Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
БиблиотекаАрхив публикаций ]
Распечатать

Игумен Андрей (Эрастов). Указ № 362 Патриарха Тихона и Церковные Округа [каноническое право, история Церкви]


Вступление

В 2007 г. корабль РПЦЗ потерпел крушение. Не многие спаслись от потопления на маленьких лодочках – «осколках» прежней Зарубежной Церкви.

Прошло почти 10 лет с того времени, и мы пришли к полному кризису. Ситуация настолько бедственная, что некоторые уже открыто говорят, что Зарубежной Церкви больше не существует и нужно подумать о переходе в другую юрисдикцию.

Какая причина такого критического положения? Наша главная проблема - это отсутствие ясного понимания: кто мы и каково наше церковно-каноническое положение. Мы живем в парадигмах прошлого, как-будто ничего не случилось, как-будто корабль не разбился, а попрежнему совершает благополучное плавание.  Причем плывущие на каждой из лодочек претендуют на то, что именно их лодка является кораблем прошлого.

Как ни абсурдна такая точка зрения, но такова официальная экклезиология большинства «осколков». Отсутствие ясной канонической само-идентификации более всего разделяет нас и препятствует великому служению Церкви, ради которого стоит мир - свидетельству об Истине.

Этой теме, т.е. выяснению нашего канонического положения, и посвящен этот доклад.

Указ № 362

Согласно Положению о РПЦЗ, «Русская Православная Церковь заграницей есть неразрывная часть поместной Российской Православной Церкви, временно самоуправляющаяся на соборных началах до упразднения в России безбожной власти, в соответствии с Постановлением Св. Патриарха, Св. Синода и Высшего Церковного Совета Российской Церкви от 7/20 ноября 1920 г. за №362» (1).

Т.е. каноническим основанием РПЦЗ является Постановление от 7/20 ноября 1920 года за № 362, обычно  для краткости называемое Указом Патр. Тихона №362 (2).

Указ №362 имеет огромное значение для всей Русской Церкви, и в особенности для РПЦЗ. Указ был издан от лица всех трех частей высшей церковной власти: Патриарха Тихона, Священного Синода и Высшего Церковного Совета.

На первый взгляд, Указ №362 имеет в виду лишь конкретную ситуацию, сложившуюся в годы Гражданской войны, когда многие епархии оказались отрезаны от Москвы линией фронта. Но в действительности значение Указа №362 гораздо шире. Это становится понятным, если мы проанализируем как текст самого Указа, так и обстоятельства, в которых он был издан.

К концу ноября 1920 г. Гражданская война уже почти закончилась победой большевиков. Становилось ясно, что Советская власть установилась надолго, на многие годы. Гонение на Церковь все усиливалось, большевики издавали один за другим анти-церковные декреты.

С другой стороны, подходил к концу срок полномочий Св. Синода и Высшего Церковного Совета. Согласно постановлению Поместного Собора 1917-1918 гг., Высшая Церковная власть в Русской Церкви разделялась на три ветви: Патриарх, Св. Синод и Высший Церковный Совет (последний занимался хозяйственными вопросами и включал в себя членов из духовенства и мирян). Члены  Св. Синода и Высшего Церковного Совета избирались на трехлетний срок, до следующего Поместного Собора, который должен был созываться каждые три года. Однако, было очевидно, что Советы не допустят созыва нового Поместного Собора и, следовательно, будет невозможно избрать новый состав Св. Синода и ВЦС. Также в случае смерти Св. Патриарха будет невозможно избрание нового Патриарха.

Все эти обстоятельства оговариваются в Указе №362, а именно: «если Священный Синод и Высший Церковный Совет по каким-либо причинам прекратят свою деятельность», или «Высшее Церковное управление во главе со Святейшим Патриархом прекратит свою деятельность».

Как и предвидели творцы Указа, Высшее Управление Русской Церкви вскорости прекратило свою деятельность: вначале временно, в 1922 г., во время обновленчества. А затем  в 1927 г. Советам удалось полностью подчинить себе Высшее Церковное Управление.

Таким образом, Указ №362 дает общие руководящие указания, как должна быть устроена каноническая, соборная жизнь Русской Церкви, если высшая церковная власть по той или иной причине не сможет функционировать. Мы не признаем каноничность церковного руководства Московской Патриархии, следовательно, Указ №362 является основным каноническим актом Русской Церкви, на основании которого должна быть устроена наша церковная жизнь. Этот Указ никто не отменял и не может отменить, так как не существует инстанции, которая могла бы его отменить, т.е. Поместного Собора свободной Русской Церкви.

Собственно к РПЦЗ относятся 2-й и 3-й пункты Указа:

"2) В случае, если епархия, вследствие передвижения фронта, изменения государственной границы и т. п. окажется вне всякого общения с Высшим Церковным Управлением или само Высшее Церковное Управление во главе со Святейшим Патриархом прекратит свою деятельность, епархиальный Архиерей немедленно входит в сношение с Архиереями соседних епархий на предмет организации высшей инстанции церковной власти для нескольких епархий, находящихся в одинаковых условиях (в виде ли Временного Высшего Церковного Правительства или митрополичьего округа, или еще иначе).

3) Попечение об организации Высшей Церковной Власти для целой группы оказавшихся в положении, указанном в п. 2 епархий, составляет непременный долг старейшего в означенной группе по сану Архиерея".

Таким образом, в случае, если несколько епархий теряют возможность общения с церковным центром, Указ предписывает образование из этих епархий временно-автономной структуры, например, митрополичьего округа.

Первейшая цель этого постановления – соборность. Это особенно видно из 5-го и 6-го пунктов Указа №362. В 5-м пункте говорится о ситуации, когда епархия оказалась отрезанной от центра, но у архиерея нет возможности установить контакт с епископами соседних епархий. Поскольку епархия может иметь только одного правящего епископа, то такая отрезанная от центра епархия лишается соборности. В таком случае, Указ рекомендует разделить эту епархию на несколько епархий, передать викариям права самостоятельных архиереев, т.е. создать архиерейский собор, и тогда разделенная таким образом «епархия образует из себя во главе с Архиереем главного епархиального города церковный округ, который и вступает в управление местными церковными делами, согласно канонам» (пункт 6).

Митрополичий округ

Остановимся на этом понятии - «церковный», или «митрополичий», округ. Митрополичий округ – это изначальная каноническая единица.  Ко времени 1-го Вселенского Собора (325 г.) Церковь в Римской империи состояла из множества автокефальных митрополичьих округов (3). Такие малые автокефальные Церкви состояли из нескольких небольших епархий и обычно совпадали с границами римских провинций. Во главе стоял митрополит, т.е. епископ митрополии  - главного города провинции (4). Митрополичьи округи были независимыми и автокефальными, т.е. собор епископов митрополии поставлял себе митрополита.

Каноническое устройство митрополичьего округа описывается в Апостольском каноне 34: «Епископам всякого народа (здесь: области, провинции) подобает знать первого в них, и признавать его как главу, и ничего превышающего их власть не творить без его рассуждения: творить же каждому только то, что касается до его епархии, и до мест к ней принадлежащих. Но и первый епископ ничего да не совершает без рассуждения всех епископов. Ибо так будет единомыслие, и прославится Бог о Господе во Святом Духе, Отец, Сын и Святой Дух». Это Апостольское правило изображает соборный строй Церкви.  Епархиальные архиереи не должны без согласия Первоиерарха делать что-либо, превышающего их обычную компетенцию. Но и Первоиерарх не самовластен: он должен обращаться к “рассуждению всех”, т. е. к решению Собора епископов его области.

Ко времени 1-го Вселенского Собора митрополичьих округов насчитывалось в Римской империи около сотни (5). (Это число можно определить, исходя из числа провинций Империи. Если учесть, что во время 1-го Вселенского Собора число всех епископов было около 1800, то в среднем получается 18 епископов на округ (Википедия).

Для нашего церковного сознания привычно, что в каждой православной стране имеется одна автокефальная церковь. Снова отметим этот факт, непривычный для нас: в одном государстве, Римской Империи, в начале 4-го века соборная Церковь представляла собой семью небольших автокефальных Церквей, числом около ста. Эти автокефальные Церкви не были объединены на административном уровне, но в то же время сознание единства соборной Церкви в то время было гораздо сильнее, чем сейчас. В случае особой нужды созывались соборы епископов нескольких областей и, конечно, Вселенские соборы.

Интересно отметить, что такое административно раздробленное устройство Церкви сложилось в эпоху язычества и гонений, а когда Империя стала христианской, административная структура Церкви стала укрупняться: начался процесс объединения автокефальных митрополий в патриархаты. Однако, это объединение создавалось не канонами, а самой жизнью. Каноны скорее тормозили этот процесс административного объединения. (6) Каноническое законодательство не только не упраздняло митрополичьих округов, а наоборот, требовало их дальнейшего существования (7).

Поместный Собор 1917-1918 гг.

Русская Церковь никогда не делилась на округа. От начала Русская Церковь была образована как один митрополичий округ, во главе с митрополитом Киевским (затем – Московским). Требование соборности, изображаемое 34 Апостольским правилом, русские епископы выполняли по отношению к Митрополиту, а затем к Патриарху Всероссийскому  (8).

После упразднения патриаршества императором Петром и замены его Святейшим Синодом (1721 г.) нарушился канонический порядок: вместо первого епископа во главу Церкви была поставлена безличная синодальная канцелярия, под руководством чиновника – обер-прокурора. По своему устройству Церковь стала представлять один из департаментов государства. Принцип соборности, выражаемой в соборе епископов, почти полностью отсутствовал в Русской Церкви в синодальный период.

Такое положение продолжалось до Поместного Собора 1917-1918 гг., когда было восстановлено патриаршество. Однако деятели Поместного Собора опасались, что из-за большого числа епархий  Русской Церкви (около 70) Патриарх не будет иметь возможности личного контакта с епископами, не будет иметь ясного представления о состоянии каждой епархии. Таким образом, соборность не будет реализована в церковной жизни,  просто вместо синодальной канцелярии появится патриаршая канцелярия, которая будет завалена бумажными делами. Нужно было образовать какое-то промежуточное звено между высшей церковной властью и епархиями. Таким звеном должны были стать митрополичьи округа. Как говорилось на Соборе: «Соборности епископов не будет без соборов митрополичьих округов. Никакого возрождения церковной жизни не произойдет в епархиях, обособленных одна от другой. Высшая церковная власть не в силах управлять одна, сосредотачивая все дела  у себя в центре, надо предоставить решение большинства дел на местах» (9).

Было решено образовать митрополичьи округа из незначительного числа епархий в каждом округе. При объединении епархий в округа принималось во внимание: церковно-бытовые условия, удобства путей сообщения, особенности административного деления местности, и проч. (10).

Священномуч. митр. Кирилл (Смирнов) был докладчиком на Соборе по теме митрополичьих округов. Он говорил в своем докладе: «Разнообразие интересов и бытовых особенностей жизни на огромных пространствах России требует, чтобы церковные округа не заключали в себе слишком много епархий. Мудрено, например, заключить в один округ хотя бы все Поволжье, так как особенности жизни и церковные нужды далеко не одни и те же у Казани, например, и Астрахани. Не одинаковы они и на обширном пространстве Сибири».

Окружной собор должен был иметь следующие функции: намечать вопросы, возникающие в епархиях округа и подлежащие обсуждению Поместного Собора; давать свои заключения Святейшему Патриарху по вопросу об открытии в округе новых самостоятельных епархий; участвовать в выборе епископов на вдовствующую кафедру и совершать хиротонию избранного и утвержденного Высшею Церковною Властью; рассматривать дела о прославлении святых к местному чествованию и проч.

Митрополит округа должен был: созывать окружные соборы и председательствовать на них; доводить  до сведения Святейшего Патриарха о состоявшихся на соборе постановлениях и проч.

Одним из аргументов противников создания митрополичьих округов было то, что это нововведение может способствовать развитию сепаратизма. Против этого возражали, что к сепаратизму в большей степени приводит насильственная централизация, а не децентрализация.

Нужно подчеркнуть существенное различие между митрополичьими округами древней Церкви и митрополичьими округами, введенными Поместным Собором. Оно состояло в том, что последние не были автокефальными, а подчинялись общей высшей церковной власти.

В  решении Поместного Собора, принятом 6 (19) сент. 1918 г., говорилось: «Считая отсутствие церковных округов одним из старых недочетов Русской Церкви... и принимая во внимание количество епархий, возглавляемых Патриаршеством... Священный Собор, в целях осуществления полного канонического устройства Русской Церкви, учреждает церковные округа, а самое количество округов и распределение епархий по округам поручает Высшему Церковному Совету» (11).

Однако политические обстоятельства не давали возможности провести в жизнь это решение Поместного Собора. Вследствие гражданской войны ВЦУ Русской Церкви не имело связи с более чем половиной  епархий. В этой обстановке было бы бессмыслено определять границы церковных округов. Епархии, не имевшие связи с Москвой, стали сами создавать временные органы церковного управления.  На таком историческом фоне был создан Указ №362. В нем отчасти зафиксирован тот опыт церковной жизни, который сложился стихийно на территориях, оторванных от центра гражданской войной. Вообще, это типично, что церковные правила утверждают уже сложившуюся практику. По большей части так это и было в древности.

Мы достаточно подробно остановились на решениях Поместного Собора о митрополичьих округах, так как вне этих решений невозможно правильно понять Указ №362.

Указ № 362 и Зарубежная Церковь

Основой будущей РПЦЗ было Временное Высшее Церковное Управление  юго-востока России (ВВЦУ), созданное в 1919 г. на территориях, занимаемых армиями ген. Деникина. После эвакуации из Крыма в 1920 г. оно продолжило свою деятельность под именем ВРЦУ (Высшее Русское Церковное Управление). 6/19 ноября 1920 г. на пароходе "Великий Князь Александр Михайлович" в Босфорском проливе состоялось первое (за границей) заседание ВРЦУ. В заседании приняли участие: митроп. Антоний (Храповицкий), митрополит Платон (Рождественский), архиепископ Феофан (Быстров) и др.

Образование зарубежного высшего церковного управления настолько соответствовало церковному восприятию того времени, что почти все зарубежные архиереи (их было более 30) признали ВРЦУ (с 1922 г. переименованое во Временный Заграничный Архиерейский Синод) (12). Так было в начале, но впоследствии стали действовать центробежные силы, и произошли расколы (в 1926 г.).

Указ №362 был издан 7/20-го ноября 1920 г., (т.е. днем позже 1-го заграничного заседания  ВРЦУ), но стал известен за рубежом только в начале 1922 г. Таким образом, основы канонического устройства РПЦЗ были заложены раньше, чем Указ №362 стал известен иерархам РПЦЗ. Этим, отчасти, объясняется тот факт, что ее устройство не вполне соответствует букве этого Указа. РПЦЗ основана на Указе №362 в том отношении, что в условиях отрыва от центральной церковной власти зарубежные архиереи создали высшее церковное управление. Однако, устройство этого управления не полностью совпадало с Указом №362.

Действительно, Указ №362, предвидя возможность отрыва нескольких епархий от центральной высшей церковной власти или даже возможность прекращения ее деятельности, предписывает епархиям, находящимся в одинаковых условиях, организоваться на соборных началах, как митрополичий округ, но ничего не говорит о возможности создания какого-либо общего высшего церковного управления над несколькими такими округами. Т.е. Указ не предвидит создания общего церковного центра для всего зарубежья, подобного тому, который был образован в Сремских Карловцах.

Мысль устроителей РПЦЗ хорошо прослеживается по резолюции 1-го Всезаграничного Собора (ноябрь 1921 г.) «о Высшем Русском Церковном Управлении за границей».  (Напомним, что Указ №362 за границей тогда еще не был известен). Согласно этой резолюции, ВРЦУ являлось точным подобием  Высшего Церковного Управления в России. Оно должно было быть возглавлено патриаршим Наместником и состояло из Русского Заграничного Синода и Церковного Совета (38). Однако Патриарх Тихон не одобрил мысль о назначении патриаршего Наместника за границей. Таким образом, по мысли его устроителей, ВРЦУ было не возглавлением одного митрополичьего округа, а, как и следует из его названия, высшей церковной властью для заграничной части Русской Церкви, свободной от большевиков.

Карловацкий Синод упрекали в том, что он претендует на роль всероссийского Св. Синода, не имея на то никаких полномочий высшей церковной власти. (13) С формальной стороны, эти упреки справедливы, но нужно учитывать тот факт, что Высшее Церковное Управление в России при Патр. Тихоне было несвободно, а при митр. Сергии и вовсе стало инструментом влияния большевиков. Напротив, Синод РПЦЗ видел себя как церковное управление свободной части Русской Церкви. Отсюда в среде зарубежного епископата возникала мысль о том, что зарубежный Синод, возглавляемый митр. Антонием, может говорить от лица всей Русской Церкви и даже, в случае прекращения деятельности ВЦУ в России, может возглавить не только зарубежную часть Церкви, но и всю Русскую Церковь из-за рубежа. Например, после смерти св. Патр. Тихона Синод постановил 9 апреля 1925 года: «Предоставить Председателю Архиерейского Синода Высокопреосвященному Митрополиту Антонию, с правами временного, до созыва канонического Всероссийского Священного Собора, заместителя Патриарха, представительствовать Всероссийскую Православную Церковь и, насколько позволяют условия и обстоятельства, руководить церковной жизнью и Церковью не только вне России, но и в России» (14).

Такое воззрение на РПЦЗ как на свободный голос Русской Церкви, существовало до последнего времени, до времени ее соединения с МП.

Противники Карловацкого Синода: митр. Евлогий, проф. С. Троицкий и др. утверждали, что деятельность митр. Антония и его сподвижников по укреплению центральной церковной власти за рубежом была не нужна и даже вредна для Церкви.  Конечно, это совершенно ошибочный взгляд. Существование Синода было оправдано его высоким духовным авторитетом и авторитетом его первоиерарха. Так выразил это сербский Патр. Варнава, проповедуя в русской Свято-Троицкой церкви Белграда: «Среди вас находится митрополит Антоний, этот великий иерарх, являющийся украшением Вселенской Православной Церкви. Это высокий ум, который подобен первым иерархам Церкви Христовой в начале христианства. В нем и заключается церковная правда. Вы все, не только живущие в нашей Югославии, но и находящиеся в Европе, в Америке и в Азии и во всех странах мiра должны составлять, во главе с вашим великим архипастырем, митрополитом Антонием, несокрушимое целое, не поддающееся нападкам и провокациям врагов Церкви» (15).

Однако, с формальной стороны, Синод не имел санкций от Высшей Церковной власти Русской Церкви. Напротив, ВРЦУ даже было упразднено Указом №348 Патр. Тихона от 5 мая 1922 г.  В том же году собравшийся в Сремских Карловцах собор архиереев формально исполнил волю Патриарха Тихона, распустив Высшее Русское Церковное Управление, но, предполагая, что указ Первосвятителя был дан под давлением Советской власти, учредил вместо ВРЦУ Временный Заграничный Архиерейский Синод, который также не был утвержден Патриархом.

Несомненно, Указ №348 был издан под давлением большевиков, но в таком случае св. Патр. Тихон, издавая этот Указ, рассчитывал на то, что и произошло: т.е. что заграничные архиереи не подчинятся этому указу. По большей части, церковная жизнь устрояется не по букве указов и канонов; напротив, каноны утверждают и санкционируют церковный строй, который устанавливается самой жизнью. В противном случае, указы остаются лишь на бумаге и не имеют влияния на жизнь Церкви.

Единый церковный центр зарубежья был образован отнюдь не в результате беспочвенных претензий и властолюбия каких-либо отдельных лиц, как утверждали его критики, а был произведен самой жизнью и поддерживался церковным сознанием иерархии, а не буквой указов. Широко известно высказывание церковного историка проф. В. Болотова:  «Каноничным следует считать то, что полезно для Церкви» (16).

Но Указ №362 не санкционирует единый церковный центр зарубежья, и нет никаких других канонических актов, которые бы санкционировали его существование.

Большинство зарубежных архиереев добровольно подчинились ВРЦУ, так как для церковного сознания было непонятно, как можно обходиться без единого церковного центра.  Митрополичьи округа были недавним нововведением Поместного Собора Русской Церкви, на практике еще не реализованным, и, вероятно, мало кому известным.

Чтобы показать, насколько идея митрополичьих округов в духе Поместного Собора и Указа №362 была еще мало усвоена российским епископатом, достаточно указать на следующий пример. В 1923 г. в Сремских Карловцах состоялся очередной Архиерейский собор. Немогущим прибыть на собор епископам был послан ряд вопросов, главный из которых был: «Признаете ли Вы необходимость существования высшего церковного института для управления заграничными епархиями, или считаете возможным, чтобы иерархи управляли своими епархиями автономно» (17). Этот вопрос предполагает только два варианта: существование единой высшей церковной власти или полностью раздробленное существование каждой епархии в отдельности. Возможность объединения нескольких епархий в церковные округа даже не рассматривается. Вообще, в споре сторонников единого заграничного церковного центра и его противников заметно, что первые не вполне понимают принцип митрополичьих округов. В этом смысле интересна полемика проф. С. Троицкого и Г. Граббе.

Спор С. Троицкого и Г. Граббе.

Проф. С. Троицкий, крупнейший в  зарубежье специалист в области канонического права, издал в 1932 г. книгу «Размежевание или Раскол», в которой обвинял Синод в Сремских Карловцах в незаконных притязаниях на управление всей русской диаспорой. Он считал эти претензии главной причиной разделений в РПЦЗ, происшедших в середине 20-х годов. Ему в том же году ответил Г. Граббе, будущий еп. Григорий, секретарь Синода, в статье «Единение или Раздробление». Интересно рассмотреть этот поединок таких весьма сильных противников.

С. Троицкий, участник Поместного Собора (он был делопроизводителем канцелярии Поместного Собора, его подпись стоит под Докладом о Церковных Округах св. Кирилла (18)), доказывал, что «Точным выполнением Указа №362 была бы организация за границей нескольких временно автономных митрополичьих округов, возглавляемых и управляемых своими соборами епархиальных епископов под председательством окружных митрополитов» (18).

Таких округов, по его мнению, должно было быть четыре: Западно-Европейский, Ближне-Восточный (имеется в виду восточная Европа), Северо-Американский и Дальне-Восточный.

 «Такое размежевание (т.е. на четыре округа) вовсе не исключает возможности образования общих Соборов епископов этих округов, но лишь для решения вопросов чрезвычайной важности и, во всяком случае, никакого постоянного органа высшего Церковного Управления в виде Синода, Высшего Церковного Совета и т.д. создавать не нужно» (19).

 «Вся заграничная часть Русской Церкви, разделенная на несколько автономных митрополичьих округов, объединенных периодически созываемым  общим Собором, пребывала бы в мире и спокойствии» (20). «Стремление сохранить непрерывное единство церковного управления, своего рода церковный империализм, и является главной причиной церковных нестроений» (21).

Указ №362 предписывает в случае, если епархия окажется отрезанной от центра, чтобы епархиальный Архиерей вошел в сношение с Архиереями соседних епархий на предмет организации высшей инстанции церковной власти для нескольких епархий, находящихся в одинаковых условиях.

По мнению проф. Троицкого,  все зарубежье не могло быть организовано как один митрополичий округ, потому что все епархии русской диаспоры не могли рассматриваться как «находящиеся в одинаковых условиях». Он возражал: «В самом деле, разве можно назвать соседними и находящимися в одинаковых условиях русские епархии в Югославии, в Китае и Америке?» (22) Трудно считать находящимися в одинаковых условиях епархии, находящиеся на огромном расстоянии друг от друга. Одинаковым было лишь их свободное положение по отношению к большевицкой России.

Положение русских людей, живших в различных государствах, в различных политических системах, в различных частях света, очень различалось. А как мы помним, при обсуждении на Поместном Соборе вопроса распределения епархий Русской Церкви по митрополичьим округам, прежде всего принимались во внимание общие нужды населения и легкость сообщения между епархиями. Например, в докладе св. митр. Кирилла на Поместном Соборе дается приблизительное разделение епархий Русской Церкви на митрополичьи округа. Согласно этому разделению, Северо-Американские епархии составляют один церковный округ, который, конечно, не включает в себя все зарубежные епархии (23).

Г. Граббе возражал ему: «Если все епископы согласны и желают объединиться, то почему же им этого не сделать? Если имеет право на образование высшего Церковного Управления или Митрополичьего округа каждая отдельная оторванная епархия, то по какой логике г. Троицкий оспаривает то же право у их совокупности? Моральный же вес объединенной Русской Церкви во всяком случае всегда будет больше, чем вес ее в раздробленном виде»  (24). «Странно говорить и о невозможности иметь один центр для всей заграничной Церкви после того, что уже больше 10-ти лет существует такой центр» (25). «ВРЦУ объединило все зарубежные епархии... Это объединение еще не обосновалось на Постановлении 1920 г. (Указ №362) потому, что его еще не знали, но здоровое церковное сознание всем подсказывало, что заграничная Церковь должна быть объединена, что, объединенная, она имеет значительный вес, который может послужить на пользу и гонимым братьям в России» (26). «Благо Церкви отнюдь не требует дробления, а кроме того оно не может пройти безболезненно, раз находит его невозможным и ненужным подавляющее большинство русских архиереев» (27).

Г. Граббе убедительно аргументирует в пользу объединения всей заграничной части Русской Церкви. Существование Синода обосновывается им на соображениях церковной пользы и на том, что он произведен самой  жизнью и принят церковным сознанием большинства архиереев. Однако, Г. Граббе не имеет сильных аргументов против утверждения С. Троицкого, что единый церковный центр зарубежья  не соответствует как букве, так и мысли Указа №362. Если и можно, с некоторой натяжкой, оправдать такой центр на основании Указа №362, то справедливо и обратное: т.е. если бы в Зарубежье было изначально организовано несколько церковных округов, то на основании Указа №362  было бы невозможно требовать подчинения их одному центру.

Сам митр. Антоний рассматривал РПЦЗ как единый митрополичий округ. Он пишет митрополиту Елевферию Литовскому (1934 г.): «За границей, на основании указа от 7/20 ноября 1920 года давно уже образована временная митрополичья область, во главе коей я и нахожусь» (28).

Если РПЦЗ было объединением епархий в один митрополичий округ, то как тогда объяснить тот факт, что внутри РПЦЗ были части, выделенные в меньшие митрополичьи округи? Так, по определению архиерейского собора 1923 г., Западно-Европейская епархия была выделена в автономный митрополичий округ.

В 1935 г. на Архиерейском Соборе была произведена попытка преодолеть церковные разделения путем создания митрополичьих округов. Согласно Временному Положению о Русской Православной Церкви за границей (1936 г.), были образованы четыре митрополичьих округа, состоящие из нескольких епархий. Округи выбирали своего митрополита и представляли кандидатуры для посвящения в епископы, которые утверждались Синодом. Так что округи были только частично автономны, и подчинялись Карловацкому Синоду. Таким образом, это Временное Положение было как бы компромиссным вариантом, сохраняющим и централизацию, и частичную автономию областей. Одними из творцов этого Положения были проф. С. Троицкий и Г. Граббе (29).

Временное Положение 1936 г. очень близко повторяет канонические формы митрополичьих округов, выработанные на Поместном Соборе 1918 г. Только по Положению 1936 г., митрополичьи округа подчиняются зарубежному Синоду, тогда как митрополичьи округа, принятые Поместным Собором, подчинялись Высшей Российской церковной власти.

Отсюда совершенно очевидно, что Синод РПЦЗ не был возглавлением одного митрополичьего округа, в соответствии с Указом №362, а как бы альтернативой общецерковного высшего управления. Однако Указ №362 ничего не говорит о создании церковного центра, которому бы подчинялись несколько церковных округов. Такого образования Указ не предвидит и не предписывает. Отсутствие высшей церковной власти отнюдь не означает, что кто-либо может претендовать на такую власть, не имея на это санкций высшей церковной власти. 

Значение Синода РПЦЗ для Русской Церкви можно видеть из того, что он очень мешал Советам. Они делали все, что было в их силах, чтобы уничтожить единый зарубежный церковный центр. Они действовали вначале через Патр. Тихона, а затем через митр. Сергия, вынуждая их издавать указы об упразднении Карловацкого Синода. Причина этого очевидна. Синод митр. Антония придерживался монархической идеологии и стоял на непримиримой позиции по отношению к большевицкой власти, тогда как церковные центры в Америке и в Париже были гораздо либеральнее. Не имея возможности как-либо влиять на Карловацкий синод, большевики делали все возможное, чтобы ограничить его влияние на русское рассеяние.

Напротив, в Советской России большевики отнюдь не желали прекращения деятельности высшей церковной власти. Они боялись децентрализации, в соответствии с Указом №362, потому что в этом случае им было бы гораздо сложнее осуществлять свое влияние на всю Церковь. Они ставили целью подчинить церковную верхушку своему влиянию, чтобы через нее подчинить себе всю Церковь (37).

Советские агенты десятилетиями трудились над духовным подчинением русской диаспоры. Их огромной победой было то, что Архиерейский Синод, единый церковный центр Зарубежья, сам стал подвержен пропаганде за соединение РПЦЗ с МП. Но представим себе, что РПЦЗ была бы организована как несколько независимых округов, в таком случае это значительно усложнило бы задачу для деятелей соединения с МП. Если бы какой-нибудь из церковных центров поддался на московскую пропаганду, то другой, более консервативный центр, мог бы объединить здоровые силы, и мы не оказались бы в таком катастрофическом положении, в котором сейчас находимся.

Наше положение

 

Совершенно очевидно, что сейчас нельзя даже представить себе единый административный центр Русской Церкви, с другой стороны, его существование, возможно, и не было бы полезно. Церковная жизнь, как в России, так и за рубежом должна строиться на основании указа №362 – основного руководящего канонического документа. В соответствии с этим указом, должны быть сформированы на добровольных началах церковные округа, состоящие из нескольких епархий (не менее трех-четырех) (Автокефальной может быть лишь та Церковь, которая сама может поставлять и судить своих епископов. Для избрания нового епископа необходимо участие на соборе 3-х епархиальных епископов и утверждение 4-го – митрополита. (4-е правило 1-го Всел Соб.) (30). Эти округа будут временно автономными, до восстановления законной канонической Высшей Церковной Власти в Русской Церкви.

Архиереи округа должны будут избрать из своей среды первоиерарха, в отношении к которому будут исполнять обязанности, налагаемые 34-м Апостольским правилом. Такие округа будут поддерживать между собой евхаристическое общение и тесные связи, выражающиеся в братском общении и взаимопомощи. По временам будут собираться общие соборы для разрешения общецерковных вопросов. Однако, в административном отношении каждый округ будет независимым. Нетрудно видеть, что такая организация Церкви будет возвратом к первохристианским каноническим формам.

У нас уже исторически сложились церковные образования, наподобие церковных округов – это так называемые «осколки». Конечно, эти церковные образования имеют большие недостатки, например, то, что они территориально накладываются друг на друга. Но у них есть и одно важное достоинство – они уже существуют. А церковное строительство имеет в виду наличный строительный материал. Собственно, проблема «осколков» не в самом дроблении, - это дробление имеет свои позитивные стороны, и оно вполне канонично. Так выглядела Церковь в древности, и подобное дробление предвидится Указом №362. Главная проблема «осколков» в том, что между ними нет литургического общения, и многие из них не имеют соборности.

В основание литургического общения между «осколками», как и было в древней Церкви, должны быть положены: православное исповедание и законность иерархии. Евхаристическое общение невозможно только с неправославными, не имеющими правильного рукоположения, или запрещенными клириками. Если этих препятствий не имеется, то нет никакой причины отказываться от совместного служения. Необходимо нам всем осознать ненормальность положения, когда православные архиереи не имеют евхаристического общения друг с другом и нисколько не заботятся об этом.

Таким образом, до восстановления законной высшей церковной власти Русская Поместная Церковь  должна представлять из себя церковные округа, находящиеся в литургическом общении друг с другом. Процесс объединения «осколков» нужно видеть не в административном слиянии их в одну структуру или подчинении всех одному центру, а в том, чтобы между ними установилось евхаристическое и братское общение, вместо нынешнего соперничества, претензий и взаимных отлучений.

Принцип, выраженный в Положении о РПЦЗ: «Русская Православная Церковь заграницей есть неразрывная часть поместной Российской Православной Церкви, временно самоуправляющаяся на соборных началах» - остается в силе. Однако, его нужно относить не к какой-либо одной части Зарубежной Церкви, а ко всем в совокупности.

«Осколки» оспаривают друг у друга правопреемство от дораскольной Зарубежной Церкви, однако, его не существует. Как было сказано выше, Синод РПЦЗ существовал не на основании каких-либо канонических актов, а, скорее, вопреки им. Смысл существования Синода был в том, что он являлся носителем церковной правды. Когда же впоследствии Синод впал в соблазн сергианства, то он утерял всякое значение. Каноническое обоснование Синода было в его высоком духовно-нравственном авторитете и в соображениях церковной пользы. (Каноничным следует считать то, что полезно для Церкви. (В.В. Болотов)) (31)  

Получается странная картина: «осколки» соревнуются за обладание несуществующим наследством. Наследство Зарубежной Церкви состоит не в каких-то особых канонических правах – их нет, а в духе истинной церковности, в мудрости царского пути, соединяющего твердое стояние в истине и хранение предания Церкви, но без уклонения в крайности фанатизма и сектантского мышления. К сожалению, о стяжании этого духовного наследства Зарубежной Церкви наши «осколки» нисколько не заботятся.

В высшей степени странно, когда какой-нибудь маленький «осколок», не имея за собой ни малейшего морального авторитета, претендует на высшую власть над всей Русской Церковью, на основании какого-то невнятного правопреемства от прежней РПЦЗ, как, например, это было сказано в недавнем «Заявлении Архиерейского Собора РПЦЗ [А]» (32).

«Осколкам» нечего делить и не из-за чего соперничать. Все они являются временно-самоуправляющимися частями Русской Поместной Церкви, независимо от того, где они находятся, в России или за рубежом, и какой бы аббревиатурой они себя ни называли. Однако, им нужно организоваться на началах соборности, согласно с Указом №362, чтобы из «осколков» стать каноничными Церковными Округами.

Запрещения

Отдельно рассмотрим вопрос запрещений в священнослужении, которым подверглись некоторые «осколки». Иерархия большинства «осколков» имеет несомненное апостольское преемство, но каноничность их остается под вопросом из-за того, что эти «осколки» при своем образовании были расценены как раскол и их епископат был подвержен запрещению.

Запрещения в священнослужении могут быть наложены с различной целью и имеют различный смысл. Например, запрещение может быть наложено на время, как наказание за какой-либо проступок, также запрещение налагается на обвиненного клирика прежде церковного суда над ним. В нашем случае бессрочное запрещение было наложено на епископов, вышедших из повиновения церковной власти и составивших свою отдельную юрисдикцию. Такое запрещение налагается на непослушных, чтобы вернуть их к послушанию. В истории Церкви такое случалось множество раз. Почти каждый раз, когда происходило отделение «дочерней» Церкви от Церкви-матери, это было связано с расколом и прещениями. Так это было, например, когда Болгарская Церковь самовольно отделилась от Константинополя в 1872 г.

Существуют только три возможности, чтобы такое запрещение было снято, и восстановился мир в Церкви. 1). Если непокорная группа епископов раскается и вернется в послушание церковной власти. 2). Если сама церковная власть смягчится и снимет запрещение. 3). При неуступчивости церковной власти запрещенные могут апеллировать к суду высшей церковной инстанции (33).

Например, в 1935 г. произошло примирение между Синодом Зарубежной Церкви и митр. Евлогием и митр. Феофилом, которые вернулись в послушание Синоду, и с них были сняты запрещения.

Но в отношении «осколков», запрещенных Синодом РПЦЗ (как, например, Суздальская группа), проблема состоит в том, что больше не существует церковной власти, наложившей это запрещение (т.е. она впала в сергианство), и, таким образом, нет возможности примириться и освободиться от запрещения. А запрещение может быть снято только той Церковью, которая его наложила, (Ап. правило 32; 1-го Всел. Соб. 5-е правило) или церковным собором, значительно более авторитетным. Также нет возможности и апеллировать к высшей церковной инстанции, поскольку ее для нас также не существует. Конечно, многие «осколки» претендуют на правопреемство от Синода РПЦЗ, но как уже было сказано, такие претензии беспочвенны.

Поскольку не имеется возможности по канонам снять прещения, наложенные Синодом РПЦЗ до 2007 г. или Синодом митр. Виталия (2001 г. - 2007 г.), то уже не имеет смысла признавать эти прещения. Их нужно считать как небывшие. Эти прещения могли бы быть сняты общим собором архиереев «осколков».

Что же касается  взаимных запрещений, наложенных уже иерархией «осколков» друг на друга, то эти запрещения были подчас наложены на основании неверных канонических представлений. По этой причине их можно было бы просто игнорировать.

По слову одного современного церковного деятеля, «процесс "собирания осколков" должен на первой стадии быть больше "идейным", а не организационно-административным. Пора, наконец, сформулировать яркую и убедительную идеологию, или, выражаясь богословским языком, "экклезиологию осколков", которая постепенно станет более популярной и влиятельной, чем старая "административно-синодальная экклезиология"» (34).

По моему мнению, такая «экклезиология осколков» достаточно ясно определена Указом №362. Как это выразил прот. Николай Артемов: «По сути, Указом № 362 дана санкция на переустройство всей Русской Церкви по принципу митрополичьих или церковных округов, сохраняющих между собою духовное единение до возможности свободно определить свою общую жизнь на уровне всецелой Русской Церкви» (35).

В заключение приведу слова одного из исповедников Русской Церкви: "Из истории мы видим, что частей Церкви Вселенской ничто подчас не объединяло, кроме причащения от Единого Хлеба-Христа, одного возглавления на небесах... Церковь не гибнет, когда внешнее ея единство разрушается. Она не дорожит внешней организацией, заботясь о сохранении своей истины" (36).

               

Примечания

1. Положение О Русской Православной Церкви Заграницей.

2. Постановление Святейшего Патриарха, Священного Синода и Высшего Церковного Совета Православной Российской Церкви от 7/20 ноября 1920 года за № 362.

3. Протоиерей Николай Артемов. К Всезарубежному Собору 2006 года.

4. С.В. Троицкий. Размежевание или Раскол. стр. 12

5. С.В. Троицкий. Размежевание или Раскол. стр. 12

6. С.В. Троицкий. Размежевание или Раскол. стр. 13

7. Деяния Священного Собора Православной Российской Церкви 1917-1918 гг. Том 11-й. Деяние 168. стр. 197

8. Архивные Документы Священномученика Кирилла (Смирнова). Доклад Отдела о Высшем Церковном Управлении о Церковных Округах на Священном соборе 1917-1918 гг. стр. 257

9. Деяния Священного Собора Православной Российской Церкви 1917-1918 гг. Том 11-й. Деяние 168. стр. 200-201

10. Архивные Документы Священномученика Кирилла (Смирнова). Доклад Отдела о Высшем Церковном Управлении о Церковных Округах на Священном соборе 1917-1918 гг. стр. 259

11. Деяния Священного Собора Православной Российской Церкви 1917-1918 гг. Том 11-й. Деяние 169. стр. 216

12. Протоиерей Николай Артемов. Постановление № 362 от 7/20 ноября 1920 г. и закрытие зарубежного ВВЦУ в мае 1922 г.

13. С.В. Троицкий. Размежевание или Раскол. стр. 142

14. Архиеп. Никон, Жизнеописание митр. Антония. т. 6, стр. 205-206. цит. по В. Русак. Русская Зарубежная Церковь.

15. М.В. Шкаровский. Возникновение Русской Православной Церкви Заграницей и Религиозная Жизнь Российских Эмигрантов в Югославии. стр. 151                            

16. С.В. Троицкий. Размежевание или Раскол. стр. 33

17. М.В. Шкаровский. Возникновение Русской Православной Церкви Заграницей и Религиозная Жизнь Российских Эмигрантов в Югославии. стр. 110                            

18. С.В. Троицкий. Размежевание или Раскол. стр. 134

19. С.В. Троицкий. Размежевание или Раскол. стр. 137

20. С.В. Троицкий. Размежевание или Раскол. стр. 45

21. С.В. Троицкий. Размежевание или Раскол. стр. 7

22. С.В. Троицкий. Размежевание или Раскол. стр. 49

23. Архивные Документы Священномученика Кирилла (Смирнова). Доклад Отдела о Высшем Церковном Управлении о Церковных Округах на Священном соборе 1917-1918 гг. стр. 261

24. Еп. Григорий (Граббе). Церковь и Ее Учение в Жизни. том 1-й. Монреаль 1964. стр. 209

25. Еп. Григорий (Граббе). Церковь и Ее Учение в Жизни. том 1-й. Монреаль 1964. стр. 210

26. Еп. Григорий (Граббе). Церковь и Ее Учение в Жизни. том 1-й. Монреаль 1964. стр. 215

27. Еп. Григорий (Граббе). Церковь и Ее Учение в Жизни. том 1-й. Монреаль 1964. стр. 219

28. Архиеп. Никон, т. 7, стр. 355-357. Цит. по Владимир Русак. Зарубежная Церковь и митрополит Сергий.

29. Протопресвитер Георгий Граббе. Правда о Русской Церкви на Родине и за Рубежом. Jordanville, N.Y., 1961, стр. 3—5.

30. С.В. Троицкий. Размежевание или Раскол. стр. 36

31. С.В. Троицкий. Размежевание или Раскол. стр. 33

32. https://internetsobor.org/rptsz/tserkovnye-novosti/rptsz/rptsz-zayavlenie-arkhierejskogo-sobora.

33. С.В. Троицкий. Размежевание или Раскол. стр. 65-66

34. А. Солдатов. Главный редактор вебсайта «Портал-Кредо»

35. Протоиерей Николай Артемов. К Всезарубежному Собору 2006 года.

36. Протоиерей Михаил Польский. Каноническое положение высшей церковной власти в СССР и заграницей .

37. Из письма Троцкого в Политбюро: «Централизованная церковь при лойяльном и фактически бессильном патриархе имеет известные преимущества. Полная децентрализация может сопровождаться более глубоким внедрением церкви в массы путем приспособления к местным условиям.» Лекция прот. Г. Митрофанов. «История Церкви ХХ века сквозь призму личности Патриарха Тихона»

38. ДЕЯНИЯ РУССКОГО ВСЕЗАГРАНИЧНОГО ЦЕРКОВНОГО СОБОРА 21 ноября – 3 декабря 1921 года в Сремских Карловцах.

                                 

 Источники и литература

1. Епископ Григорий (Граббе). Каноны Православной Церкви.  https://lib.pravmir.ru/library/readbook/2286#sel

2. Протоиерей Николай Артемов. К Всезарубежному Собору 2006 года. https://www.pravoslavie.ru/5441.html

3. Положение О Русской Православной Церкви Заграницей. 
    https://sinod.ruschurchabroad.org/Arh%20Sobor%201964%20Polojenie%20o%20ROCOR.htm

4. С.В. Троицкий. Размежевание или Раскол. YMCA Press. Paris 1932 https://lib.kdais.kiev.ua/files/razmejevanie%20i%20raskol.pdf

5. Архивные Документы Священномученика Кирилла (Смирнова). Доклад Отдела о Высшем Церковном Управлении о церковных округах на       Священном соборе 1917-1918 гг. https://pstgu.ru/download/1172600253.scshmch_kirill.pdf

6. Протоиерей Николай Артемов. Постановление № 362 от 7/20 ноября 1920 г. и закрытие зарубежного ВВЦУ в мае 1922 г.
    https://www.anti-raskol.ru/pages/2514

7. Владимир Русак. Зарубежная Церковь и митрополит Сергий. https://www.apocalyptism.ru/Rusak.Russian-Church-2.htm

8. А.В. Попов. История русских зарубежных церковных разделений в ХХ веке. https://www.anti-raskol.ru/pages/2535

9. Владимир Русак. Русская Зарубежная Церковь. https://www.apocalyptism.ru/Rusak.Russian-Church-1.htm

10. М.В. Шкаровский. Возникновение Русской Православной Церкви Заграницей и Религиозная Жизнь Российских Эмигрантов в Югославии.  
      https://christian-reading.info/data/2012/04/2012-04-04.pdf

11. Епископ Григорий (Граббе). Русская Церковь перед лицом господствующего зла.
      https://rpczmoskva.org.ru/wp-content/uploads/grabbe_rus.htm

12. Протоиерей Михаил Польский. Каноническое положение высшей церковной власти в СССР и заграницей.              
     https://omolenko.com/otstuplenie/polsky.htm?p=all

13. Еп. Григорий (Граббе). Церковь и Ее Учение в Жизни. том 1-й. Монреаль 1964

14. Деяния Священного Собора Православной Российской Церкви 1917-1918 гг. Том 11-й. Деяния 168-169.  
     https://www.bogoslov.ru/data/514/413/1234/Dejanija11.pdf

15. Временное Положение о Русской Православной Церкви заграницей. 1936 г.  
      https://sinod.ruschurchabroad.org/Arh%20Sobor%201936%20Vremennoe%20polojenie.htm

16. Протопресвитер Георгий Граббе. Правда о Русской Церкви на Родине и за Рубежом. Jordanville, N.Y., 1961

17. Постановление Святейшего Патриарха, Священного Синода и Высшего Церковного Совета Православной Российской Церкви от 7/20    
     ноября 1920 года за № 362.
     https://www.synod.com/synod/documents/ukaz_362.html

18. Лекция прот. Г. Митрофанова. «История Церкви ХХ века сквозь призму личности Патриарха Тихона»
     https://www.pravmir.ru/istoriya-tserkvi-hh-veka-skvoz-prizmu-lichnosti-patriarha-tihona-vtoraya-lektsiya/

19. ДЕЯНИЯ РУССКОГО ВСЕЗАГРАНИЧНОГО ЦЕРКОВНОГО СОБОРА 21 ноября – 3 декабря 1921 года в Сремских Карловцах 
      https://sinod.ruschurchabroad.org/Arh%20Sobor%201921%201%20vsezarub%20deyaniya.htm

 

Пожалуйста, поддержите "Портал-Credo.Ru"!


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-17 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования