготовила экспертное заключение по архивным документам, связанным с гибелью и захоронением Царской Семьи. По поручению Правительства России были изучены документы по данной теме во всех государственных и ведомственных архивах Российской Федерации.  В научный оборот были включены сотни ранее неизвестных документов, имеющих прямое отношение к расследованию гибели Царя. Может быть, какие-то принципиально новые исторические документы и были найдены с 2015 года, но общественности об этом не известно. Утверждение о том, что «архивный поиск первым следствием и комиссией Немцова не проводился вообще..», это откровенная ложь. Удивило меня и сообщение о том, что до прошлого года исследователи не имели под рукой давным-давно известные историкам материалы по покушению на Николая в японском городе Оцу в 1891 году. Эти документы нашли известный историк и архивист Сергей Мироненко и следователь Соловьев. Они были представлены на Правительственную комиссию и активно использовались экспертами. Снова ложь. Государственным архивом Российской Федерации сканированы и выставлены в Интернете все документы, связанные с гибелью Царской Семьи, имеющие значение для идентификации и хранящиеся в российских и зарубежных архивных собраниях и у частных лиц. Нужно сделать необходимые пояснения. Большая часть материалов следственного дела Николая Соколова была вывезены за границу. Соколов систематически копировал материалы следствия и создал много дубликатов. За основу российские историки приняли описи, находящиеся в трехтомном «Реестре» следственных документов Соколова. Именно эти бумаги выставлены на сайте ГА РФа и Росархива. Там же находится большое количество документов советских государственных органов. Сейчас много говорят о томе № 10 следственного дела Соколова, находящегося в США. Эти документы в копиях были подготовлены для американского предпринимателя Генри Форда. Форд в 20-е годы вел борьбу с предпринимателями еврейского происхождения и по его просьбе Николай Соколов подготовил документы из следственного дела. Форд отказался от борьбы и материалы Соколова им использованы не были. Подлинные документы Соколова и их копии, аналогичные включенным в «том Форда», находятся в России и выставлены в Интернете. Так что легенды о том, что российские историки не располагают некими «секретными» документами из архива Форда, не имеют под собой оснований.

Я не юрист и мне трудно сделать профессиональное заключение о качестве следствия, но в итоговом постановлении следователя-криминалиста Владимира Соловьева, составляющем три увесистых тома, подробнейше проанализированы как естественно-научные, так и исторические исследования, рассмотрены все основные версии, в том числе о «ритуальном убийстве» и «чудесном спасении» членов Императорской фамилии. Закон не предписывает обязательного проведения исторической экспертизы в рамках уголовного дела. Насколько мне известно, Соловьев, готовя постановление о прекращении уголовного дела, постоянно консультировался с ведущими специалистами по истории и архивному делу, использовал экспертное заключение Правительственной комиссии и пришел к правильным выводам.

Вернемся к стоматологическим исследованиям Агаджаняна, Оболенского и Болотина. Авторы внимательно ознакомились с научным уровнем стоматологии прошлого века. Они очень интересно описали, как лечили зубы наши прабабушки и прадедушки. В их публикациях много тонких наблюдений и ценных замечаний.

Но одно дело – познавательная сторона исследования авторов, а совсем другое – полноценное проведение идентификации останков по этим исследованиям. Авторы честно говорят о том, что черепа они не видели и натурным исследованием зубочелюстной системы не занимались. Сомневаюсь, что изучение документов тех стоматологов, заключения которых они подвергают сомнению, достаточно для того, чтобы сделать окончательные выводы.

Итак, авторы утверждают, что «уже давным-давно известны механизмы профилактики и лечения пародонтита». Авторы упоминают о серьезной запущенности в лечении которую имел обладатель черепа №4. Дескать, зубные щетки, эликсиры и зубной порошок у него были, питание хорошее, значит, пародонтита быть не могло. Очень сомневаюсь, помогают ли лечению пародонтита пилка и рубка дров, а также физические упражнения, которыми любил заниматься Николай II?

Авторы не упоминают об одном важном обстоятельстве, помогали ли зубные щетки и эликсир в лечении этого заболевания, убивал ли зловредные бактерии, вызывающие пародонтит, зубной порошок? Определенно не сказано о том, насколько излечимы были тяжелые формы пародонтита в начале ХХ века.

Мы не имеем никаких исторических данных о боязни обращения Императора к врачу по поводу лечения зубов. Дентофобия Царя, как правильно пишут авторы, ничем не подтверждается. Царь лечил зубы и ему их удаляли. Зубы у Государя могли быть удалены Кострицким либо в январе 1917 г. в Царском Селе, либо в октябре 1917 г. в Тобольске, или в декабре 1917 г. стоматологом Рендель, там же в Тобольске. На зубах Николая II обнаружены пломбы, что так же подтверждает факты его общения со стоматологами.

Какие доводы привели авторы последнего заключения по стоматологии?

Во-первых они констатировали, что вся работа стоматологов находилась на уровне состояния этой отрасли в начале ХХ века. О протезировании Государыни сказано, что «уровень работы дантиста, осуществлявшего лечение женщины, которой принадлежит череп №7, довольно высокий. Но отнюдь не уникальный для стоматологии того времени!». Мы знаем, что в последние годы жизни Царскую Семью обслуживал стоматолог Кострицкий. Он высокий профессионал, но сам из Ялты – провинциального города.

Попытка авторов судить о том, кому из погибших какой череп принадлежит, явно несостоятельна и без наличия стоматологических карт и свидетельств стоматологов просто невозможна. Черепа никто не перекладывал. Черепа № 5 и № 6, извлечённые в 1979 г. вместе с черепом № 1 были в 1980 г. помещены в. в ящик и закопаны Авдониным и Рябовым. В 1991 г. они были обнаружены в этом ящике и соединены со скелетами № 5, № 6 и № 1 после констатации соответствия их первым шейным позвонкам (атлантам).

У авторов исследования нет никаких оснований «отвергать» принадлежность черепа Императора скелету № 4. Если бы они представили подлинные стоматологические карты, внятные воспоминания стоматологов, прижизненные рентгеновские снимки, тогда бы был предмет для спора. Единственное значимое упоминание о состоянии зубов Царя находится в воспоминаниях сына стоматолога Рендель: «полный рот гнилых зубов». Я должен констатировать, что оно соответствует действительности.

В основе отрицания принадлежности останков членам Царской Семьи у Агаджаняна, Оболенского и Болотина лежит их идеальное представление, в каком состоянии могла бы находиться зубная система погибших, если бы их лечил и протезировал врач такой квалификации, каким является Агаджанян. Увы, идеалы наши не всегда соответствуют действительности и сколько бы убедительными нам не казались выводы Агаджаняна, Оболенского и Болотина, в них нет самого главного – идентификации, то есть сравнительного исследования.

Вопросы об идентификации останков Императора решены другими методами. В 2008 году в генетической лаборатории армии США исследовали зуб Императора. В заключении говорится, что генотип зуба полностью соответствует посткраниальному скелету и крови на «эрмитажной» рубахе Императора. В 2015 году по сообщению прессы, проведено генетическое исследование фрагментов черепа Императора. Генотип черепа совпал с подобным генотипом посткраниального скелета и с генотипом «эрмитажной» рубахи Императора. Окончательная точка в этой истории поставлена еще в 2008 году и подтверждена в 2015 году. Очередная научно-популярная работа авторов в судьбе идентификации останков ничего не изменила, разве, что стала хорошей рекламой для стоматологов Санкт-Петербурга.

В заключение хотелось бы пожелать, чтобы с темы гибели и идентификации останков Царской Семьи, наконец, была снята завеса секретности. Странно, почему до сих пор следствие ничего не говорит о давным-давно выполненных генетических исследованиях останков Императора Александра III, останков Императора Николая II и Императрицы Александры Федоровны, «эрмитажной» рубахи Николая II, а также крови Императора Александра II, выполненных следствием с участием Церкви еще в 2015-2016 годах? Эти крайне важные материалы до сих пор засекречены. В мае 2018 года исполнится 150 лет со дня рождения Императора Николая II. Люди придут в Екатерининский придел Петропавловской крепости помолиться за него, а нам ничего неизвестно, где находятся его останки, в склепе или где-то в шкафу судебно-медицинской лаборатории. Надеюсь, что на эти вопросы общественность получит исчерпывающие ответы.

22 апреля 2018 года

ПРИМЕЧАНИЯ:

1 - Государственный архив Российской Федерации, г. Москва.

2 - «Российская Зарубежная экспертная комиссия по установлению судьбы останков членов Российского Императорского Дома убитых большевиками в Екатеринбурге 17 июля 1918 и вопросам восстановления исконного правопорядка в России» – создана в 1989 году

 

 

Пожалуйста, поддержите "Портал-Credo.Ru"!


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-18 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования